Ольга Логинова, фото автора

Имена собственные

Попытки понять логику переименований улиц и микрорайонов

Имена собственные

В декабре жители микрорайона Бутаковка внезапно узнали, что теперь живут в Музтау. Дочь архитектора Сауле Бультриковой, живущей здесь с 1996 года, однажды утром очень удивилась, взглянув на квитанцию и увидев там новые названия своего микрорайона и улицы. Так, улица Ключевая стала Айдарлы. Что это значит, представители власти жителям объяснить не смогли.

Однако объяснили основания переименования: «Согласно постановлению Правительства Республики Казахстан от 24 февраля 2014 года №138, мнение населения соответствующей территории учитывается на основании проведенных публичных слушаний в постоянных комиссиях маслихата и оформляется протоколом. Протоколы постоянных комиссий соответствующих маслихатов в течении семи рабочих дней размещаются на интернет-ресурсе местных исполнительных органов и публикуются в средствах массовой информации, распространяемых на территории соответствующей административно-территориальной единицы. Проект постановления акимата города Алматы и решения маслихата города Алматы VI созыва был рассмотрен на заседании Общественного совета города Алматы без замечаний и предложений». И, очевидно, без самих жителей.

На запрос Vласти о том, в какой форме учитывается мнение жителей при переименованиях, акимат города также ответил, что для этого проводятся публичные слушания в постоянных комиссиях маслихата, а предложения, озвученные на слушаниях, передаются ономастической комиссии. Протокол заседания постоянной комиссии маслихата, на котором Бутаковка стала Музтау, действительно опубликован в открытом доступе на сайте «Вечерний Алматы». Ни одного замечания или предложения от жителей в протоколе нет, как и ни одного жителя в списке присутствующих. Представитель управления по развитию языков, однако, по телефону объяснил Vласти, что мнение жителей собирается до заседания маслихата, а предложения по переименованию предварительно публикуются в СМИ для обсуждения. На вопрос, почему же тогда жители Бутаковки узнали о переименовании только постфактум, исполняющий обязанности руководителя управления по развитию языков Бакыт Калымбет ответил, что вероятно, какие-то механизмы не сработали. «Механизм предварительного обсуждения до вынесения решения нужно совершенствовать», – сказал он по телефону корреспонденту Vласти.

В начале января недовольные обитатели Бутаковки собрались обсудить переименование. По словам местных активистов, на встречу приехал представитель управления по развитию языков и сказал, что микрорайон переименован по решению жителей. «По какому решению жителей? Покажите мне хоть одного жителя, все против переименования», – говорит активистка микрорайона Людмила Светличная. По ее словам, в микрорайоне живет всего около пятисот человек, и практически все друг друга знают. По словам другой жительницы Бутаковки Елены Усольцевой, активисты также потребовали от представителя властей хоть какой-нибудь документ или видео, подтверждающее учет мнения местных жителей при переименовании, но власти ничего предоставить не смогли. Тогда активисты написали в акимат письмо с просьбой оставить старое название, под ним подписалось 105 человек.

«Мы, нижеподписавшиеся жители микрорайона Бутаковка, обращаемся к вам с требованием оставить нам наше название м-на, т.е. мкр. Бутаковка. У нас много причин, чтобы оставить нам наше название. М-ну более двухсот лет, старое название Бұтақ – много веток, деревьев, что соответствует действительности. У нас достаточно насущных проблем, и их надо решать… Освещение еще в 12 году обещали, газ не довели, дороги не ремонтируются, воды и канализации нет...», – написали акиму жители 9 января.

Также, по словам жителей, представитель ведомства сообщил, что решение о переименовании микрорайона приняли и потому, что предыдущее название устарело. Как ответили на запрос Vласти в акимате, улицы подлежат переименованию и при «идеологически устаревшем наименовании».

«Я так поняла, они ссылались (на то, что – V) был генерал Бутаков, – объясняет Людмила Светличная. – Но он не имеет к нам никакого отношения».

В Семиречье действительно служил казачий офицер Николай Борисович Бутаков. «С конца 1860 года, проявив себя в Узун-Агачском сражении с самой лучшей стороны, уже в чине войскового старшины занял должность начальника Заилийского отряда, сменив на этом посту уехавшего в Сибирское войско Д. Шайтанова», – пишет о нем Александр Григорьевич Лухтанов в иллюстрированной энциклопедии «Город Верный и Семиреченская область». В 1865 году Бутаков охранял границу с Китаем, однако после этого его следы теряются – возможно, это связано с делом о растрате казенного имущества, которое на офицера завели в 1862 году. «Связи имени Бутакова с названием одноименного ущелья в горах под Верным не обнаружено», – пишет Лухтанов, ссылаясь на труды историков о Семиреченском казачьем войске.

Название Бұтақ, по словам Людмилы Светличной, является историческим для ущелья. «Это казахское название, то бишь, много веток, много деревьев. Это было двести лет назад. А потом просто сделали «Бутаковка», так удобнее говорить. Старожилы, кто здесь вырос, они мне подробно все это рассказали, а они это слышали от своих родителей», – говорит активистка. Жительница Бутаковки Сауле Бультрикова также отмечает, что Бутаковка – это место, откуда разветвляются три ущелья – Кимасаровское, Талгарское и Бутаковское, а слово «бұтақ» также на казахском означает «отросток, ответвление». Новое же название, Мұзтау, по ее мнению никак не относится к микрорайону. «Где вы здесь видите ледяную гору?», – согласна с ней Светличная.

Новые названия улиц, по словам Людмилы Светличной, также не имеют к микрорайону никакого отношения. «Я спрашивала перевод, почему нашу улицу Айдарлы назвали. Толком никто ничего не знает, каждый со своей версией. Одна из версий — «простор» – какой тут простор? Две машины не могут разъехаться – такая просторная улица!», – смеется активистка. Когда у улиц Бутаковки еще не было названий, и впервые решалось, как их назвать, активистку пригласили в сельсовет для обсуждения. «Решили, что вот это будет Ключевая улица, поскольку там много ключей. А Южная – потому что южный склон, на этом склоне снег тает, его практически нет. Ну и Центральная. Когда (микрорайон – V) Медеускому району передали, ее Райымбека назвали. Потом, поскольку получилось две улицы Райымбека (в городе – V), переименовали в Бейсеулова». Тем не менее, по словам активистки, жителям, живущим на одной и той же улице, до сих пор приходят разные квитанции: кому-то на Центральную, кому-то – на Райымбека, а кому-то на Бейсеулова.

Что говорят ученые

В своем докладе «Ономастика современного города» ученые и преподаватели КазНУ Гульмира Мадиева и Гульнара Борибаева отмечают, что в топонимии Казахстана отражаются такие процессы, как «реформирование экономики, изменение этнополитической ситуации, возрождение народных традиций, обращение к историческому прошлому, национальным культурным ценностям», они же послужили «импульсом к топонимическому имятворчеству, активизации процесса по упорядочению наименований и переименований различных объектов». «Этот процесс отразился, прежде всего, на таких названиях, как урбанонимы (названия улиц, внутригородских объектов, жилых комплексов и бизнес-центров)», – пишут ученые.

По мнению ученых, переименования происходят на всем постсоветском пространстве и «считаются закономерными в ходе социального переустройства жизни общества на всех переломных исторических этапах». Мадиева и Борибаева в своей работе также ссылаются на исследования Лотмана и Успенского, которые изучали переименования в период петровских реформ в России. «В этой тенденции ярко проявились черты мифологичности сознания. „Это сотворение “новой” и “златой” Руси мыслилось как генеральное переименование – полная смена имен: смена названий государства, перенесение столицы и дача ей “иноземного” наименования, изменение титула главы государства, названий чинов и учреждений, перемена местами “своего” и “чужого” языков в быту и связанное с этим полное переименование мира как такового. (...) Смена названия мыслится как уничтожение старой вещи и рождение на ее месте новой, более удовлетворяющей требованиям инициатора этого акта», – цитируют казахстанские ученые российских исследователей. Имена собственные, как отмечают Мадиева и Борибаева, являются «языковыми знаками картины мира, создаваемой определенным народом в определенный исторический период».

фото Жанары Каримовой

Преподаватель кафедры общего языкознания и иностранной филологии Асем Акшолакова в своей работе «Языковая политика и топонимика Казахстана» отмечает, что многие казахские названия изменили свое первоначальное звучание и написание при передаче на русский язык. В нынешнем же подходе к переименованию, по выводам ученой, преобладает исторический принцип:

«Согласно положению „О Государственной ономастической комиссии“, целью данной комиссии является формирование единого подхода к наименованию и переименованию географических объектов, упорядочению употребления и учета топонимических названий, восстановлению, сохранению исторических названий как составной части историко-культурного наследия Республики Казахстан. Таким образом, исторический принцип закрепляется как основной в подходе к переименованию географических объектов. Его вполне оправданно применять в отношении тех географических объектов и населенных пунктов, названия которых были изменены в советское время», – пишет Акшолакова. Ученая также отмечает, что упорядочению подлежат топонимы с определенной кодифицируемой информацией: названия, отражающие идеологию дореволюционной царской России, названия-советизмы, отражающие идеологию советского строя, названия, которые повторяются в пределах одной административно-территориальной единицы, так называемые «тиражированные» названия и названия, которые были даны вместо существовавших ранее автохтонных топонимов.

Авторы книги «Топонимическое пространство Восточного Казахстана» (Г. Мадиева, О. Сапашев, Б. Бияров, А. Алимхан и А. Смаилова) также пишут, что «при определении образования топонима тем или иным способом возникают трудности, которые связаны, прежде всего, с его принадлежностью к тому или иному языку». В определенные исторические периоды названия могут быть «заимствованы и полностью адаптированы языком-рецепиентом». Однако, по мнению ученых, русскими все же считаются топонимы, созданные от нерусских по происхождению слов по русским словообразовательным моделям, например, Большенарымское водохранилище, Маралиха.

Тем не менее, как пишет Акшолакова, исторически сложившиеся в Казахстане названия используются не только в республике, но и за её пределами. «Как указывает В.И. Легенкина, „вносить какие бы то ни было коррективы в формальную структуру этих слов надо с особой осторожностью. Ведь, как правило, традиционные имена широко известны, и любые изменения их звукографического облика повлекут за собой значительную потерю и разрушение привычных ассоциативных связей, – пишет преподаватель. – Чтобы не вступать в противоречие с существующими историческими, энциклопедическими и литературными источниками, в которых функционируют традиционные названия, включенные в ономастическое пространство Казахстана, приходится считать их устоявшимися, „традиционными“ и использовать параллельно с новыми формами этих названий».

Сколько стоит переименование?

Еще одна причина, по которой жители Бутаковки выступают против переименования, это вопрос изменения правоустанавливающих и идентификационных документов. Согласно пункту 2 закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество», в тех случаях, когда изменение идентификационных характеристик недвижимости происходит по решению государственных органов, регистрация таких изменений не может быть возложена на правообладателя, в том числе при изменении наименования населенных пунктов, названия улиц, а также порядкового номера зданий и иных строений (адреса) или при изменении кадастровых номеров в связи с реформированием административно-территориального устройства Республики Казахстан, и осуществляется безвозмездно. Однако, по словам Людмилы Светличной, безвозмездно в ЦОНе выдается только справка об определении адреса. Когда микрорайон передали Медеускому району (раньше он принадлежал Талгарскому), жители уже меняли документы за свой счет. По словам активистов, тогда это обошлось около $500 для каждого дома. По словам Сауле Бультриковой, в прошлый раз для замены идентификационных документов топосъемку пришлось делать трижды, так как специалист допустил ошибки. Со сменой документов жителей пока не торопят, однако, со старыми документами затрудняется совершение сделок с недвижимостью.

В правовой информационной службе министерства юстиции Vласти объяснили, что замена правоустанавливающих и идентификационных документов на дом – это добровольная процедура:

– Это зависит от вас, если вы хотите поменять. Например, продаете, а покупателя смущает, что название улицы не совпадает. Тогда вы можете поехать в ЦОН, заказать услугу «корректировка правоустанавливающих документов». Идентификационные документы – тоже от вашего желания зависит. Это платная процедура.

Однако, обратившись по телефону, указанному на сайте электронного правительства, Vласть получила такое разъяснение:

– Сначала собственник имущества должен заказать справку по определению и уточнению адреса объекта недвижимости. Чтобы ее заказать, нужно обратиться в ЦОН, написать заявление, предоставить свое удостоверение и правоустанавливающие документы на объект недвижимости. Эту справку он (собственник – V) получит через пять рабочих дней. Как получит данную справку, свои правоустанавливающие документы на основании этой справки он подает на изменение. Услуга называется «Регистрация и изменение идентификационных характеристик» и осуществляется в течение трех рабочих дней.

– Это все бесплатно? И справки, и замена документов?

– Да, бесплатно. Не замена, там внесение изменений будет.

В ЦОНе Медеуского района корреспонденту сказали подойти лично для консультации по изменению правоустанавливающих и идентификационных документов и комментарий по телефону не дали.

Между тем, согласно приказу Министра юстиции Республики Казахстан от 28 января 2016 года за № 44, «последующее обследование проводится на безвозмездной основе без обследования с выездом на место при изменении идентификационных характеристик недвижимого имущества происходящих по совместному решению местных представительных и исполнительных органов, в том числе при изменении наименования населенных пунктов, названия улиц, а также порядкового номера зданий, иных строений (адреса) или при изменении кадастровых номеров. По данным изменениям, при обращении собственника недвижимого имущества, Государственной корпорацией вносятся исправления в технический паспорт в течение 1 рабочего дня».

фото Жанары Каримовой

«На переименование улиц и микрорайонов города Алматы не предусматривается выделение бюджетных средств»

Запрос Vласти о стоимости аншлагов (табличек с названиями улиц) долго перенаправлялся городским акиматом из одного управления в другое. Ранее в городском акимате ответили, что «на переименование улиц и микрорайонов города Алматы не предусматривается выделение бюджетных средств». Если внимательно приглядеться к аншлагам по улице Гоголя, можно увидеть, что на них указан логотип ОАО Бахус. В 2017 году, после переименования улицы Фурманова, аншлаги заменили за счет бизнесменов и депутатов маслихата Мурата Адильханова, Вячеслава Банщикова и Владислава Ли. Они сами выступили с инициативой проспонсировать смену табличек в рамках социальной ответственности бизнеса. По данным акимата Медеуского района, спонсоры выделили на смену аншлагов на нынешнем проспекте Назарбаева 2 млн тенге.

В акимате Медеуского района Vласти также ответили, что на переименованных в конце прошлого года 39 улицах в районе потребуется заменить 500 аншлагов, и «на данные цели из местного бюджета предусмотрены средства в сумме 5 млн. тенге».

***

С момента получения ответа от акимата на просьбу жителей Бутаковки оставить им старое название прошел месяц. Людмила Васильевна Светличная хотела обсудить этот вопрос с градоначальником лично, записавшись на прием в акимате, однако попасть на прием пока не удалось. Активистка также вспоминает, что на отчетной встрече с населением 20 февраля аким города Бауыржан Байбек, говоря о туристическом потенциале региона, дважды произнес «Бутаковка» и ни разу – «Мұзтау». Светличная также рассказала, что ее просили не выступать на этой встрече, а на соседние кресла посадили «сопровождающих».

«Мы не собираемся сдаваться, – говорит Светличная. – Если не будет какой-то реакции, значит, будем подавать в суд». В случае отказа в Алматы активисты планируют подавать апелляцию уже в Верховный суд.

Рекомендовано для вас