Рустам Вафеев

Крутится мельница

В Уральске сносят комплекс паровой мельницы промышленников Овчинниковых-Ванюшиных

Крутится мельница

Уникальный памятник промышленной архитектуры возвели в царские времена, он пережил Советский Союз, но не выдержал натиска современных девелоперов. Архитектор и краевед Рустам Вафеев рассказывает о том, как он пытался спасти комплекс зданий, построенных 119 лет назад.

Комплекс паровой мельницы Овчинниковых-Ванюшиных — это группа построек, выполненных в так называемом краснокирпичном стиле промышленных зданий рубежа XIX-XX. Доминанта комплекса — огромное четырёхъярусное здание с характерной фигурной кирпичной кладкой. С северной стороны к нему примыкают турбинные залы одной из первых в Казахстане электростанций. Здесь сохранились даже полы, выложенные старинной метлахской плиткой. В просторных машинных залах когда-то стояли мощные паровые машины, чудо тогдашней техники. Дым и пар от механизмов отводился по огромной каменной трубе, памятнику мастерству уральских каменщиков. Она и сегодня высится изящным минаретом, поражая виртуозным качеством кирпичной кладки. Внутренние конструкции мельницы также интересны, они отражают переходный период между кирпичной и каркасной архитектурой на рубеже XIX-XX веков. Монолитный железобетонный каркас огражден по периметру толстыми самонесущими кирпичными стенами с арочными окнами. Просторные светлые залы после соответствующей реконструкции могли бы вместить любые коммерческие помещения и элитное жилье. Сохранились каменные лестницы с аутичными металлическими ограждениями и перилами. С верхних этажей мельницы открываются красивые виды на город и прилегающие окрестности. Самый поверхностный взгляд говорит о том, что объект имеет безусловную архитектурную и историческую ценность.

По информации из дореволюционной газеты «Уральский листок», мельница была заложена альянсом известных уральских предпринимателей Овчинниковым и Ванюшиным в 1898 году. Постройка по местным масштабам была огромной, и вызывала удивление горожан. «Грандиозная мельница Овчинникова и компании вчерне отделана и теперь только можно определить ее поражающую величину сравнительно с прежними мельницами».

13 февраля 1900 года по старому стилю объект был торжественно освящен и введен в строй. «Новый мельничный завод поражает своей грандиозностью, здание много выигрывает и от того, что фасадом обращено на площадь. В сравнении с новой, остальные паровые мельницы выглядят маленькими. Ни здание, ни капитал хозяев не имеют себе конкурентов в городе. Перед фасадом помещены три больших электрических фонаря, такие же фонари освещают амбары для хлеба и все прилегающие постройки», писал «Уральский листок» в №13 1900 года.

Ровесница ХХ века, мельница отработала все столетие, без остановки и сбоев, вплоть до краха социализма и местной промышленности. Не столь давно территория не функционирующего мелькрупкомбината, где находится памятник, была выкуплена местным девелопером Юрием Ткалуном под застройку жильем. После публикации статьи о критическом состоянии исторического Уральска, где, в частности, озвучивался готовящийся снос мельницы, появились слухи о якобы аварийном состоянии объекта. Ткалун, увы, не из племени щукиных и рябушинских, в культурных и архитектурных пристрастиях не замечен. И спрос с него, в общем-то малый, хотя в Уральске есть и иные. Так предприниматель Ришат Увалиевич Хайруллин в 2007 году поднял за собственные средства из руин памятник культовой архитектуры 80-х годов XIX века Красную мечеть. До развалин её тогда довели своим бездействием местные власти, ровным счетом также, как и сейчас подвели огромную старинную мельницу под бульдозеры Ткалуна. И тут снова возникает вопрос, уже набивший оскомину: как такое может происходить в городе, где власти официально хвастаются уникальным историческим наследием, ратуют за развитие туризма, где на протяжении трех десятков лет работает специальная инспекция по охране объектов исторического наследия?

История, как обычно банальна. В 2011 году мне удалось организовать совместный осмотр дореволюционных объектов уральского Мелькрупкомбината руководством областной инспекции по охране памятников и сотрудниками общественного музея «Старый Уральск». Тогда руководитель инспекции Н.Р. Мамаев лично убедился в ценности объектов и обещал начать процедуру их внесения в реестр объектов культурного наследия. Вскоре Мамаев скоропостижно скончался, коллектив инспекции сменился. Вместо инициативного, реально болевшего за сохранность исторических объектов чиновника, в инспекцию пришли малокомпетентные и пассивные люди. За 8 лет они не ударили палец о палец для того, чтобы изучить объекты и взять их под государственную охрану, чем прямо спровоцировали будущий вандализм. Когда же информация о предстоящем уничтожении объекта начала распространяться по городу, неравнодушные общественники обратились с вопросами к нынешнему начальнику инспекции Т. Жусупкалиеву.

Чиновник, в чьей власти и сейчас есть право остановить снос и начать процедуру изучения и сохранения объекта, порекомендовал общественникам как-нибудь самим уговорить девелопера не сносить памятник!

Ответ, поражающий своим цинизмом и вызывающий встречные вопросы: что это, просто лень и нежелание госслужащих исполнять свои служебные обязанности, страх перед девелопером или что-то другое?

В конце сентября этого года, во время короткой встречи с акимом города Абатом Шаныбековым и главным архитектором Темирбулатом Шакиржановым мне удалось лично передать фотографии мельницы с просьбой остановить вандализм. Буквально следом, общественно-культурный фонд «Старый Уральск» уже официально обратился в областной акимат с аналогичной просьбой. Более того, фонд высказал глубокую озабоченность вандализмом, принявшим в последнее время системный характер. Ответ по настоящее время не получен. Зато был получен ответ из Министерства культуры и спорта Казахстана за подписью вице-министра Нуркисы Дауешева, в который я направил запрос по поводу застройки территории бывшего мясокомбината жилым комплексом. В результате, под снос попали другие памятники дореволюционной промышленной архитектуры Уральска, объекты Хладобойни. По словам чиновника, «согласно действующему законодательству выявление объектов историко-культурного наследия, их учет является компетенцией местных исполнительных органов, в данном случае акимата Западно-Казахстанской области». Круг, начавшись с акимата, замкнулся на нем же, собственно, и определив главного виновника вандализма. Не получив официальных ответов на запросы, зададим их открыто: почему чиновники акимата своим бездействием «подписывают» смертные приговоры историческим объектам и, фактически, сталкивают бизнес и общественность, создавая никому ненужную социальную напряженность? Что им мешает прямо сейчас, когда это еще возможно, остановить бессмысленное разрушение?

На заре индустриализации Уральск стал западным форпостом прогресса, воротами, через которые ХХ век входил Казахстан. Именно в небе Приуралья взмыл первый аэроплан, к местному вокзалу подошел первый железнодорожный состав, на Урале был спущен первый пароход. На улицах Уральска появился первый автомобиль, здесь вышла первая газета, открылись первый театр и синематограф, были получены первые телеграммы и зазвонили первые телефоны. На паровых мельницах Уральска, в том числе Овчинниковых - Ванюшиных были выданы первые киловатты электроэнергии Казахстана, которые позволили не только впервые осветить городские улицы, но и сумеречные умы обывателей. Но как же все изменилось за столетие! Сегодня не только казахстанцы, но и сами уральцы об этом практически ничего не знают. Век безумной борьбы с собственной историей не прошел даром. В то время, как международные архитектурные конкурсы демонстрируют многочисленные и блестящие примеры сохранения и использования памятников промышленной революции, нынешний Уральск показывает невежество, равнодушие и варварство.

Рекомендовано для вас