Асхат Садуов, урбанист: «Житель Астаны постоянно ждет конкретных директив, как ему жить в этом городе»

Алена Субботина, фотографии Равката Мухтарова

Центр урбанистики появился в Астане полгода назад, за это время наибольшую огласку получили его проекты «Сквер чемоданов» и «Сквер иллюзий», которые входят в проект по созданию в городе 14 скверов. О том, как возник центр, какие он ставит перед собой цели, мы побеседовали с заместителем руководителя Центра урбанистики Астаны Асхатом Садуовым.

Просмотров: 4954
Дата публикации: 14 марта, 10:30
Поделиться

— Расскажите о том, как появился центр. Нам известно, что вы сами пришли в акимат и предложили инициативу по работе над улучшением городской среды в Астане. Что заставило вас это сделать?

— Мы, группа архитекторов, по профессии являясь визуалами, хотели улучшить облик города, хотели помогать на общественных началах, улучшать какие-то участки.

— Вы видели много проблем в городе?

— Мы видели, что город мог выглядеть лучше. Я не могу сказать, что это конкретные проблемы, просто хотелось помочь городу.

— Как акимат отнесся к вашей инициативе?

— Я думаю, у акима в голове уже был план по созданию этого центра, и мы просто оказались в правильном месте в правильное время. В ответ на нашу инициативу аким предложил нам в составе «Астанагенплана» организовать Центр урбанистики. На сегодняшний день мы отрабатываем конкретные поручения, которые спускаются сверху. Мы помогаем городу, конкретно — управлению архитектуры и градостроительства, в некоторых проектах, например в оформлении Астаны.

— Планируется ли расширение ваших полномочий?

— Конечно, у нас есть амбиции расширять центр как полномочиями так и компетенциями, расширять штат, сотрудничать с различными международными институтами и внутри СНГ. Сейчас мы на контакте с некоторыми институтами в России — с той же «Стрелкой», с Центром прикладной урбанистики. Можно даже сказать, мы, в некоторой мере, партнеры.

— Расскажите о главных целях вашего центра данном этапе?

— Основная цель - это вовлечение общественности, это то, чего, к сожалению, у нас нет. У нас существует проблема того, что основной потребитель города — сам житель, горожанин, в Астане еще не сформирован. Если в Алматы есть активный горожанин, есть алматинец, есть такое понятие, есть айдентика, то в Астане он (активный горожанин) сейчас еще только формируется. Наша задача, во-первых его сформировать, во-вторых, активно вовлечь в процесс формирования городской среды, потому что без участия горожан очень сложно построить здоровую экономику города. Малый и средний бизнес, о котором мы постоянно говорим, в первую очередь зависит от активного горожанина.

— Можно сказать, что жители Астаны не очень активны?

— Я бы сказал, они инертны, инфантильны. Не хотелось бы, конечно, давать оценку, но это факт — горожанин (житель Астаны) постоянно ждет от администрации каких-то конкретных директив, как ему жить в этом городе.

— Какие именно инструменты вы планируете использовать для вовлечения астанчан в процесс формирования городской среды?

— Нужны воркшопы с непосредственным участием жителей. Если мы предлагаем какие-то проекты внутри города, то нам нужно именно средствами тактического урбанизма их поэтапно внедрять с помощью общественного мнения. То есть, если мы хотим расставить по городу какие-то парклеты, то сначала мы должны сделать их временными, протестировать, посмотреть, насколько они востребованы, а потом уже делать их постоянными. Это та методика, которая вовлекает общественность и делает ее частью этого проекта.

— Вы рассматриваете тот вариант, чтобы прежде чем реализовывать какой-то проект, согласовывать его с населением?

— Это один из ключевых аспектов в урбанизме в целом, только горожане могут сказать, что им конкретно нужно, потому что они, являясь потребителями, потом будут пользоваться этим.

— Но это в будущем, а на данном этапе пока что последнее слово за акиматом?

— Да, к сожалению, все проекты, которые сейчас в процессе проектирования или же подошли к реализации, спускаются от администрации сверху вниз. То есть общественное мнение учитывается по минимуму и, в конце концов, горожанин имеет то, что имеет.

— Обычные горожане приходят к вам с инициативами?

— Да были случаи, когда через страничку в Facebook к нам приходили в офис люди и предлагали конкретные проекты и даже свои услуги. Радует то, что люди имеют такую активную позицию и наша задача — выявлять таких активных граждан.

— Какие, по вашему мнению, основные проблемы с точки зрения урбанизма существуют в Астане?

— Основная проблема это опять-таки горожанин, у нас в целом общество по разным причинам играет роль «принимающей стороны», если можно так выразиться. Все инициативы, которые исходят от администрации, воспринимаются в штыки.

Существует также проблема социального расслоения между правым и левым берегом. Нам нужно этот баланс урегулировать, сделать правую часть города такой же полноценной, как и левая. Сейчас горожане стремятся жить на левом берегу, он считается более престижным. Но на левом берегу, по моему мнению, неразвиты пешеходные сети. Для пеших прогулок приспособлен только бульвар Нуржол, все остальные улицы не совсем удобны для пешеходов, в отличие от правого берега, который был спроектирован еще в советское время.

Еще одна проблема — у нас в городе сформировались два центра, на левом и на правом берегу. Есть программа «Город без окраин», по которой необходимо развивать абсолютно все участки города равномерно, это тоже важно. 

— К вопросу о проблемах Астаны: урбанисты во всем мире выступают против наземных и подземных переходов. Не кажется ли вам, что в Астане эти переходы в связи с погодными условиями не должны существовать в принципе?

— Мы, как люди, которые защищают идеалы нового урбанизма, против каких-либо переходов, кроме наземных. Все переходы должны быть наземными и приоритет нужно отдавать пешеходам и маломобильным группам населения. Я понимаю тех автомобилистов, которые выступают за надземные переходы, чтобы разгрузить автомобильные потоки, но если мы будем продолжать строить город для автомобилей, то они будут только прибывать и прибывать. Нам нужно кардинально менять мышление горожан именно в пользу пешеходной активности.

— Нам известно, что вы разработали проекты двух из 14 запланированных скверов в Астане («Сквер чемоданов» и «Сквер иллюзий»), другие 12 так же будете разрабатывать вы?

— Нет, был конкурс, эти скверы разделили между тремя победителями. Каждый из победителей разрабатывал свой проект, единственное, что мы делали в самом начале - тематизировали все эти скверы. Мы предложили разбить их по тематикам в зависимости от соседства с определенными объектами в городе. Возле аграрного института - аграрный сквер, по улице Абая мы решили сделать скверы творчества и тому подобное. Были разработаны эскизные проекты, их рассмотрели на градостроительном совете, сейчас уже практически заканчивают рабочее проектирование и после заключения экспертизы, я надеюсь, с потеплением начнутся строительные работы.

— Когда вы разрабатывали скверы, вы учитывали погодные условия?

— Вообще вопросу зимнего урбанизма сейчас уделяется мало внимания в городе, это одно из направлений, которое мы хотим развивать. Общественные пространства очень сложно делать универсальными как для лета, так и для зимы. Сейчас зимний урбанизм в Астане минимальный, то есть это конкретные места, где делают ледовые городки, горки, заливают катки. Хотелось бы, чтобы все абсолютно скверы участвовали в этом, чтобы все общественные пространства были задействованы. При этом очень важно зимнее озеленение, потому что проблема зимы в том, что город вымирает и на улицах нет жизни.

— Два сквера, которые вы уже разработали, учитывают специфику зимнего урбанизма?

— Если честно, мы не думали о зимней урбанистике этих скверов, потому что на тот момент перед нами стояла задача по созданию мест притяжения в городе. Но частично, я считаю, их можно использовать зимой, есть открытые площадки, которые можно залить, сделать какие-то хоккейные корты и тому подобное.

— Расскажите о проекте развития 10 общественных пространств в разных частях Астаны. (Бейбитшилик, улица Тлендиева, проспект Кабанбай батыра, проспект Абылай хана, квадрат улиц Мунайтпасова – проспект Тауелсиздик – проспект Момышулы – проспект Жумабаева, сквер на улице Мунайтпасова, набережная Ак Булак, парк Влюбленных, район ТЦ «Евразия», Водно-зеленый бульвар)

— Этот проект часть программы «Город без окраин», концепция которой заключается в том, чтобы развивать город повсеместно, делать его полицентричным, чтобы не было неблагополучных районов. Данный подход — это уже существующая мировая практика по поиску, скажем так, 10 мест, которые были бы равномерно распределены по всему городу. При этом очень важна связанность между этими местами, то есть они должны иметь меду собой качественную пешеходную сеть, и велосипедную связь, чтобы люди могли иметь доступ к качественной сети общественных пространств.

— Как выбирались места для этого проекта?

— Мы совместно «Астанагеплан» рассмотрели большое количество участков, некоторые были отложены в сторону, и, в конце концов, мы добились того, что их осталось 10. Многие из них уже имеют пешеходную активность, поэтому мы именно их и включили. Теперь наша задача наполнить их качественным функционалом, чтобы людям было чем там заняться, чтобы развивать уличную сеть, которая, к сожалению, не учитывается как ресурс, я бы даже сказал, игнорируется городом. Несмотря на то, что исследованиями доказано, что качественные пешеходные сети повышают экономику города, повышают доходность малого и среднего бизнеса.

— Вот вы что-то создаете, тот же сквер иллюзий, например, кто потом будет это содержать? На баланс акимата переходит?

— Вообще идеальный вариант для нас это государственно-частное партнерство. Чтобы это было не на балансе у районных акиматов, а было коммерциализировано, поэтому мы при разработке проектов оставляли места, чтобы можно было поставить киоски. Мы подвели соответствующие сети, чтобы это можно было коммерционализировать и поставить на баланс бизнесу.

— Расскажите о проектах, которые у вас в планах.

— Основной нашей деятельностью должны быть городские исследования, выявление потребностей города, вовлечение общественности. Если рассматривать город с точки зрения нового урбанизма, существует физическая среда, которой должны заниматься архитекторы и социальная среда, это сами жители и стратегическое развитие города с точки зрения социальных нужд, и вот именно вторая часть — это то, чем должны заниматься мы.

Мы занимались исследованиями точечно, мы не ставили глобальных задач, но сейчас мы понимаем, что это то, что не развито в городе, то, что требует улучшения. И это потребности не только Астаны, этого нет во многих городах мира.

Еще один из проектов, это развитие в городе такого направления как паблик-арт, это какие-то городские скульптуры, инсталляции. Паблик арт и стрит арт- это язык города, язык культуры города. Современное искусство, это еще один инструмент, который бы я включил в урбанистику, те смыслы, которые есть у города, их необходимо воплощать в искусстве. Этого, к сожалению, очень мало, а то, что есть, в большинстве своем несет именно декоративный характер, нежели какую-то смысловую нагрузку.

Еще одна из наших задач — работа с «девелоперами» по проектированию жилых комплексов, потому что их проектирование нужно реализовывать с вовлечением общественности и учетом городской среды. У нас есть амбиции по сотрудничеству как с крупными, так и с мелкими застройщиками.

Сейчас мы обсуждаем вопрос, чтобы в процессе проектирования один из листов согласования проходил с нами. Пока что у нас полномочий таких нет.

— Вы говорили о том, что хотите провести первый в Астане урбанистический форум.

— Да есть такие амбиции. Мы хотим организовать его в период проведения ЭКСПО, чтобы привлечь большую аудиторию, спикеров, экспертов. Сейчас у нас на карандаше уже есть ряд спикеров, которых мы рассматриваем, которым мы отправили предложения. Форум нужен для того, чтобы обмениваться опытом с международными площадками, чтобы получить от них правильные рекомендации, а основной аудиторией будет экспертное сообщество Казахстана. Мы хотим, чтобы градостроители всего Казахстана мыслили немного иначе и выпускали градостроительный продукт, в центре которого человек.