Александр Габуев, эксперт центра Карнеги: «Волатильность в экономике Китая нам только предстоит увидеть»

Дмитрий Мазоренко, Астана, Vласть

Замедление роста экономики Китая стало одной из крупнейших проблем для многих развивающихся рынков. За сжатием взаимного товарооборота последовало и обрушение цен на сырьевые товары. Часть экспертов говорит об окончании болезненного периода изменений и постепенном восстановлении всех рынков, однако эти предположения могут быть слишком оптимистичными. Vласть поговорила с руководителем программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александром Габуевым, участвовавшем в Астанинском экономическом форуме, о глубине китайского кризиса, отсутствии стойкой политической воли для институциональных реформ и все еще вероятных рисках ухудшения обстановки в глобальной экономике.

Некоторые эксперты в комментариях прессе стали говорить, что острый период волатильности в экономике Китая уже закончился. Как вы считаете, это действительно так или о конце пока еще не может быть и речи?

Мне кажется, что она еще только предстоит, поскольку все фундаментальные проблемы, о которых сами китайцы говорят последние 15 лет, прошедшие 10 лет никак не решались, потому что была благоприятная внешняя конъюнктура. Когда все начинает расти, в такой момент структурными реформами никто не хочет заниматься. Находитесь вы на пике сырьевой конъюнктуры или на витке инвестиционного и потребительского бума, инвесторы несут к вам деньги и у вас все хорошо. Но сейчас все проблемы начинают вылезать наружу. Вообще, падение темпов роста – это нормальная вещь, но вопрос в том, насколько в целом можно доверять китайской статистике. Одна из ключевых китайских проблем – это рост плохого долга, потому что весь этот инвестиционный цикл охватил те проекты, которые совершенно не окупаются и теперь висят токсичными активами на балансах банков, а точнее – хитро упрятаны за балансами и упакованы в те вещи, за которыми их как бы не видно. С другой стороны, понятно, что у страны есть социальные проблемы, потому что при таком населении нужно поддерживать занятость, ведь никто не отменял вековые традиции народных бунтов. И эти рабочие места нужно как-то генерировать. Часто их можно генерировать не за счет каких-то хороших, продуктивных проектов, а за счет строек, которые потом усугубляют проблемы. И сегодня горизонт планирования между решением долгосрочных проблем и тушением локальных пожаров, к сожалению, смещается в сторону последних. Ответы на многие нынешние вызовы прямо противоречат друг другу. Например, дорогой юань - это хорошо для развития внутреннего потребления. С другой стороны, у вас есть куча экспортоориентированных провинций, где кластерно сбиты производства, в духе наших моногородов. Они могут шить джинсы, делать ботинки или производить электронику, для которых дорогой юань это однозначно плохо. Поэтому китайские власти вынуждены заниматься микро регулированием и из-за этого меньше проблем не становится. Прошедший год вообще показал резкое снижение доверия к китайской бюрократии и в принципе понятно почему - их реакция на фондовый рынок, которая началась с безудержной денежной закачки и закончилась неумелыми движениями по решению проблем, взять то же изменение курсообразование юаня – все это подорвало веру в эффективность регуляторов. Очевидно, что чем больше шараханий мы увидим, тем более волатильными будут другие рынки. Не только фондовый.

Выходит, все те меры, о которых компартия Китая заявляла в конце прошлого года и начале этого, не возымели практически никакого эффекта?

Их просто никто не начал реально и системно осуществлять. План реформ, который был озвучен в 2013 году, он действительно подробный и по консенсус мнению большинства экономистов правилен для лечения поставленного диагноза. Рецепт один – больше рынка, больше конкуренции, снижение доли государства, повышение эффективности государства, которое вместо собственника должно становиться регулятором. Это очень правильные слова, но имплементация близка к нулю. Почему? Потому что Си Цзиньпин тогда же начал антикоррупционную программу, и теперь бюрократия парализована из-за поменявшихся правил игры, из-за того, что брать на себя ответственность сейчас очень страшно, поэтому лучше ничего не делать. Плюс консенсус, который породил нынешнюю элиту и конфигурацию руководства на съезде 2015 года, привел к власти в экономическом блоке Ли Кэцяна, часть выходцев из Госплана и государственной комиссии по реформам и развитию - очевидно не самых качественных управленцев. Не знаю, удастся ли поменять их на новом съезде в 2017 году, но если нет, проблемы явно будут нарастать.

Насколько я понимаю, Китай сейчас замер в этом хаосе и просто плывет по течению.

Там идет постоянное микроманеврирование. Правая рука не знает, что делает левая. Левая иногда делает правильные вещи, а иногда в корне наоборот. В Казахстане и России много похожих элементов. В России говорят про структурные реформы, и у нас есть множество программ - от программы Грефа, до стратегии 2020, нужна лишь политическая воля. В Китае тоже есть все необходимые программы, о них часто заявляли с высоких трибун. Но ничего до сих пор не делалось. Да, сейчас политическая воля созревает, но инструмент, способствующий этому – жесткая консолидация власти в руках Си Цзиньпина, что имеет обратный эффект. Она парализует общий процесс принятия решений у бюрократии и элиты.

Сырьевые рынки, при этом, будут находиться в таком же подвешенном состоянии или даже внезапный запуск реформ в пользу развития внутреннего потребления им не поможет?

Смотрите, там есть множество разных аспектов. Китай сейчас заваливает мир алюминием, сталью и другими товарами. Они производятся потому, что есть либо коррупционные связи и противозаконные схемы, когда люди извлекают выгоду из убытков предприятий, либо потому что нужно поддерживать занятость. В Китае есть ротация региональных руководителей, которая основывается на социальной стабильности и экономическом росте. Если у вас стоят даже убыточные заводы, которые вы закидываете кредитами из Банка Китая или Банка развития Китая, они все равно что-то производят, у вас на бумаге растет ВВП, и вас потом переводят на более хлебную должность. А дальше, через 5 лет эта проблема достанется вашему преемнику. А часто там такая проблема, решение которой проще затянуть еще лет на 5. И если нынешние проблемы будут решаться, часть зомби-компаний уйдет, и баланс спроса и предложения в экономике будет похож на то, как он и должен выглядеть. С другой стороны понятно, что основным драйвером спроса на всю мировую горнорудную продукцию был Китай. И если он хочет перейти на более здоровый рост внутреннего потребления, то это потребление нужно снижать. Для сырьевых товаров, преимущественно углеводородов, ситуация сложная, потому что с одной стороны у Китая вроде как должны расти сектора с использованием угля, а с другой - он должен использовать газ, если действительно намерен идти к более экологичному энергобалансу. Кроме того, его долю будут отъедать атомные и возобновляемые источники энергии. Тем не менее, Китай ставит цель по экологии очень давно, но движется к ней слишком медленно, потому что это тоже социальный вопрос. Плюс есть новые угольные станции, они довольно экологичные и обладают меньшими энергопотерями. Вдобавок к этому шахтеры остаются при деле и не выходят на улицу. Видите, здесь по-прежнему много непонятного. Но я бы сказал, что Китай из золотого тельца, которому поклонялись все нефтяники мира и заваливали сырьем, стал серьезным фактором неопределенности.

Понятно, что дальше либо болезненная стагнация, либо большой экономический взрыв, с последующим строительством экономики на пепелище. Не знаю, как для России, но для Казахстана Китай - один из главных торговых партнеров, который экспортирует туда преимущественно нефть и горнорудную продукцию. Несмотря на сложную ситуацию, его инвестиции в Казахстан продолжают поступать. Но с сырьевыми проектами роста у Казахстана есть некоторые проблемы, да и у Китая потребность в сырьевой подпитке поубавилась из-за переориентации на внутреннее потребление. Как вы думаете, какое место в этих амбициозных планах Китая может занять Казахстан? И как вообще быть зависимым от экспорта в Китай странам, когда ситуация настолько зыбкая?

Вы правы, что инвестиции идут, потому что китайцы тоже очень заинтересованы в диверсификации своих портфелей. Еще примечательно то, что внутренние инвестиции становятся менее доходными и гораздо надежнее их вывести из страны и куда-то вложить. Тренд довольно понятный, единственное, Китай не привлекают самые ужасные юрисдикции, в устройстве которых они ничего не понимают, либо у страны на них политическая аллергия. Россия, кстати, тут не в числе отличников. Китайские инвестиции у нас занимают 1%. Что здесь можно сделать? Рецепт очень банальный – нужна диверсификация экспорта. Но мне трудно представить, какие казахстанские товары могут быть конкурентоспособнее китайских. Вопрос расходов на рабочую силу, даже после девальвации, неактуален – все равно качество продукции для Китая превалирует в сравнении с ценой. Сам Казахстан – это все равно очень маленький рынок, даже с учетом других стран Евразийского экономического союза. При этом, как известно, русские довольно хорошо защищают свои торговые позиции, да еще и издержки по транспортировке будут высокими. Можно сколько угодно говорить про Шелковый путь, который нас всех спасет и будет проходить от Астаны до Урумчи. Найти экспортные ниши, это большая задача. Мне кажется, если бы Казахстан двигался в сторону сырья и того, чтобы нарастить добавленную стоимость на уже существующее сырье или его обработку, могло бы стать выходом. По сельскому хозяйству попасть на китайский рынок очень сложно, к тому же в Казахстане относительно небольшая урожайность и потенциал животноводства достаточно ограничен. К тому же придется конкурировать с мощнейшими и умными игроками – автралийскими, ирландскими, американскими. Хотя запрос у китайского среднего класса на хорошую пищевую продукцию есть – еды там много, Китай её даже экспортирует, но люди не доверяют своим производителям. Конечно, какая-то ниша для экологически чистых продуктов есть, но для Казахстана это маленький рынок, и он явно не заместит нефтяные доходы.

Да и опять строить рентную экономику на экспорте лишь пищевой продукции тоже не имеет смысла.

Верно. Да даже Россия, у которой есть больше оснований для подобных амбиций, больший объем всех рынков, лучше человеческий капитал и научно-техническая база, все равно ограничена в доступе к китайскому рынку. Все равно придумать множество российских продуктов, с которыми не стыдно пойти на экспорт не так просто. Отметая в сторону военно-промышленный комплекс, IT и еще несколько секторов, где Россия конкурентоспособна, звучащие у нас заявления о безумных заводах на Дальнем Востоке, которые завалят и захватят Азию, не очень обоснованы. И нам было бы логичнее действовать, как Австралия – сначала заниматься добычей сырья, потом пытаться оставить большую часть маржи у себя на территории, потом развивать сервисную индустрию. Давайте попробуем построить свои буровые вместе с китайцами, давайте попробуем внедрить свои IT решения, и вокруг этого построить другие индустрии, другие части экономики. Но если мы вернемся к Казахстану, тот факт, что вы продолжаете привлекать китайские инвестиции, с учетом снизившегося объема подушевого ВВП, о чем-то все-таки говорит.

Как вы думаете, судя по той стратегии, которой придерживался Си Цзиньпин и вся Компартия Китая относительно Центральной Азии, приток инвестиций продолжится или нет?

Определенно, это серьезный риск. Купировать его можно попыткой укрепления международных связей. Международный финансовый центр может в этом помочь. Звучит смешно, конечно, но может это и не самое плохое, чтобы попытаться привлечь капитал. К сожалению, Казахстан и Китай будут испытывать проблемы. Россия тоже находится далеко не в лучшей форме. Протекционизм будет нарастать, подталкивая к неуклонному росту количество экономических проблем. На региональное окружение надежды нет. У крупных нерегиональных держав – Турции и Ирана – тоже колоссальное количество проблем. Плюс конкуренция между этими державами будет продолжаться. Каких-то явных выходов из ситуации не видно. Фактически, это шаг на минное поле в темную ночь.

Фото с сайта www.russiancouncil.ru

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...