13217
12 сентября 2023
Галымжан Жакиянов, бизнесмен и общественный деятель, фото Акорда

Токаев делает ставку на государственное вмешательство

Галымжан Жакиянов – о противоречиях в президентском послании

Токаев делает ставку на государственное вмешательство

Послание Касым-Жомарта Токаева, при всей декларативности, наглядно демонстрирует экономические воззрения президента и его ближайшего окружения.

В тексте основными проблемами признаются сырьевая направленность промышленности и сельского хозяйства, неразвитость конкуренции и среднего бизнеса, дефицит инвестиций в реальный сектор и, в целом, нескоординированная макроэкономическая политика. В большой степени с этим можно согласиться. Однако, настораживают предложенные решения и роль государства при этом.

Государственное вмешательство — это ключевое понятие всей экономической политики Токаева. По сути, любые инициативы главы государства направлены на еще большее отдаление от рыночной экономики, создания конкурентной среды, свободной торговли. Одна только фраза, что «для успешного перехода на новую экономическую модель придется поднимать его (среднее предпринимательство – Г.Ж.) практически в "ручном режиме"» говорит обо всем. То есть президент предлагает прямо вмешиваться в деятельность не только промышленных гигантов (к этому уже привыкли), но и всего среднего бизнеса! Он обосновывает необходимость тотального «участия» бюрократии тем, что по мере роста средние казахстанские компании «дробятся, чтобы остаться в "удобном" сегменте малого бизнеса».

Интересно, не приходило в голову президенту, что предприниматели прячутся, чтобы не попасть на радары рейдеров и вымогателей, связанных с фискальными, таможенными и правоохранительными органами? Тогда может в "ручном режиме" следует контролировать не предпринимателей, а чиновников?

Фото Акорда

Много слов президент посвятил протекционистской политике и поддержке отечественных товаропроизводителей. В принципе, подобное звучало и при Назарбаеве. О плачевных результатах той «политики импортозамещения» мы тоже осведомлены. Провальным историям создания «казахстанских планшетников» несть числа. Попробуйте вспомнить хоть два-три «импортозамещенных» товара и надолго задумаетесь. Если уж заботиться о защите внутреннего рынка, то почему бы не начать с выхода из кабального Таможенного союза и ЕАЭС, невыгодных нам изначально, а в условиях международных санкций в отношении Российской Федерации ставшими просто токсичными?

Токаев выдвигает тезис, что «успешное развитие предпринимательства невозможно без развития конкуренции». И вроде даже осуждает доминирование крупных игроков в ряде отраслей. В то же время новую промышленную политику он представляет себе как государственную поддержку не менее чем 15 крупных проектов. Причем, «Государство совместно с крупными предприятиями должно "замкнуть" производственный цикл в стране. Для этого потребуется применить как регулирующие, так и стимулирующие механизмы». Как вы понимаете, в случае успеха этого начинания, государство своими руками сломает конкурентный рынок, так как другие компании, действующие в тех же отраслях, но лишенные господдержки, неизбежно обанкротятся. Предприниматели вряд ли рискнут инвестировать и создавать новые производства, если не попадут в заветный список фаворитов. То есть, с одной стороны президент рассуждает о развитии конкуренции, а с другой – предлагаемые им меры дают за счет государства преимущество одним компаниям перед другими. И это не единственное противоречие в послании.

Говоря о мерах по демонополизации, президент сетует на отсутствие у антимонопольного органа возможности оперативно устранять нарушения, поскольку его предписания обжалуются в судах. В этой связи он предписывает правительству внести законодательные поправки, которые, надо полагать, позволят чиновникам разобраться с нарушителями ускоренно и во внесудебном порядке.

Давайте разберемся. Если антимонопольщики проигрывают в судах, то тут или закон плохой, или судебная система коррумпирована. Но вместо того, чтобы устранить реальные причины, предлагается расширить возможности для произвола тех же самых чиновников. Все это только усилит коррупцию, ничего больше.

Есть единственный способ избежать сговора монополистов и тех, кто должен за ними присматривать – внедрить подотчетность антимонопольных комиссий перед общественностью через выборность ее состава, как это принято в странах с развитой экономикой. Нам тоже нет нужды изобретать тут какой-либо особый путь.

Монополизированность экономики, действительно, зашкаливает за все разумные пределы. И тон здесь задают не только олигархи, но само государство: коммунальное и энергетическое хозяйства, КТЖ и, конечно же, мегамонополист «Самрук-Казына», подмявший под себя добрую половину нашей экономики. Президент Токаев вступив в свою должность, не раз критиковал этот паразитирующий госхолдинг, требовал обосновать необходимость его существования и даже грозился упразднить. Однако, по мере того, как из руководства АО выдавливались ставленники первого президента, стихала и критика. Сегодня, судя по риторике главы государства, существованию мегамонополиста уже ничто не угрожает.

Кстати, обращает на себя внимание еще одна трансформация в риторике Токаева. Речь идет о широко разрекламированной кампании по «возврату активов». Вначале говорилось, что имущество бывшего елбасы и его приближенных «вернут народу». Теперь оказывается, что наряду с тем, что возвращенные активы будут использовать как источник "длинных денег", их собираются «передать рынку», т.е. новым собственникам. Так или иначе, выгодоприобретателями станут отдельные юридические и физические лица, но не весь народ.

Фото Акорда

Нестыковки и противоречия различных частей послания друг другу нельзя списать на оплошность составителей текста. Проблема гораздо глубже. К примеру, президент признает, что рост экономики ограничен из-за недостатка инвестиций, но считает это следствием того, что «отечественные банки мало участвуют в развитии экономики». По его мнению, это вынуждает правительство заниматься прямым финансированием, что «затратно, малоэффективно и противоречит принципам рыночной экономики». Действительно, банки не будут давать дешевые кредиты предприятиям, если у них есть возможность размещать деньги менее рискованным образом и под более высокие проценты тому же государству. Об этом тоже известно президенту. Но решение ему видится в большем налогообложении банков. Рискну предположить, что такая инициатива закончится увеличением их процентных ставок – кто-то же должен будет возместить им потери прибыли!

На самом деле истоки проблем с кредитованием реального сектора лежат в неэффективности и неконкурентоспособности всей нашей экономики, какие бы цифры ВВП не приводились в отчетах. Касается это и финансовой и бюджетной политики, сельского хозяйства, недропользования, а также других сфер, упомянутых в послании. Невозможно решать фундаментальные и системные проблемы лишь аппаратными методами и кадровыми перестановками – везде требуется кардинальный подход, основанный на знаниях, общественном доверии, собственных уроках и успешном международном опыте.

В целом, послание оставляет впечатление, похожее на «дежа вю». На протяжении многих лет в Акорде обсуждают одни и те же проблемы, предлагая одни и те же пагубные решения. Между тем, мои выводы не являются каким-либо уникальным откровением. Их может сделать любой грамотный человек, знакомый с основами экономики.

Полагаю, что существующая система коррупционного государственного капитализма создавалась не из-за недостатка экономических знаний, а явилась негласным консенсусом между президентом, аппаратом и олигархами: Назарбаев мог безраздельно править, вторые – мздоимствовать, а третьи – обогащаться. Токаев этот пакт разрывать не спешит.

Галымжан Жакиянов - бизнесмен, общественный деятель, в прошлом аким Семипалатинской и Павлодарской областей, председатель агентства по контролю за стратегическими ресурсами.