29631
7 февраля 2024
Ақбота Узбекбай, Власть. Фото Terek Story

«Мы знаем только мужскую сторону истории нашего рода»

О новом взгляде на прошлое

«Мы знаем только мужскую сторону истории нашего рода»

«История моих предков – моя история». Такой позиции придерживается команда инициативы Terek Story, которая намерена написать историю Казахстана через рассказы его жителей. Власть поговорила с командой проекта о новом взгляде на прошлое, семейной этнографии, а также стремлении создать географическую цифровую карту семейных воспоминаний.

Осы мақаланың қазақша нұсқасын оқыңыз.

Lest diesen Text auf Deutsch (Novastan.org).

Terek Story запустился в мае прошлого года, его партнерами стали Aul Inspired и Центр политических решений. В ходе пилотного этапа проекта, длившегося три месяца, было собрано 26 рассказов из разных уголков Казахстана.

Сейчас команда состоит из 11 человек. Во время пилота они провели воркшопы и выпустили несколько эпизодов подкаста на тему семейной этнографии.

«Я с детства интересовалась историей. В университете училась по этой же специальности. Многим кажется, что история – это монотонные и скучные даты, что это никак не коснется нас. А на самом деле, история – это твое прошлое, прошлое твоей семьи», – говорит Гулназ Туленова, руководительница проекта.

Terek Story собирает истории двумя способами: в Instagram есть страница, где любой желающий может поделиться историей своей семьи, связавшись с командой проекта. Или же можно самим написать пост в социальных сетях и добавить специальный хэштег. На странице проекта есть также наводящие вопросы: “Вам нравилось ходить в школу?”, “Были ли у вас тайны, которые вы держали в секрете от родителей?”, “Какой вкус вашего детства?”, “Когда и где встретили свою первую любовь?” и так далее. Второй способ сбора историй - живые интервью.

Туленова сейчас записывает историю своей бабушки по материнской линии, так как других родственников из старшего поколения она не застала. По ее мнению, это поможет посмотреть на историю новым взглядом.

«К примеру, моя бабушка во время Ашаршылық осталась одна с двумя детьми, несмотря на трудности вернулась к своим родственникам. Ашаршылық имеет прямое влияние на мою семью. Не так давно мы узнали, что мой прадед во время Анракайской битвы переехал в Тараз. Теперь Анракайская битва для меня - не далекое событие, а касающаяся моей семьи история, вследствие чего мы есть там, где живем», – рассказывает она.

По словам Туленовой, история Казахстана сильно искажена и в ней много пробелов. Она хочет, чтобы Terek Story стал для людей площадкой, где они могут поделиться своей версией историй.

«Сейчас мы понимаем, что очень много недосказанных, недопредставленных частей истории. Ведь у каждого рода, у каждого члена этого рода есть свой голос, мнение и повествование», – говорит она.

Туленова считает, что знание истории своих предков может ответить на многие вопросы, касающиеся идентичности: «Некоторые члены семьи старшего поколения живут в аулах, а их дети и внуки в городе. Затем они начинают задаваться вопросом “кто я?”. А ответ можно найти в процессе рефлексии, если быть точнее, в изучении семи колен своего рода. Когда мы задаем вопросы, тогда становятся ясны многие моменты».

Рассказанные истории

«Меня воспитала и вырастила моя Әже», – так начинается рассказ Жандоса Актаева о своей бабушке Ырысалды. Ее имя в переводе с казахского означает «предвестник счастья». Родилась она в 1926 году в ауле Шиелі, Костанайской области. Пережила голод, войну, развал СССР, застала время независимости страны.

«Она потеряла отца в раннем возрасте и была вынуждена начать работать. Те времена были очень сложными», – отмечает ее внук.

Ей было 15, когда началась война, братья ушли на фронт, а она работала в тылу. По рассказам ее внука Жандоса, Ырысалды всегда вспоминала те времена с гордостью, отмечая, что это был самый трудный, но единственный способ помочь своим братьям на фронте.

После войны она продолжила заниматься сельским хозяйством. Затем началось переселение разных этнических групп в Казахстан.

«Условия, в которых она росла, воспитали в ней толерантность к другим. В то время все этносы вместе боролись с голодом и поддерживали друг друга, это сплотило всех», – вспоминает он, рассказывая, как его бабушка готовила не только казахские национальные блюда, а также кавказские (чеченские) галушки, холодец и другие блюда.

Из-за войны Ырысалды әже не смогла получить образование, но всегда поддерживала стремление к нему своих детей и правнуков. «Знания – это то, что может уравнять бедного с богатым», - повторяла она.

«Моя Әже всегда говорила, что только честный труд и семейные ценности могут сделать нас сильнее и счастливее. Она ушла от нас в феврале 2023 года, дожив до 97 лет. Хотя её уже нет с нами, мудрость, которую она демонстрировала, всегда будет жить в моем сердце. Мы будем помнить ее как сильную и добрую женщину, которая воплотила в себе лучшие качества казахской культуры и традиций», – подытоживает рассказ о своей бабушке Жандос Актаев.

В другом повествовании, собранном командой Terek Story, Рыскелді Жақашұлы, родившийся во время Второй мировой войны, в 1942 году, вспоминает свою молодость и родителей, воспитывающих двоих дочерей и четверых мальчиков. Они жили в Талды, сейчас на этом месте сел Болексаз, Кегенского района, Алматинской области. Когда его отца Жақаша забирали на фронт, Абзель была беременна. Поэтому сыну дали имя Рыскелді “ырыс келді”, что в переводе с казахского означает благополучный исход. Однако его отец так и не вернулся с войны.

Его мама Абзель работала дояркой в совхозе. По воспоминаниям сына, она была очень аккуратной и чистоплотной, даже после работы на ее белом кимешеке не оставалось ни пятнышка.

Рыскелді Жақашұлы с детства интересовался плотничеством. Начинал он с поделок из старых досок в сарае, а в уже осознанном возрасте создавал предметы, необходимые для быта.

Рыскелді рассказывает, что работать начал с раннего возраста, но, несмотря на это, находил время на разные игры. К примеру, дети тогда брали камень, заворачивали его в коровью шерсть и таким образом получался мяч.

«А если в селе был какой-то праздник, то он не обходился без айтыса. Войлок юрты превращался в сцену. Разделившись на две стороны, люди слушали айтыскеров. Также в это время молодежь играла в аксуйек, то есть белую кость», – вспоминает аксакал.

Отучившись в четырехлетней школе в Талды, он продолжил образование в Кегене. А после 8 класса отучился на водителя в Жаланагаше. Затем служил во Владивостоке и был машинистом-турбинистом.

«Однажды мы отправились в Тихий океан в длительное путешествие с экипажем для выполнения различных задач. Мы пересекли экватор и сошли на берег Индонезии. У народа там была низкокалорийная кухня, мы питались собственным армейским пайком», – рефлексирует Рыскелді Жақашұлы.

После демобилизации он работал шахтером на руднике в селе Туюк. Там добывали цинк и свинец и отправляли в Текели на свинцово-цинковый комбинат для переработки, работал водителем крана, женился.

«Архив устной истории - это всегда полезно для науки»

Руководительница проекта считает, что шежире, являющееся генеалогической таблицей поколений предков, пишется о мужчинах с призмы представителей того же пола. Она не согласна с тем, что туда не включают женщин. «Мы не должны исключать заслугу женщин», - считает Туленова.

Такого мнения придерживается и Эльмира Какабаева, писательница и автор онлайн курса “Семейная этнография или как деколонизировать свое письмо”, консультирующая инициативную группу проекта. По ее словам, с женским взглядом можно будет узнать больше про женскую сторону истории.

«Мне всегда говорили, что я должна знать семь колен своего рода. Потом я поняла, что там только мужские имена, соответственно, мы знаем только мужскую сторону истории нашего рода. Но женщины проживают эту жизнь точно так же, и часто у них более сложная жизнь», – уверяет писательница.

По ее мнению, в некоторых культурах женский мир более закрытый. Например, когда женщины-антропологи решают сделать исследование, им женский мир открывается больше, чем мужчинам. Поэтому у Какабаевой курс предназначен только для женщин, на нем они могут поговорить о своих бабушках и рефлексировать.

Туленова считает, что женщины являются носителями историй – они читают сказки своим детям и внукам, а также в процессе их взросления рассказывают новости, которые происходят в их роде. Поэтому она считает важным показать женскую часть истории.

«Женщины передают историю от одного поколения к другому. В нашем проекте многие наши истории были взяты у них. Это должно быть нормой. Этим и занимается Terek сейчас», – говорит она.

Какабаева начала задумываться об истории семьи после вторжения России в Украину. И тогда она вернулась к написанию своего текста, где рефлексирует о связи со своими предками. Так она начала свой писательский курс.

«Я стала рефлексировать и поняла, что они (предки – В.) жили очень насыщенную жизнь. Это как раз начало XX века, время больших перемен. И вдруг я поняла, что их жизнь - и есть мой учебник истории. Все, что мы в школе изучаем, это как будто пролетает мимо нас. Мы помнили какие-то даты, чтобы сдать экзамены. Но через время мы про все это забудем. А потом ты смотришь на жизнь своих родственников, бабушек и дедушек, они ту жизнь жили и вдруг это становится настолько осязаемым, что ты и правда становишься продуктом этого исторического процесса», – говорит она.

Какабаева считает, что если покопаться в истории семьи, то можно узнать что-то новое. А это в свою очередь приведет к понятию деколониальности.

«Можно узнать, почему жизнь так сложилась, а не иначе. Самое интересное - это то, что мы можем понять, какие жизненные выборы делали наши предки, чтобы прийти к тому, к чему мы пришли сейчас, – размышляет она. – Деколониальность еще в том, что мы можем критиковать то, что существует в каком-то застывшем конструкте, который тоже необходимо немного расшатать и поставить там точку».

Какабаева сейчас помогает команде проекта по разным вопросам. По ее словам, проект в первую очередь будет полезен академическим исследователям.

«Это полезный проект про сохранение памяти. Например, в Кыргызстане есть проект “Эсимде”, где команда исследователей занимается сбором устных историй, они фокусируются на разных исторических темах. Они ездят по поселкам, городам, делают интервью. Иметь такой архив устной истории - это всегда полезно для науки тоже», – говорит писательница.

Руководительница проекта Гулназ Туленова в свою очередь отмечает, что Terek Story двигается в этом же направлении. После того, как соберется достаточно историй, их поделят на кластеры по годам и содержанию.

«Тогда мы сможем привлечь исследователей, в будущем они могут найти материалы по темам, а дальше - делать анализ для своих исследований», – говорит она.

Проект ведется на казахском языке, рассказы затем переводятся на русский и английский.

Слово “Терек” с казахского означает “Тополь”. Идею и название проекта предложила Алия Шайхина, координаторка социального проекта Aul Inspired. По словам Туленовой, в аулах это дерево сажают в ряд, иногда это делают вместо забора.

«Мой дедушка однажды купил своим детям несколько соседних домов. Их дома ограждены тополями. В повседневной жизни не замечаешь, а на самом деле, “Терек” означает ограда, семейное дерево», – поясняет она значение названия проекта.

Главная цель Terek Story, как отмечает Туленова, развитие коммуникации между поколениями, что, в конечном итоге, должно помочь озвучить нерассказанные истории.

Гулназ Туленова

С декабря 2023 года начался новый этап проекта – теперь команда будет собирать истории из разных регионов. Сейчас они сконцентрированы на городах северного Казахстана и хотят ездить по аулам и говорить напрямую с носителями истории. До мая планируется собрать около 50 рассказов.

В Terek Story планируют создать географическую цифровую карту из собранных историй. После северного Казахстана, они нацелены поехать в южные регионы страны.

Туленова отмечает, что проект намерен охватить истории не только казахов, но и представителей других этносов, проживающих в стране.

«В пилотной версии были истории уйгура, немца, русской бабушки. Хотим рассказать историю всего Казахстана. А наша страна ведь мультиэтническая», – отмечает руководительница проекта.

Истории, собранные по итогам пилотной части проекта, были изданы ограниченным тиражом и переданы семьям, рассказавшим их. По словам Туленовой, эти семьи были очень горды иметь такое наследие в печатном варианте. Сейчас все эти истории хранятся в электронном варианте на сайте центра политических решений. В будущем проект планирует создать свой сайт, где будут собраны все истории, а также подкасты и воркшопы, которые сейчас проводятся.