6324
27 июля 2023
Юна Коростелева, иллюстрация Марии Аманжоловой

Разрушитель миров

Фильм «Оппенгеймер» – история про всех нас

Разрушитель миров

Моя бабушка родилась в городе Арзамас-16. После первого в мире испытания ядерного оружия на американском полигоне Аламогордо, открытый для всех городок Саров, который затем переименовали в Арзамас-16, стал секретным – Советский Союз начал разрабатывать здесь свое ядерное оружие. С этого момента город перестал существовать на картах.

Дядя бабушки работал на заводе, изготавливающем ядерное оружие, всего 45 минут в день – он вставлял в термоядерные боеприпасы плутониевые стержни. После этого он и его коллеги по несколько часов мылись, - пока счетчик Гейгера не переставал зашкаливать.

В 1953 году Андрей Сахаров и Юлий Харитон, не без участия моих родственников, создали в Арзамасе-16 первую водородную бомбу РДС-6с. Ее испытали на Семипалатинском полигоне 12 августа того же года.

«Зрелище было величественное и вместе с тем страшное. Столб пыли диаметром несколько километров поднимался высоко в небо. В вышине расползалось серо-коричневое ядовитое облако. Опытное поле находилось в темноте, солнечные лучи не могли проникнуть сквозь пыль. Обстановка казалась жуткой. Чьи-то нервы не выдержали, и раздался крик: “Да ведь это термоядерная!», – вспоминал полковник-инженер Сергей Давыдов, присутствовавший на испытаниях.

Первое ядерное испытание на Семипалатинском полигоне провели в 1949 году, он был закрыт только в 1991 году. За 42 года на полигоне произошло 476 испытаний общей мощностью 50 мегатонн. 1 300 000 человек – только примерное количество пострадавших от испытаний.

В трудовой книжке моей бабушки все это время было написано, что она работала маляром.

«Оппенгеймер» Кристофера Нолана, вышедший в казахстанский прокат 20 июля, ярко показал зрителям правду о разрушительной силе ядерного оружия. Жители Казахстана, который больше всех в СССР пострадал в ядерной гонке, во время фильма могли переосмыслить суть оружия массового поражения. Осознать, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки – это не только два японских города из школьного учебника и бумажные журавли, не только попытка одного государства показать свою силу, но и мучительные смерти более 200 тысяч человек. Даже под благородным предлогом уничтожения фашизма.

Но поможет ли биографическое кино понять, что последствия изобретения Роберта Оппенгеймера коснулись всех нас? Наверное, нет – власти Казахстана в этом не заинтересованы. Пострадавшие от ядерных испытаний в Казахстане не получают существенных компенсаций и часто не имеют даже полноценного доступа к качественным обследованиям и дальнейшему лечению. Часть людей все еще живет в опасной близости от Семипалатинского полигона, своей пустотой напоминающего о нашей общей привычке закрывать глаза на самые страшные исторические события.

Я помню, как долго плакала мама 12-летней девочки, которая скончалась от редкого аутоиммунного заболевания, вызванного неблагоприятной экологической обстановкой. Их семья жила недалеко от Семипалатинского полигона. Еще лучше я помню лицо умирающего от онкологии дедушки. И всегда спрашиваю себя: «Были бы они живы, если бы в мире не появилось ничего столь разрушительного?».