8796
6 марта 2023
Алмас Қайсар, Бейімбет Молдағали, Власть

«Если сможем защитить голоса - можно прорваться, если конечно, не сделают подножку по дороге»

Как самовыдвиженец в депутаты маслихата Шымкента Мақсат Дүйсебаев проводит свою предвыборную кампанию

«Если сможем защитить голоса - можно прорваться, если конечно, не сделают подножку по дороге»

Выборы в мажилис и маслихаты в этом году заметно отличаются от прошлых - в них снова участвуют самовыдвиженцы. Многим независимым кандидатам удалось преодолеть фильтры и пройти регистрацию. Один из них - Мақсат Дүйсебаев - шымкентский активист, пришедший в политику на выборах 2019 года. На этих выборах он борется за место депутата городского маслихата, чтобы изменить социальную ситуацию в мегаполисе.

Власть рассказывает о том, почему Мақсат Дүйсебаев решил баллотироваться в депутаты городского маслихата и про то, как он проводит свою предвыборную кампанию.

В Шымкенте первый по-настоящему теплый день в конце февраля. Предвыборная агитация стартовала три дня назад и билборды города взирают на горожан лицами из партийного списка правящей партии Amanat. Через несколько дней улицы наполнятся агитационными плакатами самовыдвиженцев и других партий.

В одном из медицинских центров мы встречаемся с Мақсатом Дүйсебаевым - членом незарегистрированной Демократической партии, местным активистом и независимым наблюдателем. Здесь работает его ближайший соратник - Ерғали Көлбаев. Мы садимся в холле.

На этих выборах Дүйсебаев решил баллотироваться в депутаты городского маслихата по 9 округу. Он давно помогает жителям своего и ближайших микрорайонов решать проблемы с освещением, дорогами и прочим. По его словам, избираться он решил, потому что об этом его просили соратники, соседи и друзья.

«Вообще я давно активизмом занимался. Но в открытую пошел в 2019 году. До этого просто наблюдал - за ОСДП, Аблязовым и другими. Смотрел, чей путь правильный. В 2019 году весь народ же поверил в Косанова. Я создал его штаб в районе Ордабасы и готовил наблюдателей. Мы ездили по всему району - развешивали плакаты, знакомили с программой, там в многих сёлах - не интернета, ни газет. Честно признаться, я две недели ночевал в машине, от одного края района до другого ездил. Создал штаб в машине, — смеется Дүйсебаев. — Ездили по сёлам. Многие тогда говорили: “Зря вы так носитесь, там уже все решили наверху”. Мы оспаривали и призывали. Но сейчас, знаете, время уже совсем другое. Люди проснулись и хотят заниматься политикой. Мы занимались наблюдением на выборах сельских акимов и мы видели как люди боролись за своих кандидатов».

Он рассказывает, что на тех президентских выборах 2019 года он и его соратники фиксировали множество нарушений.

Мақсат Дүйсебаев

«Наши плакаты рвали, на глазах было такое. Во время выборов меняли урны, массовые вбросы делали. Когда урну забирали, полиция поставила машины и перекрыла нам дорогу и вид. Много такого было. Потом, Косанов всех предал (политик сразу после выборов признал поражение на них и не стал оспаривать их итоги - В.). Мы дальше ждали и узнали о демократической партии и Жанболате Мамае», — говорит он.

Дүйсебаев говорит, что ему понравились взгляды и планы Демпартии, потому он решил их поддержать. В итоге ему предложили организовать филиалы в Шымкенте и Туркестане.

«Мы ходили, пытались зарегистрировать филиалы. Но, нам не дают. Поддерживающих много, но всех запугали. Участковые, сотрудники отдела внутренней политики оказывали давление, экстремистами называли. Ко мне самому в 2020 году участковый приходил, когда я подал уведомление на митинг на день рождения Назарбаева. Подарок ему сделать, — вновь улыбается Дүйсебаев — В общем, тогда приходили и предлагали мне работу, тендера. Жене место начальника в любом районе. Мы отказались. С тех пор каждый раз, как узнают о планах на митинги - 3-4 машины перед домом стоят. Мои соседи их называют “охрана”».

Дүйсебаев родился в селе Жаңаталап Сайрамского района. В девяностые годы работал в совхозе, отслужил в армии и работал до 2000 года в охране в отделе внутренних дел. С тех пор работал в разных сферах.

Помимо прочего, он возглавляет филиал организации «Мұқалмас», занимающейся наблюдением на выборах. Филиал был создан им и его соратниками, на условиях, что они будут автономны в своих решениях. Однако, по словам Дүйсебаева, в начале года его пытались сместить с поста председателя без его участия.

«Но мы подняли шум и не дали этого сделать. Время покажет, у каждого маска слетит, как у Косанова когда-то. Но пока я председатель, я могу давать мандаты на наблюдение на участках», — добавил Дүйсебаев.

Он говорит, что с 2019 года появилось очень много гражданских активистов в Шымкенте и Туркестанской области. Во время январских событий Дүйсебаев со своими соратниками также вышли на митинг в ночь с 3 на 4 января.

Мақсат Дүйсебаев

«Пришли к акимату. Тогда там был Ерғали Көлбаев, он нам сказал, что творится безумие и он не может никого остановить. Начались беспорядки. Люди брали брусчатку из под елок и бросали во все стороны. Молодежь подогревали и они бросились штурмом на все. Мы пытались это остановить. Но потом начали бросать светошумовые гранаты и обливали из водомета. Так мы вернулись домой, я весь водой облитый в мороз - даже полиция не захотела нас задерживать. 6 километров шел пешком. На следующий день заболел. Мне начали звонить ребята, говорить, что их там по-настоящему расстреливают, боевыми патронами», — говорит Дүйсебаев.

Он не вышел на митинг на второй день. Дүйсебаев считает, что Қаңтар - подготовленная и спланированная акция, но люди выходили на улицы из-за тяжелой жизни.

«Кричали “Шал, кет!”. Кредиты, жилье, безработица. Люди были злые. Этим захотели воспользоваться и захватить власть. Меня расстраивает тут то, что в голове у молодежи теперь осталось такое изображение протестов. Я сколько был на митингах Жанболата Мамая - там ничего ни крушили, ни плевались, ни матерились, ничего не бросали. Это всё происходит потому, что нам не дают проводить митинги, у людей не появляется этой культуры. Молодежь не знает как это должно происходить, как за границей, к примеру», — считает он.

Одна из причин, по которой Дүйсебаев идет в депутаты - тот факт, что во время январских событий никто из депутатов не вышел к протестующим.

«Все сбежали. Вообще, мы планировали двух парней кандидатами сделать. Но они по тем или иным причинам отказались. Я сам без настроения ходил. Тогда мои соседи сказали, что поддержат меня, если я выдвинусь. Я же занимаюсь проблемами своего района. Знаю многие проблемы - уличные фонари, дороги, аварийные места, где надо лежачие полицейские, где надо остановки новые. Я снимаю на видео, к примеру, качество асфальта. Сначала выкладывал это в Facebook, потом из акимата вышли ко мне и сказали: “Дайте нам пару часов, мы все решим, не решится - выкладывайте”. И вот так мы работаем сейчас», — говорит он.

К этому моменту он не начал агитацию - у него нет таких средств, которые есть, к примеру, у выдвиженцев от правящей партии, которую Дуйсебаев называет Nur-Amanat.

«И времени у меня пока не хватает. Люди ко мне лично обращаются. Офиса тоже нет. Я жду, когда выделят средства на предвыборную кампанию. Для меня сейчас главное - набрать доверенных лиц и наблюдателей, чтобы защитить голоса. У меня 22 избирательных участка - на каждый нужно выставить минимум по двое наблюдателей. Я их сам обучу. Если сможем защитить голоса - можно прорваться, если конечно, не сделают подножку по дороге», — уверен он.

Дуйсебаев рассказывает, что уже слышит о том, как выдвиженцы, связанные с правящей партией, проводят собрания, где кормят людей и обещают светлое будущее.

«Выдвиженцы от моего округа, как минимум четверо, так или иначе связаны с правящей партией - сами там работали или через ағашек. Дают чапаны старикам, все как в старину. Но молодежь повернута ко мне. Они просят меня начать агитацию. Но пусть они раздадут все, что могут раздать. А я в последние две недели сяду в машину и буду разъезжать, агитировать всех», — говорит он.

По его словам, люди обращаются к нему по большей части с просьбами о детских и спортивных площадках. Также люди просят разобраться с экологическими проблемами.

Мақсат Дүйсебаев

Он говорит, что первое требование, которое он, совместно с другими кандидатами от Демпартии будет ставить во главу угла - кредитная амнистия.

«Коллекторские и судебные исполнители замучили народ. Когда Демпартия собирала подписи за кредитную амнистию, мы собрали больше всех в Туркестанской области и Шымкенте. Сколько еще после звонили. Я смотрел эти списки, люди не брали кредиты на тои, а [брали] на образование своим детям, на лечение. Мы будем это повсюду поднимать. Потом - безработица и низкие зарплаты. Шымкент от этого страдает. Проблема жилья. Пришла ко мне молодая семья, до сих пор живет с родителями и не может отделиться. Квартиры дорогие. Половина дохода уйдет на аренду. Не подпускают к очереди за жилье. Столько строят домов и их все забирают богатые и ближайшее окружение чиновников. Я хотел бы еще, чтобы ученикам школ сделали бесплатный проезд», — считает он.

Дүйсебаев планирует написать программу вместе с людьми.

«А то буду как Казахстан-2030 и Казахстан-2050. Как я потом в глаза людям смотреть буду? Будут смеяться. У нас нет ни заводов, ни фабрик, что в Казахстане, что в Шымкенте. Надо решать этот вопрос. Мы стали просто торгашами. Государство говорит о поддержке молодежи и выделяет деньги, чтобы они открывали свои магазины. Что это? Нужно производить свое. У меня много примеров того, как люди пытались создавать предприятия для обработки кожи, выработки энергии через солнечные электростанции - их просто душили власти», — говорит он.

Во время разговора к нам подходит Аклима Пернеева, кандидатка в городской маслихат по 16 округу и соратница Дүйсебаева.

«Что, опять лямку тянешь и часами болтаешь об одном и том же?», — шутит она.

Пернеева родилась в ауле Қасқасу, в районе Төле би. Также пришла в активизм в 2019 году, когда занималась наблюдением на выборах.

«Я не буду давать взятки или продукты, у меня нет таких денег, и я бы никогда таким не занималась. Я сейчас открыла чат и знакомлю людей со своей программой. Я верю, что люди устали от Amanat. Устали от депутатов, которые только обещают. Если я буду депутаткой - я хочу быть примером. У нас в Шымкенте самая главная проблема - коррупция. Нужно сделать так, чтобы все органы власти и профессии были ответственны за свои деяния. Я думаю, что могу получить 70-80% голосов. Уверена, что голоса будут воровать. Но я сказала всем избирательным комиссиям, что я поставлю по 3 наблюдателя в каждый округ. Я знаю, что вы будете воровать - и я буду идти в суд, буду идти до конца. Потому я и открыла чат - я сказала им, чтобы они фотографировали свои бюллетени, а потом отправляли мне. Чтобы все сравнить и потом доказать», — говорит Пернеева.

Ақлима Пернеева

Дүйсебаев добавляет, что будущее сейчас «туманное».

«Ничего не изменилось, даже акимы. Все из старой системы. Но я верю, что смогу победить. Верю, что Ақлима тоже. Повторюсь, народ изменился. Думаю, что вокруг моего района будет до 90% голосов за меня, в других местах в районе 70-75%. Я не буду никаких подарков и денег давать людям, просить у стариков дать бата. Не буду. Все эти 30 лет наши судьбы решали старики. Так не должно быть. Я вот, что думаю. Если кто придет к вам - как к избирателям, спросите у них про Қаңтар. Узнайте - говорят ли они устами властей или устами народа. Там все станет ясно», — подытоживает он.

После чего к нему подходит Ерғали Көлбаев - его сподвижник. Вместе они обсуждают технические моменты избирательной кампании - аренду офиса, встречи с избирателями и документацию. Уже завтра они начнут ездить по району и проводить агитацию.

«Простые люди, а не бизнесмены или чиновники»

Первое место для встречи с населением Дүйсебаев выбрал на окраине города - в частном секторе возле реки Бадам. На уходящей улице вниз нас встретил высокий человек в коричневом пиджаке и в темных очках. Это – Данияр Байтілеу, соратник и доверенное лицо Дүйсебаева.

Он подводит нас к переходу через реку. Там, под солнцем собралась группа женщин с маленькими детьми. Они ожидали прихода Дүйсебаева, который отправился собирать остальных людей.

«Народ сейчас вам сам расскажет, что ему нужно. Например, нашей улице нужна канализация. В городах не должно быть септика. Сам я живу в Абайском районе. Я обращался в акимат Абайского района, но ничего за три года. Кормят нас обещаниями. Вы знаете, как жарко бывает в Шымкенте летом. С каждого двора может доноситься запах туалета, если не чистить. Это не подходит под статус города республиканского значения», – говорит Байтілеу.

Через пару минут на горизонте появляется Дүйсебаев. Он идет с другими жителями района по слякоти грунтовой дороги. Подойдя, они встают в круг. Байтілеу говорит, что еще должен подойти «уважаемый наставник, учитель и простой человек», выдвигающийся в мажилис.

Дүйсебаев одет практично - в калошах и повседневной одежде, потому жители сперва не могут понять, кто кандидат, а кто доверенное лицо. Байтілеу объясняет собравшимся, что «он обычный пацан из аула, из народа, такой же, как и все». Сам Дүйсебаев позже расскажет, что ему неловко надевать костюм, потому и на агитационных плакатах он всегда одет в повседневную одежду.

Встречу начинает Байтілеу. Он рассказывает о политической ситуации в Казахстане, обвиняя бывшего президента Нурсултана Назарбаева в монополизации власти.

Байтілеу считает, что возвращение выборов по одномандатным округам – это достижение гражданского общества. По его словам, выборы по партийным спискам не оправдали себя и партии были бессильны в решении проблем народа. «Мажоритарные выборы пришли кровью, пролитой во время Қанды Қаңтар», – говорит он.

После этого он объясняет главную миссию Дүйсебаева в маслихате.

«Вообще, главная функция городского маслихата – это распределение бюджета. При распределении нужны люди, которые будут контролировать, что бюджет будет потрачен на нужные вещи. Все люди, которые прошли по партийным спискам, не могут выйти за рамки партии. Есть партийная линия – они и сидят, сложа руки. В маслихат идут крупные бизнесмены, предприниматели, тендерщики - для того, чтобы получать тендеры. Даже если директор небольшой дорожной компании скажет, мол, нужно столько-то денег на дорогу, сдаст смету, то сэкономит на асфальте, а остальное – это откат», – говорит Байтілеу.

Он объясняет какие бюллетени получат жители. Байтілеу призывает не обращать внимание на бюллетени с партийными списками. Он также предупреждает, что если Дүйсебаев ничего не сделает из обещанного, то они напишут письмо, отзовут голоса и уберут его из маслихата. «Если хотите изменений, голосуйте за Максата. Максат Дүйсебаев – мой выбор!», – восклицает Байтлеу и заканчивает свою речь.

­– Мы вот столько депутатов выбирали. Из этих депутатов…– пытается что-то спросить одна из присутствующих женщин.

– Имя хотя бы одного из этих депутатов вы знаете? – перебивает Байтілеу.

– Нет, вот, например, я занималась торговлей, да, столько депутатов подходили к нам и говорили, мол, выбирайте меня, я вас так, вас сяк, дела ваши улучшу, дороги сделаю. Но после выборов многие просто исчезли. К кому из них можем пойти? Ни к кому, – отвечает женщина.

– Поэтому мы знаем Маке [Максата – В.] и будем ходить к нему прямиком домой, – говорит и смеется другая женщина.

Другой мужчина делиться опытом того, как Максат помог ему решить проблему с освещением.

– Я в прошлом году видел работу Максата. Подтверждаю то, что вы говорите. На моей улице одна фирма выиграла тендер и сделала свет, но через три дня три-четыре светильника перестали работать. Я позвонил Максату. Я знал, что он занимается такими вещами.

– А-а-а, это когда возвращались с тоя, – вспоминает Дүйсебаев.

– Да, тогда я его попросил прийти к дому. Он пришел, сфотографировал и отправил туда. На следующий день сразу поменяли. Тогда я понял, что одно его слово – там уже за всем следят. На самом деле, мы должны были отправить жалобу своему депутату. Но пришел не депутат, а Максат – он делает работу депутата, – отзывается житель.

– Вы же даже не знаете кто ваш депутат, – снова напоминает Байтілеу.

Постепенно к месту сбора подходят другие жители. Одна из них жалуется, что детям приходится переходить на другую сторону реки, чтобы поиграть футбол.

«Дети подрались из-за того, что дети по ту сторону реки не хотели делиться полем, мол, наши из другого района. Там и свет лучше, никогда не выключается. У нас каждый день выключается свет, даже при маленьком дожде. Наша сторона относится к Енбекшинскому району, а их – к району Әл-Фараби», – говорит она.

Другая женщина соглашается с ней, добавляя, что им приходится проходить расстояние в несколько остановок, чтобы поупражняться: «Мы, старушки, собираемся тут и идем, чтобы позаниматься спортом, было бы хорошо, если бы сделали тренажерную площадку и у нас».

Досталось и названию улицы. Раньше она называлась Прогонная, ее переименовали в улицу Қума. Жители говорят, что это некорректный перевод – название Айдау подошло бы лучше.

К месту собрания подъезжает такси, откуда выходит Өмір Шыныбекұлы, кандидат в мажилис. Он приветствует собравшихся и встает рядом с Байтілеу и Дүйсебаевым. Байтілеу его представляет. Өмір Шыныбекұлы – учитель истории и права в одной из школ Шымкента. Он активно борется за права учителей и ратует за их беспартийность.

Шыныбекұлы начинает свою речь с цитаты Марка Твена: «В жизни каждого человека есть два великих дня: день, когда он родился и день, когда он понял, для чего!» Он говорит, что всю жизнь был учителем и «получал по шапке от начальников из-за стального характера». Он называет рождение первого внука своим вторым днем рождения, потому что тогда начал задумываться о том, какой учитель будет обучать его внука.

«Әлихан Бөкейхан говорил, что стремление служить народу не от знаний, а от характера. Мне кажется, нашим учителям не хватает характера противостоять коррупции и беззаконию. Много учителей, которые сидят на кухнях и жалуются на несправедливость жизни», – говорит он.

Өмір Шыныбекұлы

Он считает, что учителя должны быть беспартийными и не работать ни на одну из партий. Сам он вышел из партии «Нұр Отан» в 2011 году после событий в Жанаозене.

Шыныбекұлы говорит, что для того, чтобы сделать Шымкент мегаполисом, местные власти добавили села вокруг Шымкента в территорию города. Но при этом городские власти оставляют их без внимания. Он говорит, что вместе с Дүйсебаевым они могут поднять эти проблемы, если у них получится пройти.

Под конец встречи собравшиеся встали в ряд и сделали фото на память. Некоторые из них говорили, что готовы поддержать Шыныбекұлы и Дүйсебаева на выборах, потому что они «простые люди, а не бизнесмены или чиновники».

«Пусть там (в представительных органах - В.) будет хоть один такой человек», — подытожил один из местных жителей.

В гости к избирательной комиссии

«Это районы с самым тяжелым социальным положением. Я помню, что сюда раньше опасно было ходить - преступность и наркотики были распространены», — говорит Шыныбекұлы, уже после того, как мы сели в машину к Дүйсебаеву.

Теперь они намерены посетить избирательный участок.

«Надо туда забежать, навести чуть суеты», — веселится Дүйсебаев. Байтілеу и Шыныбекұлы его поддерживают.

Мы подъезжаем к большой школе №127, внутри которой находится избирательный участок №193 и избирательная комиссия по выборам в депутаты в городской маслихат №9.

Перед школой гул - школьники бегают туда-сюда. Вместе с кандидатами мы идем внутрь и сворачиваем в кабинет избирательной комиссии. Там, за одинокой партой сидит член комиссии Асхат Төлегенов.

Атмосфера накаляется с первых же секунд - Данияр Байтілеу спрашивает у члена комиссии, где председатель, на что тот требует представиться.

— Я Данияр Байтілеу, доверенное лицо Мақсата Дүйсебаева… У вас должен быть бейджик, вы должны были представиться. Вы работаете в этой школе?, — спрашивает Байтілеу, осматривая стол члена комиссии.

— Так, какое это имеет к вам отношение?, — возмущается Төлегенов.

— Как какое? Я - доверенное лицо, я могу...

— Нет. Доверенные лица не обязаны сюда приходить. Что вам надо? Мы тут выдаем свидетельства о регистрации. К нам из всех округов будут приходить доверенные лица что-ли?

— Если вы будете препятствовать моей деятельности, то я могу вас по закону осудить на два года. Я - доверенное лицо Дүйсебаева, мне нужен документ о том, что я доверенное лицо. Мы об этом разузнать пришли.

Они выясняют, что документы еще до конца не сданы, после чего Байтілеу пытается узнать об общем количестве избирателей в округе. Төлегенов ему говорит, что для кандидатов был открыт специальный чат, где предоставлена вся информация.

— Помимо прочего, я хотел пожелать, чтобы мы оба, мы все приложили усилия к тому, чтобы эти выборы прошли справедливо…, — начинает Байтілеу.

— Не понял, о чем вы говорите? Мы делаем свою работу и всё, — возмущается Төлегенов.

— Я говорю, что хочу, чтобы эти выборы прошли справедливо. Я больше 20 лет участвую в выборах. Я многое видел и знаю, что в этом округе крали голоса.

— Не понимаю, а зачем тогда доверенные лица, зачем тут мы сидим - как избирательная комиссия?

— Ой, я могу вам лекцию на этот счет прочитать.

— Послушайте, мы сделаем все, что в наших руках…

— Сколько лет вы работаете в избирательной комиссии?

— Вам это зачем?

— Мне что нельзя об этом знать?

— Нет. Задавайте корректные вопросы. Я вас не понимаю. Пришли и задаете такие вопросы…

Байтілеу и Дүйсебаев решают пройти к избирательному участку.

«Вы видите, какое отношение? Нет бы уважение проявить, культуру. А тут такое грубиянство. Сразу блок ставят», — говорит Байтілеу.

Нас встречает женщина в небольшом зале, где оборудованы кабинки для голосования и избирательная урна для бюллетеней. Байтілеу выясняет у нее, что на данном участке есть 2500 избирателей.

— Я хотел попросить вас, чтобы выборы прошли справедливо и без фальсификаций, — говорит Байтілеу.

— Раб - мне не коллега, это человек, который идет на мелкие и подлые поступки, — присоединяется Шыныбекұлы к разговору, — Я говорил еще Аймағанбетову, что нужно принимать меры к учителям, которые воруют голоса. Потому, я желаю, чтобы мы не опозорились вновь, но если я узнаю, что некий учитель своровал голос - я сделаю всё, чтобы его лишить работы.

— И не препятствуйте работе наблюдателей! — добавляет Байтілеу.

— К нам приходили и все объясняли, что наблюдатели могут, что они могут смотреть - все в порядке, мы всё знаем, — отвечает женщина.

Саяжол

В дороге на следующую встречу Дүйсебаев замечает перерытую дорогу.

«Может выскочить, снять все это?», — просыпается в нем старая привычка.

Теперь же Байтілеу и Дүйсебаев обсуждают то, как вести предвыборную кампанию.

«Надо было с первой встречи сказать людям, чтобы они своих сыновей, внуков там наблюдателями отправили к тебе. Пусть учатся. Ничего противозаконного. Не несанкционированные митинги же. И потом, выкладывай свои встречи в социальные сети? Ну что ты ничего не выкладываешь!?», — возмущается Байтілеу.

«Да что я, сам от своего имени, как я там хожу и болтаю буду выкладывать? Я лучше как в старые времена, сяду в машину, мегафон возьму, и буду пролетать по всем районам, выкрикивать и агитировать. Ходить по улицам и по домам», — смеется в ответ Дүйсебаев.

Мы приезжаем на узкую улицу Саяжол - она также находится вдоль реки Бадам и застроена частным сектором. Здесь нас встречает еще одно доверенное лицо Дүйсебаева - Қайрат Дәулетбақов. Он проходит вихрем по улице, открывая каждую дверь, которые местные жители не закрывают на ключ и выкрикивает имена хозяев со словами «Выходите! Собрание, собрание!».

Через несколько минут семь человек собираются вокруг Дүйсебаева. Они перебираются под тень грузовика, дабы спрятаться от солнца.

«Если бы в выходные пришли, то я бы тут всех собрал. А так большинство в будни на работе», — говорит Дәулетбақов.

Қайрат Дәулетбақов

Встречу Байтілеу вновь начинает с рассказа о политической ситуации в стране, изменениях в выборном законодательстве и перспективах независимого выдвижения.

Мы тем временем говорим с Заманбеком Қанафиным, жителем этой улицы, который присел на скамейке чуть подальше от собрания. Он родился в Шымкенте, ему 65 лет. Он не верит ни в выборы, ни в независимых самовыдвиженцев, ни в будущее страны.

«Ничего не меняется, пыль в глаза. Работы нет, мы все тут сами делали - водоканал, свет, столбы. Никакого уважения нету, никакой коммуникации между государством и народом. Депутатов нет, они приходят так, раньше давали деньги, водку, рис, чтобы голосовали за них и исчезали. Ну выбирали мы их и что? Я никому не верю. Независимые кандидаты - у них никакой власти не будет. Мы все устали. Нам все известно - кто воры, кто что из себя представляет. Мы не доросли еще до выборов и прочего. Никто законам не подчиняется, никто не стоит за закон. Нам остаётся только кровь проливать», — говорит он, щурясь от солнца и недоверчиво поглядывая в сторону собрания.

Заманбек Қанафин

Тем временем разговор Байтілеу с избирателями медленно перетекает в тему вторжения России в Украину.

— Это ладно! Давайте по делу поговорим, сколько людей идут в маслихат от нашего округа?, — говорит пришедший на собрание Нұрхат.

— Девять, — отвечает Дүйсебаев.

— Где будет проходить?

— У вас участок в детском садике - в Алпамысе.

— А где эти кандидаты? Кто они?

— Они еще к вам придут. Плов вам приготовят, макароны загонят, а вы ешьте их хлеб, пейте их чай…, — говорит Байтілеу.

— Да, они вот так накормят, обещают и пропадают! Ладно, мы вас выберем, но нам нужен человек, который делом будет заниматься, — говорит Жақсыгүл апа, местная жительница.

— Я вот больше 33 лет тут живу. За все время моего проживания, тут только в прошлом году положили асфальт! Свет тоже только недавно дали! Мы сами эти столбы ставили, присоединяли. Сколько этих депутатов приходило - обещали все сделать. Приезжали на газелях - обещали всякого, но никакой пользы от них не было. Мы и на трансформатор сами деньги собирали, а он сейчас в таком состоянии - в мечети стоит. Потом, тут еще такая проблема - у этой части домов, — Нұрхат показывает на левую сторону улицы, — У них документы дают временно. Каждые десять лет ходишь и меняешь. Ладно - свет, телефон, газ, все подключили. Но коррупция, не можем получить документы на дома! Как арендная у нас земля.

— Поднимешь эту проблему?, — обращается Байтілеу к Дүйсебаеву.

— Подниму, хоть буду депутатом, хоть не буду. Мы вместе будем требовать. Я помню, что у нас были проблемы тут в Еламане (микрорайон - В.). Ну там собрание устроили, звали акимат. Не приходили. Как подали уведомление о митинге - так они “прискакали”. Поставили им 7 требований - за полгода все выполнили. Если они не будут нас слушать - мы будем в социальных сетях все публиковать, если и это не сработает, уведомим о митинге - вот тогда они прибегут, — отвечает Дүйсебаев.

После этого они обсуждают то, что качество положенного асфальта тоже оставляет желать лучшего, а маршруты местных автобусов неудобны для жителей - с длинными интервалами.

— В общем, этот парень не раздает ни денег, ни плова. Пришел с нами поговорить, по открытому. Это хорошо. А вот те, кто будут раздавать - вы ешьте, берите все, что дают, но на участках свой честный выбор сделайте, — говорит Нұрхат.

— Сделаем Мақсата своим депутатом, сможем заходить туда, куда нам положено заходить, бомбить там, где надо будет бомбить. Возьмем его за подмышки и потащим, — смеется Дәулетбақов.

К собранию со временем присоединилось еще несколько человек. Один из них - мужчина, стал говорить о том, что «никакой справедливости не будет».

— Там все списки, все уже готово. Там же все неправильно. Процесс весь неправильный, они только протокол сдают, а не бюллетени. Только наблюдатели могут там свой подсчет сделать, — говорит он.

— Вот, наблюдатели - большая сила. Мы видели, что они сделали во время Косанова, — отвечает ему Байтілеу.

Қайрат Дәулетбақов

— Я и наблюдателем был, и в избирательной комиссии был. Ушел оттуда, к черту такие выборы. Я не собираюсь вообще голосовать.

— У нас была история с выборами сельского акима в Састөбе, — начинает Дүйсебаев — Оттуда нам позвонили, сказали, что хотят своего человека избрать, а вот “Нұр Отан” их давит со всех сторон. Ну мы решили пойти, устроить наблюдение на выборах. Об этом естественно узнали. Прокурор, полиция, там как бы уже караул появился. Ну и мы сказали - что не пойдем наблюдать по телефону. Но сами тихо с ними лично встретились, попросили их подготовить нам ночлег. Вот, мы посреди ночи посмотрели на камеры - никто нас не пас, взяли и выехали в Састөбе. Выспались и в 6 часов утра десантировались на участки. Вот у них глазища-то были. Они не смогли ничего сделать. Мы мобильной группой там устроили наблюдение. К нам подходили, говорили, что у них там задача - чтобы кандидат от Amanat прошел. В общем, когда был подсчет, мы там шум подняли и смогли избрать народного кандидата.

— Да, если наблюдатели проявят характер - можно защитить каждый голос. Я понимаю, друг, что ты разочарован, — обращается к парню Байтілеу — Но сейчас надо поверить и проголосовать.

Вдохновленные жители начинают расходиться и обсуждают то, что их беспокоит. Нұрхат говорит, что в районе все еще стоит проблема с загрязнением воздуха от нефтеперерабатывающего завода. Он показывает на факел, виднеющийся на горном горизонте. По его словам, до вечера все в порядке, но ночью факел становится больше, а воздух - грязнее.

Байтілеу и Дүйсебаев прощаются с остальными и садятся в машину. Они обсуждают встречу и то, как надо выступать перед людьми впредь. Теперь Дүйсебаев отвезет своего соратника домой - на сегодня агитационная работа закончена, им предстоят встречи в школах в последующие дни.

Власть не занимается политической рекламой, данный материал, как и другие портреты кандидатов на выборах разных уровней, которые будут опубликованы изданием, не оплачен кандидатом или его штабом. Власть публикует этот материал исключительно в информационных целях.