10746
13 марта 2023
Алмас Қайсар, Ақбота Узбекбай, Власть

«Мы будем бороться и идти до конца в случае фальсификаций»

Как кандидатка в депутаты мажилиса Инга Иманбаева проводит предвыборную кампанию в Алматы

«Мы будем бороться и идти до конца в случае фальсификаций»

До конца парламентской предвыборной кампании - неделя. В третьем округе в Алматы борьба остается ожесточенной - к моменту окончания регистрации на место депутата претендовало 37 кандидатов. Одна из них - Инга Иманбаева, журналистка, правозащитница и активистка незарегистрированной Демократической партии.

Офис предвыборного штаба Иманбаевой находится в том же здании и на том же этаже, где расположено Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), в котором работает Иманбаева. Прямо перед зданием припарковано несколько машин, на их окнах - плакаты в поддержку Иманбаевой.

«Жанболат Мамайды қолда, Инга Иманбаеваға дауыс бер!» (Поддерживай Жанболата Мамая, голосуй за Ингу Иманбаеву!) — гласят надписи на них.

Инга - жена оппозиционного политика Жанболата Мамая, который находится под домашним арестом и проходит обвиняемым по нескольким уголовным делам, в том числе - по организации массовых беспорядков во время январских событий.

На четвертом этаже суета - Иманбаева записывает очередной предвыборный ролик с обвинениями в адрес семьи экс-президента Нурсултана Назарбаева, за закрытыми дверями рядом - около десятка ее соратников бурно обсуждают то, куда они поедут агитировать людей. Среди собравшихся - Абзал Достияров, кандидат по 4 округу в мажилис от Алматы.

«Сейчас ждем, что по радио дадут мою агитационную речь, я уже договорилась. И потом поедем на агитацию, просто на улицах, по домам - с людьми. Мы как лояльные правящей элите кандидаты не встречаемся официально в школах, не сгоняем туда никого - мы предпочитаем улицы», — говорит она, а после забегает в офис.

Штаб обустроен больше как студия для съемки видеороликов - здесь и зеленый фон и съемочное освещение. Соратники Инги начинают собирать листовки, передвижной баннер, быстро надевают верхнюю одежду и выбегают на улицу. Инга говорит с Абзалом, после чего они разделяются.

«У него же другой район, он туда поедет агитировать. В офисе останется только один человек, сейчас начнется процесс по Есенғазы Қуандық, он должен был идти по 5 округу - его сняли из-за несоответствия налоговой декларации», — рассказывает она.

На улице они продолжают обмениваться шутками, а после пытаются понять, кто в какую машину сядет - чтобы на обратном пути расселись по машинам те люди, которые живут по соседству.

Мы садимся вместе с Иманбаевой и двумя ее соратниками в одну из машин.

«Эти двое людей - Мақсат аға и его жена Жанка, — говорит она про них, — Когда мы создавали инициативную группу Демократической партии, из тысячи подписей - три сотни собрали они. С тех пор они всегда с нами - и на судах Жанболата, и во время этих выборов. Мақсат аға ночью выходит на смену, а после, почти без сна, приходит к нам на агитацию, Жанка тәте тоже оставила все свои дела и бегает с нами. Они оба живут в микрорайоне Шанырақ. Когда я решила баллотироваться по третьему округу, я очень обрадовалась - многие наши сторонники живут именно в этих районах, много подписей было собрано оттуда во время создания партии. Я знала, что они меня поддержат. Благодаря таким сторонникам, не отступающим ни перед чем, мы можем вести агитацию».

«Власть заставила меня участвовать в политике»

Пока мы едем в микрорайон Нұркент возле Almaty Arena, Иманбаева рассказывает, что ранее занималась только защитой политических и гражданских свобод.

«Мне это очень нравилось быть журналисткой, правозащитницей и юристкой. У меня была такая позиция - в один дом достаточно одного политика. Да, я тоже была оппозиционных взглядов. С тех пор, как я поступила на факультет журналистики, я работала в разных оппозиционных изданиях. Но тем не менее, я не занималась политикой напрямую как Жанболат - не выступала на митингах и не пыталась участвовать в выборах как кандидат. Но в прошлом году власть заставила меня участвовать в политике. За все годы назарбаевского режима Жанболата, которому всего 34 года, сажали три раза по уголовным статьям. После событий в Жанаозене, после земельных митингов и после Қаңтара», — говорит она.

Она считает, что арест Мамая как раз связан с планами правящей группы по проведению досрочных президентских и парламентских выборов, потому что «Жанболат - очень популярен, особенно у казахоязычной аудитории».

«Он мог бы дать отпор властям. Потому, пока Жанболат под домашним арестом, я решила что должна продолжить его борьбу. Я не могла оставить весь его труд и веру наших сторонников. Потому решила баллотироваться», — говорит Инга.

В прошлом году она также выдвигала свою кандидатуру на пост президента страны, но по ее словам, это было больше «перформансом» для того, чтобы показать, насколько дискриминационные законы в стране - тогда ей отказали, сославшись на то, что она младше 40 лет и не имеет 5 лет стажа государственной службы.

«Теперь они дали нам регистрацию и ввели 30% мажоритарной системы в парламент. Я понимаю это так - они не хотят менять политический режим, но хотят изменить мнение о них для международного сообщества. Быть честной, я не верила в то, что нас зарегистрируют. Когда мне был 21 год, я пыталась стать депутаткой маслихата - мне отказали, сославшись на то, что я не задекларировала 3 теңге на моей студенческой карточке», — рассказывает она.

Несмотря на регистрацию, у Инги нет иллюзий насчет справедливости этих выборов: «Никаких реформ, которые обещал Токаев, не произошло, прошлые президентские выборы получили очень негативные оценки. В любой момент меня могут снять с выборов - у меня есть такое опасение. Потому что они видят, что мы получаем поддержку от населения, что мы можем выиграть. Будут либо массовые фальсификации, либо мое имя не впишут в бюллетень».

Но Иманбаева уже готовится к защите голосов: помимо поддержки независимых наблюдателей, она планирует покрыть 193 своих участков собственными доверенными лицами.

«Мы будем бороться и идти до конца в случае фальсификаций. Власти ни в коем случае не захотят нас допустить, так как если я попаду в парламент - я буду требовать ареста назарбаевской семьи, повторного расследования Қаңтар. Понимаете, одно дело - выступать на митингах, на международных площадках, другое - с трибуны парламента», — считает Инга.

По ее мнению, это отличный шанс для активистов и политиков «вырвать» пару мест в парламенте - в случае если они смогут защитить голоса. Ведь это может мобилизовать народ и вернуть ему веру в политику.

«Я буду голосом народа в парламенте. Сейчас парламент считают нотариусом властей», — говорит кандидатка.

Она добавляет, что будет поднимать социально-экономические темы. По ее мнению, сейчас же необходимо поднимать вопрос кредитной амнистии на уровне парламента. Инга ссылается на то, что более миллиона человек уже готовы объявить себя банкротами - их грабили банки, принадлежавшие олигархам. Помимо прочего, необходимо повышать пенсии и выплаты пособий на детей.

«Мы сейчас в состоянии нищеты. Необходимо создавать парламентскую комиссию и рассматривать вопрос справедливого распределения доходов от нефти и других природных ресурсов. Возвращать деньги, украденные Назарбаевыми. Это требование сегодняшнего дня», — подытоживает Иманбаева.

Агитация по квартирам

Мы приезжаем в микрорайон Нұркент. Команда Инги распределяет между собой листовки и задачи. Часть из них отправляется обходить квартиры, другая - клеить листовки, еще одна - агитировать людей на улице возле баннера.

Инга вместе со своей соратницей Аружан Дүйсебаевой решают обойти квартиры в жилом комплексе. Для того, чтобы зайти в подъезд, они звонят в случайные квартиры.

«Люди иногда очень удивляются, что кандидаты вот так сами ходят по домам. До этого по партийным спискам просто готовили 98 людей, они никакой агитацией не занимались. Им и не нужно, они ведь не избранники народа», — говорит она, ожидая ответа на домофоне.

После этого первым делом они оставляют несколько листовок в почтовых ящиках: «Это для тех, кого не будет дома - чтобы они заметили». Аружан и Инга берутся стучаться во все двери подряд и заходят к тем, кто открывает. За все время агитации лишь одна жительница резко отказалась от разговора.

«Это не наша вина, что люди так реагируют», — считает Инга.

В других случаях - вежливо выслушивают, иногда смеются и берут листовки. После обхода первого этажа они поднимаются на лифте на самый верхний и последовательно спускаются вниз.

«Здравствуйте! Я кандидат в депутаты в мажилис по вашему району, меня зовут - Инга Иманбай, я самовыдвиженец. Приходите 19 марта на выборы и отдайте свой голос за меня. Можете ознакомиться тут с моей программой, — вручает она листовку женщине, — Если хотите глубже понять кто я, то здесь есть ссылки на наши социальные сети. Также тут есть номер телефона, если у вас будут вопросы - можете в любой момент позвонить».

Иногда жильцы узнавали Ингу.

— Кто это? Ой, жаным, ты что-ли? Я конечно за тебя голос отдам, — говорит взрослая женщина, увидев Ингу.

— Спасибо! — улыбается Инга в ответ.

— Я уже взяла твою листовку, видела тебя на видео, везде.

— Спасибо еще раз! Агитируйте своих соседей, давайте я вам оставлю несколько листовок, пусть тоже посмотрят наши видео.

— Конечно, они и так смотрят.

— Эпоха должна смениться, мы ее изменим.

Инга спускается вниз с широкой улыбкой: «Страшно радуюсь когда узнают, а когда говорят, что отдадут голос за меня, еще больше счастья становится».

Параллельно она созванивается со своим штабом по другим элементам агитации, а также рассылает сообщения прессе о разных событиях, последнее было о заявлении Freedom House относительно ситуации вокруг Жанболата Мамая.

«Выборы выборами, но для нас важно, чтобы дело Жанболата не оставалось без внимания, нам важна его свобода», — добавляет Иманбаева.

На выходе ее соратники продолжают агитировать прохожих.

— Посмотри, вот тут про молодежь, про пенсионеров и многодетных матерей, читай вот это, — указывает молодому парню на программу Инги одна из ее соратниц.

— Да, хорошо. Я пойду и проголосую, соседи тоже знают про вас.

— Молодец! Нам нужно поддерживать такую молодёжь.

Часть ее штаба сообщает, что поедет в сторону микрорайона Шаңырақ.

«Мы в Шаңырақе почти всем раздали эти листовки, заходили в дома к людям, кого нет - листовки на воротах оставляли. До маленьких детей - всем раздали. Некоторые бегали за мной, — смеётся Мақсат аға, — Просили еще листовок дать».

Другая часть планирует отправиться в сторону мечети - раздавать листовки прихожанам. Одна из взрослых активисток говорит, что стоять тут во дворе «бесполезно» и что она пойдет в сторону остановок.

Инга с Аружан вновь идут делать обход по квартирам в другом доме. Они замечают, что некоторые листовки, которые расклеили ранее, уже сорваны.

«Нам осталось тут пройтись в Нұркенте и Алғабасе. Примерно 50-60% моего района мы уже полностью обошли, надеемся, что за последнюю неделю обойдем его полностью. Просмотров тоже много на наших видео, но важно вот так ходить - узнавать своих избирателей, показывать, кто мы такие», — считает Инга.

Параллельно обходу она рассказывает про расписание своего дня: «Встаю в 6 утра, в 7 выхожу из дома, потому что к 8 надо отвезти сына в садик, а дочку - в школу. Обычно мы с утра снимали несколько актуальных видео, теперь мы добавили к этому и агитацию. После чего мы собираемся с соратниками - обсуждаем, кто что сделал, куда надо дальше и так далее. Потом выезжаем на агитацию. Я уделяю такой уличной агитации примерно 3-4 часа в день. Потом по-разному - сегодня я должна сходить, подписывать несколько договоров по агитации на радио. Потом я возвращаюсь в офис, отвечаю письменно на вопросы, которые приходят. Временами приглашают на интервью - ухожу туда. Бывают дни, когда ухожу на встречу с правозащитниками, дипломатическими миссиями и журналистами насчет выборов или суда над Жанболатом. К 5 забираю дочку и сына. Раньше после этого я ехала домой, отдыхала. Сейчас я сразу возвращаюсь в штаб - делаем все, что не успели, начали тренинги по наблюдению для волонтеров после 6».

По ее словам, сейчас к команде присоединилось много новых людей и волонтеров.

«Люди приходят по возможности - кто-то присоединяется после обеда. Наш штаб сейчас работает с утра до 10 ночи», — добавляет она.

Один из жильцов спросил у Инги, сможет ли она поддержать его творчество, он - музыкант. На что она просто попросила ознакомиться с программой и обратиться внимание на социальные проблемы.

«Некоторые люди просят денег, жилье…», — говорит Аружан.

«Я вот думаю, что самое страшное преступление, которое совершили Назарбаевы, это не то, что они ограбили народ, а то, что они нормализовали коррупцию в жизни людей. Выросло поколение, для которых давать взятки и посредством этого становится чиновниками, депутатами или таким способом создавать условия для своих семей - стало нормой. Но я верю, что в будущем, мы сможем все это исправить», — считает Инга.

После этого Иманбаева вместе с соратниками отправляются к центру обслуживания населения Алатауского района, возле Almaty Arena. В январе 2022 года здесь начались митинги в Алматы.

«Да, это история. Тяжелая история, — говорит Инга, осматриваясь. — Больше года прошло. Продолжается суд над Жанболатом, никаких доказательств. Они и журналистов звали, спрашивали - почему пишут про них, спрашивали - являются ли они сторонниками Демпартии. Отсутствие доказательств - это показатель того, каков на самом деле Жанболат. Все, кто против него свидетельствуют - сотрудники полиции или прокуратуры. Они пытались простых людей [заставить] свидетельствовать против него, так, например Каласа Нурпеисова уговаривали. Он не стал. Так предлагали многим людям, которые были арестованы по январским событиям. То, что никто из них не стал свидетельствовать против него, говорит о высоком уважении и авторитете Жанболата среди народа».

Она смеется, рассказывая, что домашний арест для такого активного политика как Жанболат Мамай, сейчас равен «пытке».

«Конечно, лучше чем в тюрьме, хоть рядом с детьми и родителями. У нас есть трое детей. Дочери - 8 лет, во 2 классе. Среднему сыну четыре годика, а самому младшему - два с половиной. Мы живем вместе с родителями Жанболата, они сейчас за ними смотрят. Сейчас все друг на друга наслаивается - суд и выборы. Хотим отдать младшего в садик, но для этого ему нужно время для адаптации, как все закончится - планируем так и сделать», — рассказывает Инга.

Людей возле ЦОНа оказывается много - особенно матерей с колясками и маленькими детьми, они гуляют под тёплым мартовским солнцем. Команда Инги продолжает свою агитацию среди них.

«Наша миссия - защитить голоса Инги»

К шести часам вечере в штабе Инги собираются люди - вскоре начнется тренинг для наблюдателей. Такое время выбрано для того, чтобы люди могли поучаствовать в нем после работы. В офис приходят новые люди - они лично знакомятся с Ингой. Среди пришедших - несколько желтоқсановцев, которые хотят быть внутри мобильной группы в день выборов.

Тренинг для наблюдателей проводит активистка и доверенное лицо Иманбаевой - Бэлла Орынбетова, журналистка и политик. Люди рассаживаются по кабинету, и сперва некоторое время обмениваются своими политическими взглядами и претензиями к властям. В кабинете собирается 17 человек.

Орынбетова начинает тренинг с базовых советов: необходимости выспаться и хорошо отдохнуть за день до выборов, так как им придется наблюдать с 6 утра до 1-2 часов ночи. Она просит подготовить сотовые телефоны: очистить их память, зарядить, взять пауэр-банк, пополнить баланс для связи со штабом, сделать двухфакторную аутентификацию на все свои социальные сети, иметь с собой 10-20 листов бумаги, пару ручек, таблетки и не забыть документы.

«Нужно всегда быть на связи со штабом. Я готовлю вас к худшему сценарию. Во время пребывания на избирательном участке комиссия будет звать вас попить чай, покушать и прочее. Если вы пойдете с ними, вы не заметите, как урна для бюллетеней быстро заполнится. Вы никуда не должны идти. Меньше пейте воды, потому что, извиняюсь, нужно меньше ходить в туалет», — говорит Орынбетова.

«Может, памперсы взять», — отшучивается женщина в зале.

«Нет, — смеется Орынбетова, — Просто меньше бегать в туалет. Можете поставить телефон на штатив и включить видео, обнаружите интересные ситуации».

«А что если накроют?», — спрашивает мужчина.

«Если накроют - тоже кадр. Главное поверните объектив к урне», — говорит Инга.

После этого Орынбетова продолжает объяснять технические особенности и законы, касающиеся наблюдения и голосования на выборах. Одна из женщин начала жаловаться, что она не сможет проголосовать за Есенғазы Қуандықа, так как его сняли с выборов и поменять свой участок для того, чтобы отдать голос за Ингу.

«Я говорю всем наблюдателям - ничего не бывает без жертв. Ваш один голос ничего не решит, вы уж меня простите. Но вы можете спасти многие голоса людей, сотни, если пойдете на участок наблюдать», — отвечает ей Орынбетова.

Она добавляет, что в штабе будут координаторы, с которыми им необходимо будет держать связь. А на самом участке надо вести себя сдержанно и познакомиться с другими наблюдателями, в том числе, поискать наблюдателей от независимых организаций как «Молодежная информационная служба коммуникаций» и «Еркіндік қанаты».

«Наша миссия - защитить голоса Инги. Потому мы не идем на конфликты, должны быть вежливыми и не поддаваться на провокации. Не берите никаких подарков, не пейте с ними чай. Ваша главная задача - оставаться на участке до 8 часов, когда участок закроется. В конце получить протокол. Используйте разные тактики. Будьте взвешенными», — добавляет она.

«Мы каждого посадим на отдельный участок. Есть разные ситуации, потому мы организуем мобильную группу в штабе параллельно с координаторами, несколько наблюдателей. Если вам становится плохо - вы сообщаете координатору и мы меняем вас одним человеком из запаса в мобильной группе. Однако, я понимаю, у всех у нас есть различные проблемы и слабости. Но в этот день мы должны перемочь всё», — говорит Иманбаева.

Она добавляет, что в мобильной группе будут адвокаты, юристы и журналисты из числа доверенных лиц. Также Иманбаева будет на связи с международными наблюдателями.

«Потому что бывают разные ситуации. В самом конце, когда вы будете требовать протокол, чтобы ни дать вам протокол - могут делаться разные вещи. В этот момент, вы связываетесь с координатором - не даете уйти комиссии с протоколом и сами не уходите. Мы тут же отправляем мобильную группу», — говорит она.

Тренинг заканчивается поздним вечером, у Инги Иманбаевой и ее штаба есть немного времени отдохнуть перед последними днями агитации.

Власть не занимается политической рекламой, данный материал, как и другие портреты кандидатов на выборах разных уровней, которые будут опубликованы изданием, не оплачен кандидатом или его штабом. Власть публикует этот материал исключительно в информационных целях.