8562
21 марта 2023
Паоло Сорбелло, фото Данияра Мусирова

Казахстан обошелся на выборах без демократии

Наблюдатели зафиксировали множество нарушений во время голосования за кандидатов в депутаты мажилиса и маслихатов

Казахстан обошелся на выборах без демократии

Женщина сожгла несколько ветвей адраспана в ковше и вошла на свой избирательный участок в Астане, намереваясь избавить выборы от "дурного глаза" с помощью дыма растения. Этот нетрадиционный метод, однако, не смог обеспечить честность голосования 19 марта, когда казахстанцы пришли на избирательные участки, чтобы выбрать депутатов мажилиса и маслихатов.

Результаты голосования в Казахстане всегда предсказуемы, и в этот раз они показали убедительную победу правящей партии Amanat. При голосовании за партии Amanat набрал почти 3,5 миллиона голосов, или 53,9%. Дружественные властям партии «Ауыл» (10,9%), Respublica (8,6%), «Ак Жол» (8,4%), «Народная партия Казахстана» (6,8%), ОСДП (5,2%) смогли преодолеть 5% барьер и получат места в нижней палате парламента.

Respublica, зарегистрированная всего четыре месяца назад, и ОСДП, формально являющаяся оппозиционной партией, впервые появятся в мажилисе.

В 29 одномандатных округах, несмотря на присутствие небольшого числа независимых кандидатов, все места были взяты прямыми представителями партии Amanat или кандидатами, связанными с властями.

Комментируя результаты, Лука Анчески, профессор центральноазиатских исследований Университета Глазго, сказал, что преемственность в авторитарных политических режимах не несет с собой какую-либо новизну.

«Идея “Нового Казахстана” − это ярлык, который не имеет смысла. Если вы посмотрите на результаты выборов за последние 9 месяцев, то методы прямо заимствованы из практики Назарбаева», − отметил Анчески, имея в виду бывшего президента Нурсултана Назарбаева, правившего страной в течение трех десятилетий.

«Изменения контролируются и направляются на сохранение тех, кто находится у власти»

Нурсултан Назарбаев аплодирует после того, как проголосовал. Он отказался отвечать на вопросы журналистов. Фото Жанары Каримовой

Наблюдатели не увидели прозрачности

В то время как институциональные наблюдатели аплодировали демократическому процессу, независимые организации заявляли, что и кампания, и день голосования изобиловали нарушениями.

На следующий день после выборов представители ОБСЕ, наиболее авторитетной международной миссии по наблюдению за выборами, заявили, что им не хватило прозрачности.

«Некоторые политические группы по-прежнему не допускаются к участию в выборах в качестве политических партий. Хотя на политической арене появились элементы соревновательности, разнообразные административные препятствия негативно повлияли на возможности проведения предвыборной кампании для некоторых кандидатов-самовыдвиженцев» − сказала во время пресс-конференции в Астане Ирен Чараламбидес, координатор и руководитель краткосрочной миссии ОБСЕ по наблюдению за выборами.

«Мы выявили значительные процедурные нарушения [...], подрывающие прозрачность выборного процесса»

На той же пресс-конференции Рейнхольд Лопатка, глава парламентской ассамблеи ОБСЕ, заявил, что «семена демократии были посеяны», но впереди еще долгий путь.

«В будущем публикация результатов с каждого избирательного участка будет иметь большое значение для повышения прозрачности и общественного доверия».

Оуэн Мерфи, представитель долгосрочной миссии БДИПЧ ОБСЕ, подготовившей предварительный отчет, сказал, что сомнительный подсчет голосов противоречит «гладкой подготовке» выборов со стороны властей.

«Мы негативно оценили подсчет голосов на 58 из 128 избирательных участков»

На прошедших выборах голосовали около 54% из 12 миллионов человек, имеющих это право. В регионах явка была высокой, а в крупных городах, как обычно, низкой. В Алматы, крупнейшем городе Казахстана, на избирательные участки пришли только 25% избирателей.

В интервью Власти Риккардо Пелиццо, доцент политологии Назарбаев Университета, сказал, что такая низкая явка может быть признаком того, что возросшая политическая конкуренция не смогла привлечь жителей.

«Официальные опросы показывают, что число избирателей, определившихся с выбором за последние несколько месяцев, увеличилось. Тем не менее, хотя и наблюдался рост числа сторонников правящей партии, других партий эта тенденция не коснулась. Я полагаю, что допуск большего числа партий в парламент не смог восстановить доверие, особенно среди тех, кто еще не определился за кого голосовать».

Опросы показывают, что позиции Amanat ослабли. Результаты выборов демонстрируют обратное

Несмотря на широкую поддержку на выборах, Amanat получит в парламенте еще большее число мест благодаря искаженной избирательной системе и тому, что несколько кандидатов от правящей партии баллотировались в одномандатных округах.

По предварительным подсчетам, 23 из 29 кандидатов, победивших в одномандатных округах, связаны с Amanat.

53,9% голосов Amanat вместе с 23 победителями выборов по одномандатным округам, в зависимости от окончательных результатов подсчета, могут принести партии 62 или 63 места в мажилисе из 98 возможных.

Однако картина, складывающаяся после голосования, значительно отличается от той, которую описывают независимые опросы, говорит Тлеген Куандыков, сотрудник по коммуникациям Центрально-Азиатского Барометра (ЦАБ), некоммерческого центра изучения общественного мнения.

«Согласно последним данным, собранным нами в ноябре-декабре, около 20% казахстанцев отдали предпочтение правящей партии Amanat», − сказал Куандыков Власти.

Популярность партии Amanat (до прошлого года известной как «Нур Отан»), согласно опросам ЦАБ, неуклонно снижается с момента начала сбора данных.

«Популярность Amanat упала с 74% в 2017 году до 49% в 2019 году и далее до примерно 20% в последние несколько лет», - сказал Куандыков. «Ребрендинг партии "Нур-Отан" в Amanat не улучшил репутацию правящей партии в глазах населения».

Это контрастирует с растущей популярностью Токаева: уровень его поддержки подскочил с 37% в ноябре 2021 года до 57% в ноябре 2022 года. Тем не менее Куандыков предупреждает, что данные свидетельствуют о сохраняющейся предвзятости, когда речь идет о президенте.

«Вопросы о президенте считаются очень чувствительными для респондентов в авторитарных странах. Хотя мы используем некоторые методы для снижения предвзятости, респонденты все равно склонны скрывать свои истинные предпочтения из-за опасений по поводу анонимности и безопасности», − пояснил Куандыков.

PaperLab, общественно-политическая НПО, базирующаяся в Астане, опубликовала результаты своего опроса ближе ко дню выборов. Она показала, что только около 60% респондентов пойдут голосовать, и только 20,8% опрошенных сказали, что проголосовали бы за Аманата.

Последняя цифра соответствует результатам опроса CAB, проведенного в ноябре-декабре. Согласно данным PaperLab, более 60% респондентов заявили, что еще не решили, за какую партию голосовать. Данные также показали, что ни одна из шести других партий, участвующих в выборах, не имеет рейтинг одобрения выше 3,3%.

«За последние два-три года электорат стал деполитизированным и отдалился от практики выборов. В целом, доверие к партиям невелико», − сказал Серик Бейсембаев, социолог из PaperLab, в интервью на YouTube-канале Гиперборей.

Привычный вид голосования

Предполагаемый «новый курс» Казахстана был в центре внимания во время этой избирательной кампании. На самом деле это был последний этап электорального цикла, который начался с референдума в июне 2022 года и продолжился выборами президента и сената.

Тем не менее наблюдатели узнали множество прежних практик и нарушений в процессе голосования.

На нескольких избирательных участках наблюдатели сняли видео вброса бюллетеней и многократного голосования одного и того же человека.

Несколько человек были замечены за фотофиксацией своих отметок в бюллетенях, утверждая, что их попросил об этом работодатель. Подобные неофициальные фото являются неизменной практикой, нарушающей правила проведения выборов.

После голосования министр высшего образования Саясат Нурбек сказал журналистам, что правительство прислушалось к традиционной критике в адрес университетов, принуждающих студентов голосовать.

«Мы дали строгие инструкции ректорам, деканам и кафедрам. Мы создали специальные центры экстренной помощи и учредили должность омбудсмена по защите прав студентов».

Тот факт, что министру пришлось прямо напомнить, что «каждый студент делает свой собственный выбор», свидетельствует о том, что эта практика все еще распространена. Местные СМИ сообщали о нескольких подобных инцидентах.

Мужчина в Алматы делает селфи перед тем, как проголосовать. Фото Данияра Мусирова

Избиратели также жаловались на то, что имена нескольких кандидатов были напечатаны, а затем вычеркнуты из бюллетеней.

В более длинных, чем обычно, листах с именами кандидатов в одномандатных округах были указаны все те, кто получил «зеленый свет» от Центральной избирательной комиссии. Но после дополнительных проверок и судебных разбирательств нескольких кандидатов вывели из гонки.

Присутствие их фамилий, отредактированных либо в печатном виде, либо зачеркнутых от руки, еще больше запутало избирателей, которым в некоторых случаях приходилось выбирать из десятков фамилий.

Вычеркнутые имена кандидатов хорошо видны в прозрачной урне. Фото Алмаса Кайсара

Центральная избирательная комиссия вычеркнула из списка кандидатов одного человека за то, что он предлагал бесплатные услуги такси во время предвыборной кампании. В день выборов наблюдатели отметили, что другой кандидат и его штаб якобы подвозили избирателей на участки для голосования и инструктировали их о том, как сделать свой выбор.

Замешательство также возникло из-за короткого периода кампании. Выборы, как это заведено, были назначены досрочно, за три года до истечения срока полномочий действующего парламента. Последний раз ближе к окончанию срока полномочий голосование за депутатов нижней палаты проводились в 2004 году, что вполне предсказуемо. С тех пор внеочередные выборы стали неформальным правилом.

Оспаривание результатов и планы на будущее

После выборов несколько кандидатов провели пресс-конференции в знак протеста против нарушений. Они потребовали аннулировать результаты голосования и провести его заново, на более справедливых условиях.

В ближайшие дни и недели правительство, вероятно, будет хвастаться тем, что на сцену вышли новые партии, расширив, по крайней мере, формально, политический спектр.

Пелиццо, профессор Назарбаев Университета, в прошлом году в своей научной статье писал, что партийная система Казахстана становится менее разнообразной и подотчетной обществу.

«Если требования избирателей не принимаются и не учитываются должным образом, удовлетворенность избирателей действующей политической системой будет снижаться вместе с доверием к правительству и легитимностью самой политической системы».

Поскольку эксперты считают новые партии политическим проектом администрации президента, важно отметить, что большее количество партий необязательно ведет к расширению выбора.

Избиратели знакомятся с кандидатами перед голосованием. Фото Назерке Курмангазиновой

Анчески из Университета Глазго продолжает эту мысль: «Между партиями, получившими места в мажилисе, нет никакой разницы. Этот новый парламент является продуктом фиктивного голосования, к тому же он по-прежнему будет управляться правительством».

По словам Анчески, вялое участие людей в выборах также продемонстрировало иллюзорность этого «демократического волеизъявления».

«В Центральной Азии раньше демонстрировали большие цифры явки, которые явно не соответствовали действительности. Тот факт, что они не смогли показать, что проголосовало более 54%, даже при наличии очевидных нарушений и вбросов бюллетеней, означает, что люди действительно не верили в предполагаемые перемены».

Широко распространенное разочарование среди проигравших независимых кандидатов оставило неприятный осадок и у тех, кто в них верил. Активная агитация и попытки вдохнуть новую жизнь в казахстанскую политику еще не стали значимыми в системе Токаева. Но, как говорили некоторые из кандидатов в преддверии выборов, это только начало.