5104
29 ноября 2023
Тамара Вааль, Власть, фото Тайро Люттер, Postimees

Йонатан Всевиов, генсек МИД Эстонии: «Казахстан делает многое для соблюдения санкционного режима»

Для Евросоюза важно сохранение легитимного обмена товарами

Йонатан Всевиов, генсек МИД Эстонии: «Казахстан делает многое для соблюдения санкционного режима»

Эстония считает Казахстан и Центральную Азию влиятельными игроками и намерена укреплять с ними сотрудничество, в том числе в экономической, образовательной и других сферах. В ходе визита в Казахстан генеральный секретарь министерства иностранных дел Эстонии Йонатан Всевиов обсудил с казахстанскими партнерами не только эти вопросы, но и ситуацию с соблюдением санкций. В интервью Власти он рассказал о перспективах отношений Эстонии и Казахстана, о влиянии на мир войны в Украине и ее будущих последствиях.

Какова цель вашей поездки в Казахстан? С кем и что вы обсудили или планируете обсуждать?

Казахстан играет важную роль в мире и Эстония хочет развивать двусторонние отношения с вашей страной. Кроме того, мы хотим укреплять сотрудничество в международных организациях и в вопросах глобального порядка. У нас много общего, у нас общий сосед и в каком-то смысле похожее прошлое. Так что мы хорошо понимаем друг друга. И я бы сказал, что мы уважаем позиции друг друга. Конечно же, на первом месте для нас стоит та война, которая происходит и принципы – территориальная целостность и неприкосновенность стран должны сохраняться. Поэтому я хотел бы поблагодарить Казахстан за ту помощь, которую он оказывает Украине. И за то сотрудничество, которое Казахстан оказывает в связи с отслеживанием того, чтобы санкции не нарушались.

Какие конкретно вопросы вы обсуждали?

Мы обсуждали наше сотрудничество в рамках международных организаций, в их числе ОБСЕ, санкции, вопросы двустороннего экономического сотрудничества, в том числе подготовка конкретных двусторонних соглашений. И обсуждение визитов на высшем уровне, которые должны состояться в следующем году.

Что касается санкций, насколько сложно, на ваш взгляд, балансировать Казахстану в сложившейся ситуации, учитывая большую протяженность границы с Россией? Как страна может соблюдать санкционные ограничения?

Это вполне реально и Казахстан делает в этом плане достаточно много. Ситуация с санкциями не является статичной, постоянно могут возникать какие-то новые случаи обхода санкций. И мы должны соответственно на это реагировать.

Что может грозить Казахстану в случае подтверждения информации об обходе санкций и что через страну идет нелегальный импорт в Россию санкционных товаров?

Мы конечно же не хотим, чтобы тот товар, который имеет военное назначение, поступал в Россию. Все, что касается статистики, отдельных случаев, о которых становится известно, все это мы отслеживаем очень внимательно. И мы хотим сотрудничать с Казахстаном и находить точки сотрудничества, чтобы совместно отслеживать такие моменты, когда санкции обходят. Естественно, у нас есть еще возможности для того, чтобы ограничивать экспорт. Но для нас также важно, чтобы легитимный товарообмен сохранялся и его объемы не уменьшались. Это все возможно, если наши официальные органы – органы правовой защиты – будут активно сотрудничать.

Казахстан готов сотрудничать?

Надеюсь, что да. Это так. Я верю в это.

Фото Голоса Америки

С начала полномасштабного вторжения России в Украину Казахстан ощущает ее социально-экономические последствия. Как вы думаете, что будет дальше, как будет развиваться ситуация?

Прежде всего, влияние заключается в той человеческой трагедии, которую переживают люди в Украине. Конечно, это ощущают все страны: и здесь в Казахстане оно ощущается, и у нас в Эстонии. Но, конечно, самое большое, трагедийное влияние – это Украина. И эта война настолько масштабная, что в ее конце так или иначе будут пересмотрены нормы международного сотрудничества, международного права.

По большому счету основной результат будет заключаться в том, что мы увидим – может ли большое государство просто взять и при помощи оружия изменить границы соседнего государства, которое меньше его. То есть, может ли большое государство при помощи оружия диктовать свои условия и свою политику какому-то соседу. Агрессия, как преступление – будет ли это наказано или для большого государства будут сделаны какие-то исключения?

В этом смысле для Европейского союза это - экзистенциальный вопрос. Потому что мы ни в коем случае не хотим возвращаться в тот мир, где правила игры для небольших государств были в ущерб им. Поэтому результаты войны заключаются не только в том, какое будущее будет у Украины, а вообще какое будущее будет у мира.

Войны всегда являются непредсказуемыми. Понятно, там всегда есть политическая составляющая вопроса.

И войны кончаются тогда, когда одна из сторон больше не может двигаться в том направлении, которое она для себя выбрала. И политика нашей страны, всего Европейского союза заключается в том, чтобы убедить Россию уйти с курса агрессора. Других целей в принципе нет.

Это реально?

Да. Нас в общей сложности – миллиард человек. Большая часть промышленных развитых стран в этом смысле едины. В ООН против агрессии голосуют 140 государств. Даже в том случае, когда страны сами не могут решить вопросы границ, как, например, это бывает в Африке, даже они уважают принцип территориальной целостности, когда обсуждают данный вопрос. Потому что все понимают, если мы при помощи оружия где-то начнем менять границы, то никто никогда не скажет, когда и чем это закончится.

Поэтому в этом смысле я бы спросил наоборот – реалистично ли то, что говорил Владимир Путин о денацификации и демилитаризации Украины? История имела прецеденты, когда лидеры каких-то стран пытались «отмотать» время назад в переносном смысле, и это никогда не удавалось. Время не идет на пользу агрессоров, не работает на них.

Учитывая огромное количество конфликтов в мире, изменение логистических цепочек, какая роль во всем этом отдается Центральной Азии и, в частности, Казахстану?

Проще всего понять логистическую роль и роль ресурсов. В этом смысле Центральная Азия – это крайне важный и крайне богатый регион. Но в то же время можно сказать, что роль государств заключается не только в том, что находится в их недрах или каким образом они расположены в плане логистики. На мировой арене влиятельными являются не только большие страны. Важными и влиятельными являются и те страны, которые двигаются определенным заданным курсом и которые верят в то, что они делают.

Я верю в то, что и в этом регионе территориальная целостность является жизненно важным принципом. Поэтому если страны Центральной Азии тоже будут поднимать вопрос сохранения территориальной целостности, это повысит их значение в мире. Таким образом формируются глобальные тренды. Государства говорят о том, что для них важно, а не о том, что важно для Украины или для Европы.

И в данный момент глобализация в мире уже настолько сильна, что для защиты своих интересов недостаточно действовать внутри своей страны, важно говорить о глобальных, о международных нормах и обсуждать эти вопросы.

И в этом смысле Казахстан, в частности, и Центральная Азия в целом, достаточно влиятельны.

В каких направлениях Эстония заинтересована укрепить сотрудничество с Казахстаном?

Прежде всего экономическую составляющую, с учетом нашего местоположения, местоположения Казахстана и ресурсов Казахстана. Я слышал здесь довольно много о сотрудничестве в области образования. Я так понимаю, это важно для Казахстана. Для нас это тоже важно. Мы гордимся успехами нашей страны, рейтингами наших университетов. И один из вопросов, который я подниму по возвращению в Эстонию, это развитие сотрудничества в области образования, в первую очередь, на уровне высшего образования. Ну и, конечно, политическое сотрудничество в международных организациях, таких как ООН и ОБСЕ.

А у вас нет в планах открыть в Казахстане филиалы эстонских вузов?

Пока таких планов нет. Но это сотрудничество занимает определенное время, поэтому исключать этого не буду. Но мы готовы эти вопросы рассматривать, обсуждать их и, если будут появляться возможности, постепенно двигаться в этом направлении.