Чиновники апеллируют к ответственности своих коллег и не знают, что делать с блокировками
Почему в Казахстане блокируются соцсети? Министры затрудняются ответить
Фото Жанары Каримовой

Государственные органы, регулирующие работу интернета и национальных информационных систем, затрудняются ответить на вопрос, почему в вечернее время в Казахстане недоступны социальные сервисы Youtube, Google, Facebook, Telegram и другие. Технические специалисты и правозащитники полагают, что ограничение их работы может быть связано с активностью бывшего главы БТА Банка Мухтара Аблязова и его политической организации Демократический выбор Казахстана. В середине марта суд признал деятельность последней экстремистской, а также запретил распространение её информационных материалов через социальные сети и другие каналы информации.

Постоянные перебои в работе социальных сервисов стали наблюдаться в марте этого года, когда министерство информации и коммуникаций занялось удалением противоправных материалов ДВК. В конце марта ведомство официально заявило, что вмешательство в работу ресурсов, в частности мессенджера Telegram, было продиктовано исполнением решения Есильского районного суда Астаны. В апреле глава министерства Даурен Абаев сообщал, что Казахстан не заинтересован в блокировке Telegram и других сервисов, в связи с чем их руководству были отправлены уведомления о решении суда.

В мае перебои участились и распространились на больший пул ресурсов, связанных с компаниями Facebook и Alphabet. Однако ни одно из уполномоченных ведомств не стало объяснять их причины. Vласть адресовала этот вопрос председателю правления Казахтелекома Куанышбеку Есекееву. «(За ответом - V) нужно идти в министерство (информации и коммуникаций - V), всё-таки. C нашей стороны ограничений на Youtube и другие сервисы нет. Абсолютно никаких, они не планируются», - прокомментировал он.

В министерстве информации и коммуникаций Vласти также заявили, что не ограничивают работу сервисов. «Я могу сказать, что министерство информации и коммуникаций не занимается блокировкой никаких социальных сетей», - ответил Абаев. Однако он уклонился от вопросов о том, изучает ли его ведомство причины сбоев.

Министр оборонной и аэрокосмической промышленности Бейбут Атамкулов также указал на ответственность Мининформации в этом вопросе. Его ведомство уполномочено лишь предупреждать и работать с внешними угрозами для национальных информационных систем. Внутренние же угрозы, по словам министра, являются ответственностью самих пользователей и владельцев ресурсов, которые должны своевременно закупать программное обеспечение и защищать свои сервера.

«В части зависания соцсетей я такой же пользователь, как и вы. Я тоже иногда прихожу к коллегам и говорю: «Слушайте, ну зависает у меня». У нашего министерства, честно говоря, (для блокировок - V) ресурсов нет. Мы же орган, который вырабатывает определённые правила, мониторит и делает соответствующие реестры. То есть, технических ресурсов, чтобы что-то остановить, у нас нет. Может быть, (сбои - V) связаны с тем, что (сами ресурсы - V) с нагрузкой не справляются. Мы, например, предлагали свои услуги по спутниковому обеспечению, но там тоже есть какие-то свои правила», - рассказал Атамкулов.

В Комитете национальной безопасности на запрос Vласти ответили, что ежевечерние трудности с доступом к социальным сетям «вероятно, связаны с временем наибольшей нагрузки на сервисы». «Проводимые мероприятия по мониторингу и выявлению атак на государственные информационные ресурсы территории Казахстана фактов осуществления целенаправленных действий противоправного характера на указанных сервисах не установлено», - подчеркнули в ведомстве.

Сейчас КНБ вместе другими с государственными органами занимаются реализацией концепции кибербезопасности «Киберщит Казахстана», которая направлена на исключение сбоев в работе интернет ресурсов из-за компьютерных атак. Однако другая проблема, по информации ведомства, связана с отсутствием представительств социальных сервисов в Казахстане: «Владельцы указанных сервисов придерживаются политики, исключающей сотрудничество с представителями иностранных правоохранительных органов».

Олжас Сатиев, президент Центра анализа и расследований кибератак (ЦАРКА), связал продолжающиеся блокировки социальных ресурсов с деятельностью Мухтара Аблязова: «Обычно блокировки сервисов происходят по решению суда. В особых случаях, несущих угрозу жизни, национальной безопасности или террористических актов, это может происходить по решению руководителей силовых органов, с последующим получением санкции на это. В обсуждаемом нами случае это деятельность беглого банкира, признанная судом незаконной и противоконституционной на территории Казахстана».

По его словам, технически ограничения работы социальных сервисов реализуемы только при содействии операторов связи, которые руководствуются здесь нормами законов и решениями судов. Чаще всего ооператоры выступают лишь техническим инструментом, который по требованию или разрешению регулятора и закона выполняет различные задачи.

«Как правило, блокировки применяются к политическому контенту и никак не влияют на техническое развитие страны. Однако, в некоторых случаях отсутствие взаимопонимания между сторонами (администрацией сервиса и Мининформации) приводят к блокировке всего сервиса, что, конечно, не может не повлиять на работу технологических секторов экономики. Думаю, здесь есть проблема эффективности министерства иностранных дел, министерства информации и коммуникаций, а также надзорных органов, которые отвечают за работу в этих направлениях», - заметил Сатиев.

Международный фонд защиты свободы слова «Адил Соз» пока лишь наблюдает за периодической блокировкой социальных сетей. «Мы уверены, что получим от ведомств те же самые отговорки - ссылки на ответственность других ведомств или на внешние технические обстоятельства. Но то, что эти блокировки идут с территории Казахстана, что от них страдают только казахстанские пользователи - это однозначно. Схожие инциденты были доказаны правозащитниками множество раз. Я склонна верить общественному мнению, то есть активистам Facebook, что ограничения связаны с выступлениями Мухтара Аблязова», - рассказала руководитель фона Тамара Калеева.

Влияние на работу интернет сервисов она назвала не столько нарушением, сколько «простым цинизмом и надругательством» над свободой слова: «Люди, которые приняли такое решение - не исполнители - они ни в грош не ставят наши права и свободы. Если ими даётся указание лишить казахстанское общество доступа к информации вопреки Конституции и всем другим законам, то иначе как цинизмом я назвать это не могу».

Подавать иски в связи с блокировками, тем не менее, Калеева считает бессмысленным, потому что любой ответчик из числа уполномоченных госорганов защитит свою позицию общими фразами про нагрузку на серверы ресурсов. «Можно подумать, что в Казахстане настолько невиданная активность, которая забивает все сетевые мощности. Судиться тут бессмысленно», - констатировала правозащитник.

В подготовке материала участвовала Тамара Вааль

Репортер интернет-журнала Vласть

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...