5656
19 ноября 2019
Записала Мария Левина, фото предоставлены Раисой Сайран Кадер

Издательница Раиса Сайран Кадер: «Общество должно чувствовать, что не зря покупает твои книги»

Как любовь к родному языку и пустые полки в книжных магазинах помогли открыть издательство

Издательница Раиса Сайран Кадер: «Общество должно чувствовать, что не зря покупает твои книги»

Раиса Сайран Кадер – владелица издательства «Steppe & WORLD Publishing» и литературного агентства «Alghayat». Она казашка, которая родилась и выросла в Монголии, жила в нескольких странах и говорит на семи языках. Сейчас Раиса живет в Алматы, где открыла издательство, которое специализируется на переводах литературы со всего мира на казахский язык. Vласть записала монолог Раисы Сайран Кадер о том, ради чего она приняла решение издавать книги, с какими трудностями столкнулась в процессе и почему не считает, что государство должно ей как-либо помогать.

Мысль, что казахстанский рынок нуждается в мировой литературе, переведенной на казахский язык, появилась, во-первых, потому, что казахоязычное население живет не только в Казахстане, но и за его границей. В то время я сама испытывала потребность в таких книгах. В 2016 году я приехала в Казахстан в гости – походить по театрам и музеям. И, конечно, пройтись по книжным магазинам в поисках литературы на казахском языке: мы как диаспора за границей всегда очень трепетно относились к языку и очень хотели быть окружены им, казахскими традициями и искусством. Хотелось купить много-много книг – спасаться от ностальгии. Зашла в крупный книжный, смотрю и вообще не вижу книг на казахском. И стало ужасно больно. Я купила много книг на русском: я читаю на нем и люблю этот язык, но мне было очень обидно, что книг на казахском при этом совсем не найти. Подумала: «Чем занимаются люди? Независимости уже тридцать лет!», пришла домой озадаченная, много размышляла. И в итоге решила: значит, буду делать их сама. Решила создать издательство и печатать книги сама – те книги, которые прочитали бы, во-первых, мои дети, а во-вторых, я сама и мои друзья. Мы очень долго жили за границей – в Европе, на Ближнем Востоке, – и я всегда там находила книги на местном языке: в Германии на немецком, в Голландии - на голландском, во Франции - на французском. Везде есть книги на своих языках. А здесь нет!

Когда я спрашивала друзей, где купить казахоязычные книги, они отвечали: «Таких нет, государство их не издает». А я не понимаю, почему их должно делать государство – оно, конечно, может этому процессу способствовать и поощрять, но люди должны брать ответственность за основную работу на себя. Это заложено в нашей ментальности: кто-то – чаще всего под этим подразумевают государство – другой должен обеспечить тебя всем готовым, вывести в свет, даже если ты что-то создал.

Единственное, о чем я могла бы попросить государство, – пересмотреть НДС на книги, чтобы они стали дешевле и доступнее

Ведь потребность в них есть: много жалоб не только на отсутствие самих книг на казахском, но и на отсутствие хороших переводов. Поэтому мы фокусируемся на качественных переводах, чтобы людям было легче и удобнее читать на казахском языке. До нас издавали мало интересных казахоязычных книг, потому что они все печатались по госзаказу. Распечатанное оставалось на складах в типографиях и в книжных лавках, потому что напечатанное государством не получало никакого маркетинга или анализа данных. Есть, конечно, переводы, которые делали в советские времена, но после независимости, кроме нескольких издательств, вроде «Алматы кітап» и «Фолиант», начавших, но приостановивших работу над такими книгами, никто не пытался переводить мировую литературу на казахский. Зато теперь появляется много новых издательств, которые переводят, что не может не радовать.

Начала я с поиска «той самой» книги, которая вывела бы нас в свет. Этой книгой стала «Ақын Қоян» – «The Rhyming Rabbit» Джулии Дональдсон. Ее блестяще перевел на казахский язык замечательный журналист Галым Бокаш. Мы купили права на книгу и издали ее. Ощущение было эйфоричным. После этого мы начали переводить дневники Анны Франк. Первой реакцией, когда я узнала, что они до сих пор не переведены на казахский, было: «Что? Почему?!» Это стало большим потрясением. Ведь до чего абсурдно! В той же маленькой Монголии с населением в 3 миллиона человек ее дневники перевели еще более двадцати лет назад, они есть в школьной программе на монгольском языке. Все знают, кто такая Анна Франк. Почему в Казахстане – нет? Что за политика изоляции? Я считаю, что трагедия геноцида евреев сравнима с трагедией ашаршылық (голода – V.) 1919-1922 годов и что о ней надо рассказывать. С русского языка дневники перевела Шынар Абильда, так как переводчика с голландского на казахский мы найти не смогли. Читается книга очень легко, а потому подходит и школьникам.

Фото из аккаунта издательства в Facebook

Книги, которые переводит наше издательство, – это книги, которые интересны мне самой и моей семье. Скоро у нас выходит книга «Мама» Квентина Гребана и Элен Дельфорж. Это книга в стихотворениях, которая была переведена с французского Зауре Батаевой. А в начале декабря на казахском языке выйдет «Ғажайып таң» – «Магия утра» Хэла Элрода. Благодаря этой книге я начала вставать рано и считаю, что благодаря этому у меня все стало получаться лучше. Этим я хотела поделиться с другими читателями. После нового года, ближе к февралю, выйдет «Гарри Поттер». Также в процессе перевода замечательная книга «Чудо» Р. Дж. Паласио.

Вопрос всегда в ценностях, заложенных в книге: какие ценности она в себе несет, что она даст читателю, какие качества? Особенно, если это современная книга.

Хорошо продаются и читаются бесконечные книги о том, как разбогатеть и стать миллионером. Но когда думаешь, нужно ли тебе идти в этом направлении и переводить такие книги, понимаешь: совсем немного, не больше трех штук, и уделять больше внимания серьезной литературе. Прибыль важна, она должна быть. Но не только для меня – общество тоже должно чувствовать, что не зря покупает твои книги, что им от этих книг хорошо на душе. Один мужчина написал мне (что очень ценно само по себе, потому что обычно с детьми читают и занимаются матери), что девочке так понравилась книга, которую папа читал ей вечером несколько раз, что утром она проснулась в 6 утра, перелистала книгу и начала читать ее своей сестренке. А по сказке «Груффало», которую мы перевели, поставят спектакль на казахском языке в одной элитной алматинской частной школе, что важно, потому что в этой школе преобладают английский и русский языки общения.

Тираж всегда начинается с трех тысяч книг. Есть книги, как «Қомағай Жұлдызқұрт» («Очень голодная гусеница» Эрика Карла), у которых пробный тираж был две тысячи. Но в дальнейшем мы планируем минимальный тираж в пять или десять тысяч экземпляров. «Ақын Қоян» уже продается во многих книжных магазинах Алматы, столицы, Шымкента, Кызылорды, включая крупные сети; идут переговоры с большими онлайн-магазинами. Издательство существует пока всего три года, но все затраты уже окупаются. Продаются книги хорошо, и отзывы радуют и дают силы печатать больше, несмотря на то, что слышишь от людей: «Нам страшно брать книги на казахском, потому что начинаешь листать – и ничего не понимаешь». Наши книги легкие, но при этом мы сохраняем красоту и лиричность казахского языка. Самым тяжелым этапом было найти таких переводчиков, которые смогли бы уловить красоту этого языка и не потерять заложенный автором смысл при переводе. Мы ищем таких людей, которые знают английский на сто процентов, а казахский – на все триста процентов. Но страна большая, талантливых людей много, главное – их найти. И талантливы они у нас потому, что росли сразу с двумя языками, что хорошо влияет на развитие мозга.

Многие англичане, американцы, русские, французы знают только один, свой язык. Казахам-билингвам всегда будет проще выучить и третий, и четвертый языки.

Многие спрашивают, зачем мы переводим чужое, а не издаем свое. Я отвечаю: когда мы переводим мировую литературу, у нас, в первую очередь, появляется доступ к миру. Во-вторых, это обмен идеями. А в-третьих, наш словарный запас будет расти с появлением в языке новой терминологии. Слова вроде «снапшот» мы перевести не можем, поэтому оставляем их. С таким мы сталкивались и в «Гарри Поттере». Некоторые слова очень красиво звучат на казахском, но иногда приходится оставлять латынь или английский. Перед началом перевода мы составляем глоссарий терминов и решаем, что они обозначают в своем контексте, нужно ли их переводить и как именно их переводить, если делать это.

Процесс налаживания контактов с книжными магазинами и библиотеками уже идет: нам пишут и звонят и из местных, и из областных магазинов и библиотек. Например, нам пишут из Мангыстау и Актобе, а мы посылаем им книги. Со следующего года я возьмусь за сельские школы и постараюсь наладить поставку наших книг туда. Правда, все зависит от бюджета школ. В этом им должно помогать государство – всегда помогало и должно продолжать. Я издаю книги исключительно за свой счет и не жду никакой помощи от него: его дело – помогать населению. Мы же всегда открыты к любому сотрудничеству с государством, чтобы как можно больше книг попадало в школы и библиотеки. Но родители также сами должны осознавать необходимость покупать хорошие книги детям. Если у родителей финансовой возможности нет, необходим доступ к библиотекам, где будут такие качественные книги. Стране нужно не просто образованное, но хорошо образованное новое поколение.

Раиса Сайран Кадер

О нас в основном узнают из соцсетей и «сарафанного радио». Наша целевая аудитория – казахская интеллигенция. Это те люди, которые сами стремятся быть образованными и хотят, чтобы их дети тоже были образованы, для чего им требуется качественный контент. А так как у книг нет срока годности, я не волнуюсь: они будут продаваться и дальше. Тем не менее, неверно делать вывод, что молодежь – интеллигентная или нет – не читает. Они читают, хотя иногда начинает казаться, что это не так и не стоит фокусироваться на них, как на своей потенциальной аудитории. Но нет, читают! Просто сейчас в тренде мотивационная литература: как стать богатым, найти друзей, помочь себе, стать лучше. Это такая фаза, и это тоже хорошо. Через этот этап надо пройти, чтобы в какой-то момент дойти до великой литературы.

Цель нашего издательства – воодушевить новое поколение, помочь им полюбить родной язык и в частности полюбить читать на своем родном языке.

Казахский язык «буксует» в основном в больших городах вроде Алматы или севера Казахстана ввиду исторических обстоятельств, которые мы уже никак не изменим. Я ходила в русскую школу, но в семье мы разговаривали исключительно на казахском. Выучить язык – несложно, а свой родной язык – тем более. Существует историческая стигматизация языка: я слышала, что в советское время, когда я сама была школьницей в Монголии, в Алматы находилось около двух казахоязычных школ. Все было насильно русифицировано: тебя осуждали и высмеивали за неграмотный русский язык. Теперь отношение в школах осталось прежним, но языки поменялись ролями: поэтому в обществе до сих пор осуждают казахов, которые только учат свой родной язык и пока говорят с акцентом. К огромному сожалению. Поэтому, я считаю, чтобы полюбить свой родной язык, в первую очередь, стоит начать на нем читать, слушать его, использовать его ежедневно. Нам очень повезло иметь замечательной красоты и разнообразия музыку на казахском: выбор существует во всех жанрах - от хип-хопа до альтернативы. Должно измениться и отношение людей к своему языку – его следует показывать в позитивном ключе, а не как средство унижения сельских жителей. Аулы прекрасны. Ведь и само пренебрежительное отношение городских к регионам завязано на экономическом неравенстве: люди связывают язык, на котором в основном говорят в аулах, с его слабо развитой экономикой. Если государство хочет помочь развитию казахского языка, ему следует заняться и экономическим развитием регионов. И тем не менее я наблюдаю, как молодое поколение все лучше начинает говорить на родном языке, что, признаюсь, стало для меня большим сюрпризом и тем самым дало мне надежду на то, что язык будет жить. Если заставить дома полки хорошими книгами так, чтобы у детей был к ним доступ, через некоторое время они проявят к языку интерес.

Еще одна большая цель издательства – значительно увеличить количество читающего казахоязычного населения. Тогда мы сможем расшириться и начать издавать еще больше потрясающих книг. Мы хотим стать одним из лучших издательских домов Казахстана. А в будущем – еще и начать записывать аудиокниги.

К какому-то возрасту начинаешь задаваться вопросом, кто же ты на самом деле, и искать себя. Подрастают и дети, побывавшие с тобой в разных частях света, которые однажды спрашивают: «Мама, а кто я такой?» При этом у меня все еще остаются связи с Монголией, и я люблю эту братскую страну кочевников: мне повезло родиться в свободной стране с демократией, где можно открыто выражать свои мысли, а после – учиться за рубежом и смотреть на мир. Но в Германии ты не немка. В Монголии – не монголка. Хотя часть тебя все еще монгольская, часть – египетская. Но есть что-то между всеми этими частями, что дает тебе понимание, кто ты есть на самом деле.

Язык – важная часть идентичности человека. Если мы потеряем свой язык, мы потеряем идентичность. Для меня это очень важный момент: нахождение и поддержка собственной идентичности посредством языка.

Так, благодаря своей работе, я заново открываю саму себя, свои сильные и слабые стороны. Выбор книг для перевода многое говорит о том, кто есть я, каково мое мировоззрение, какая у меня семья. В конце концов, я могла выбрать в качестве ПМЖ любую точку планеты, но я вернулась в Казахстан, где вижу себя, чьей культурной частью хочу быть и кому хочу приносить пользу. Я не знаю, останусь ли в Казахстане или поеду дальше, но пока у меня есть здесь своя миссия, которая, я верю, должна оказать некоторое хорошее влияние на общество.

Рекомендовано для вас