6503
18 февраля 2020
Текст Данияра Молдабекова, фото Дулата Есназара

Коррупция, неукомплектованность и отсутствие реформ. Что не так с полицией?

Как действовала полиция до и во время погрома в Кордайских селах

Коррупция, неукомплектованность и отсутствие реформ. Что не так с полицией?

Беспорядки в селах Кордайского района, унесшие жизни людей, начались в районе пяти-шести часов вечера 7 февраля. «Самая жесть», как выразился житель Масанчи Омар, случилась в период между 18.00 и 22.00. Специальный отряд быстрого реагирования (СОБР) приехал между 23.00 и полуночью. Но с приездом СОБРа погром не прекратился. Позднее прибытие дополнительных сил полиции в МВД объяснили расстоянием. На вопрос об отсутствии превентивных мер в ведомстве тоже находят быстрый ответ. Но каковы глубинные причины действий полиции до и во время беспорядков? Ответы очевиднее, чем кажется.

- Жечь (дома – V) начали после 11 (вечера – V), - сказал Омар журналистам, с которыми встретился утром 9 февраля.

- То есть при СОБРе сжигали? – уточнили у него.

- Да.

- Что СОБР делал?

- А что делал? Они (погромщики – V) идут толпой, им говорят: «уходите». И все.

- Не задерживали?

- Вообще никого не задерживали. Вообще не задерживали. Тащат (погромщики – V), что могут. Они (СОБР – V) смотрят.

Село Масанчи, утро 9 февраля

Председатель Ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров также утверждает, что после приезда СОБРа беспорядки не прекратились. СОБР, по его словам, сдерживал толпу в Масанчи, но часть погромщиков прорвалась в соседнее село Булар Батыр, где «тоже грабили, поджигали».

«ОМОН, который в 11 ночи приехал, боялся оставить жителей Масанчи. Нападавших было много. 30 домов, говорят [сгорело], но это мало. Только в Масанчи я насчитал 30 [сгоревших] домов. Они (погромщики - V) прорвались ведь дальше в Булар Батыр, там тоже грабили, поджигали», - сказал Дауров Vласти.

Комментируя тот факт, что полиция долго добиралась до сел Кордайского района, заместитель министра внутренних дел Алексей Калайчиди сослался на расстояния. «Почему долго? Но тут понятно, смотрите: от областного центра Масанчи находится в порядка 370 км. Самолетом не прилетишь, а автотранспортом доехать - нужно время», - сказал он на брифинге в столице 9 февраля.

Отвечая на вопрос журналистов о том, почему полиция не предприняла превентивные меры, выставив в кордайских селах усиление еще 5 или 6 февраля, когда произошел дорожный конфликт (ставший если не причиной, то поводом к дальнейшему усилению напряженности), Калайчиди сказал: «Официально жесткая рассылка в соцсетях пошла только 7-го числа. Если бы она была 6-го, то мобилизация началась 6-го числа. Мы приняли те меры, которые предусмотрены законом, то есть участников конфликта задержали, дело уголовное возбудили, кого нужно было задержать – задержали. И когда ситуация обострилась, стали прибывать сотрудники из ближайших районов».

Хусей Дауров вспоминает, что навести порядок в селах района смогли только бойцы Нацгвардии, которые, по его словам, прибыли в половину шестого утра. В пять утра, говорит Дауров, «еще поджигали дома».

«Нацгвардия когда пришла – это толковые ребята. Эти люди защищали, они молодцы. Они приехали в 5.25 утра. Мы всю ночь молились! Нацгвардия была из Алматы. 47 человек поймали они», - сказал Дауров Vласти.

В результате беспорядков телесные повреждения получили 19 полицейских, у девяти из них – огнестрельные ранения. Как сообщал сайт Polisia.kz, «один из инспекторов СОБР получил огнестрельное ранение в области лица и левой ноги», другой – «дробовое ранение верхних обеих бедер». Также огнестрельное ранение получил заместитель начальника департамента полиции Алматинской области Серик Джунисбеков.

Vласть обратилась в пресс-службу МВД за уточнением, в какой временной промежуток получили ранения сотрудники, но ответа не получила.

При этом еще в конце августа прошлого года МВД фактически признало, что ему необходимы дополнительные силы в СОБРе. Тогда стало известно, что ведомство планирует поэтапно увеличивать число сотрудников СОБРа. Увеличение штата в Жамбылской области, однако, планировалось производить с 1 января 2021 года, как сообщал КазТАГ.

Впрочем, полиция Жамбылской области нуждалась не только в бойцах СОБРа, которые, судя по свидетельствам местных, не могли справиться с погромами самостоятельно.

«Местная власть бездействует»

Буквально за день до погрома, 6 февраля, на сайте МВД опубликовали документ с информацией о вакантных должностях. Среди прочего, оказалось, что департамент полиции Жамбылской области нуждается в начальнике отдела по раскрытию преступлений против личности, множестве оперуполномоченных и т.д.

Отделу полиции Кордайского района, которое должно было первым реагировать на погром, по состоянию на 6 февраля требовались: начальник изолятора временного содержания, полицейский-водитель группы конвойной службы изолятора временного содержания, инспектор-дежурный дежурной части, старший инспектор группы организационно-аналитической работы отделения местной полицейской службы, участковый инспектор полиции группы участковых инспекторов полиции отделения местной полицейской службы, участковый инспектор полиции группы местной полицейской службы Аухатинского поселкового отделения полиции, участковый инспектор полиции по делам несовершеннолетних группы ювенальной полиции отделения местной полицейской службы (закрепленный за организацией образования), старший следователь следственного отделения, старший инспектор отделения миграционной службы, инспектор группы миграционной полиции, старшина группы тылового обеспечения.

В то же время, 6 февраля, в дунганских селах Кордайского района появилось 15 экипажей патрульной полиции, которые, по словам Даурова, требовали с местных взятки. «И вместо того, чтобы предупреждать, чтобы здесь был порядок, начали подряд останавливать все машины и, как всегда, начали просить у них деньги. За малейшие нарушения они просили деньги», - говорил Дауров.

Претензии к полиции озвучивали не только дунгане, но и жители казахского села Каракемер.

«Насчет беспорядков ничего не могу сказать, меня в тот день не было в поселке. Но конфликты и драки случались и раньше. И в них почти всегда виноватыми делают наших (жителей Каракемера - V), — рассказывает житель Каракемера Ерлан. — Даже если кого-то из наших побьют, просят успокоиться, не устраивать шум, чтобы не вызывать межнациональный конфликт. Мы терпели. Но сколько можно? Если в Масанчи случается кража или другое преступление, сразу же перед нашими дверями (в Каракемере – V ) появляются полицейские. Даже если это (преступление – V) кто-то из Масанчи совершил. В прошлом году в Масанчи избили в школе двух учителей-казахов. Их просили не шуметь, не жаловаться. Говорили, не нужен шум перед 16 декабря (Днем Независимости – V). К тому же никто не хочет терять работу, промолчали, стерпели, как всегда. А в случае с избиением шала (старика – V) на трассе было собрание, где люди просто требовали привлечь к ответственности виновных. И потом где остальные? Их было не три, а восемь человек. Почему их не задерживают? Ни один начальник тогда не ответил. Если бы они нас не трогали, а если трогали, но получали бы наказание (по закону – V), мы бы возмущались?».

Село Каракемер, утро 9 февраля

Сейтжан Кудашбаев, сын пожилого человека, пострадавшего 5 феыраля в драке, которую часто называют поводом к дальнейшим трагическим событиям, также высказал претензии к кордайским силовикам: «На самом деле это не первый такой случай. Местная власть бездействует. Кто-то давит на силовые структуры Кордайского [района], из-за чего постоянно в любом конфликте оказываемся виноваты мы».

В доме Кудашбаевых, утро 9 февраля

Коррупция в Жамбылской области

Одна из главных проблем страны – отсутствие выборов местной исполнительной власти, глав городов и регионов. Помимо прочего, такая практика приводит к коррупции. В Жамбылской области уровень коррупции, на которую жаловались жители Кордайского района, особенно велик.

«Катастрофическая» оценка значения коррупции при взаимодействии граждан с госорганами («коррупция стала необходимой частью нашей жизни, без которой нельзя решить ни один вопрос в госорганах») присуща почти половине опрошенных общественным фондом «Транспаренси Казахстан» жителей Жамбылской области. «Обращает на себя внимание, что опрос зафиксировал существенный разрыв в количестве опрошенных из разных областей при выборе данного варианта ответа: так показатель по Жамбылской области практически в 7 раз выше количества аналогичных ответов по Павлодарской и Северо-Казахстанской областям (49,8% против 7,3% и 7,1% соответственно)», - говорится в свежем мониторинге состояния коррупции, подготовленном «Транспаренси Казахстан».

О том, что в регионе «коррупция стала необходимой частью нашей жизни, без которой нельзя решить ни один вопрос в госорганах», заявило 49,85% опрошенных жамбылцев. При этом, после опроса, жителей области отнесли к группе регионов с самой высокой обращаемостью в госорганы.

Также Жамбылскую область отнесли к шести регионам, в которых выявлено самое большое (9 и выше) количество учреждений, «в которых опрошенные сталкивались с необходимость решать вопрос неформальным путем».

Если вернуться к полиции, на которую активно жаловались жители кордайских сел, то о необходимости решать вопрос «неформальным путем» при посещении этого ведомства заявили 2% опрошенных казахстанцев, а в Жамбылской области этот фактор отметили 6%.

Больше всего коррупционных сделок с полицейскими, непосредственными участниками которых являлись респонденты «Трансперанси Казахстан», также было описано в Жамбылской области.

Данные и инфографика «Транспаренси Казахстан»

По мнению Димаша Альжанова, политолога, активиста движения Oyan Qazaqstan и группы «За реформу МВД», которая больше года пыталась повлиять на перемены в полиции, кадровые перестановки в Жамбылской области не решат системных проблем. «Полиция слишком политизирована и не будет иначе работать в условиях действующей политической системы. Полиция не подотчетна обществу и не имеет системных стимулов работать в интересах общества. Поэтому увольнение руководства области – это лишь наказание отдельного полицейского, но не мера по улучшению работы полиции в целом. Это неэффективные меры», - сказал Альжанов Vласти.

Полиция в нынешнем виде – проблема не только Жамбылской области

Полиция занимает второе место среди госучреждений, в которых, согласно опросу «Транспаренси Казахстан», чаще всего сталкиваются с «ситуацией неформального решения вопроса».

В то же время в мониторинге «Транспаренси Казахстан» отмечается, «что инициаторами неформального решения вопроса в полиции, по результатам исследования, в равной степени выступают как работники ведомства, так и сами граждане», а «в каждом шестом случае инициатива исходит от посредника/третьего лица».

Несмотря на это, исследователи отмечают, что «решение вопроса в полиции неформальным способом не всегда отвечает ожиданиям получателя услуги».

«По результатам исследования, качеством предоставленной услуги в полиции после заключения неформальной сделки остались довольны 71,2% получателей; 10,6% - остались недовольны, а 18,2% - затруднились выразить свое отношение», - говорится в мониторинге.

В «Транспаренси Казахстан» подчеркивают, что «в подавляющем большинстве случаев (87,9%) вознаграждением за оказанную услугу в полиции выступает финансовый расчет». Но, бывает, в полиции взятки берут и скотом.

«Сумма платежа варьирует от 500 до 300000 тенге. Средний размер платежа - 25180 тенге. Чаще всего (мода) сумма вознаграждения составляет 5000 тенге. Половина всех платежей также сделана в рамках тарифа в 5000 тенге (медиана). Обращает внимание, что среди разных форм вознаграждения в полиции также практикуются оплата услугами и скотом», - отмечают в «Транспаренси Казахстан».

ИЛЛЮСТРАТИВНОЕ ФОТО ДАНИЯРА МУСИРОВА

О том, что полиция является одним из самых коррумпированных институтов власти в Казахстане, говорят и данные антикоррупционной службы. МВД, по словам руководителя департамента превенции антикоррупционной службы Анар Жаровой, входит в ТОП-5 по количеству осужденных за коррупцию сотрудников.

Что с реформой МВД?

В июле 2018 года в центре Алматы убили фигуриста Дениса Тена. Его смерть многие казахстанцы восприняли как национальную трагедию. Тот факт, что его убили в центре города и днем, привел к созданию движения, которое, очевидно, зрело давно – «За реформу МВД».

Один из активистов группы «За реформу МВД» Димаш Альжанов настаивает, что никаких существенных реформ в полиции не произошло.

«Нами была разработана концепция и предложено 112 рекомендаций по реформе полиции. Мы надеялись изменить роль полиции концептуально, чтобы произошли институциональные и структурные изменения, которые помогли бы побороть и коррупцию, и чрезмерную централизацию, и неэффективность полиции. Из всего спектра предложений были приняты во внимание только самые незначительные», - сказал он Vласти.

«Дорожная карта, разработанная администрацией президента и МВД, не отражает того, что запрашивало общество, - добавил Альжанов. — Мало того, что эту карту не реализовали, так она еще и с самого начала не подразумевала принципиально важных вещей: борьбу с коррупцией, увеличение эффективности полиции, увеличение представительства национальных меньшинств в рядах полиции, децентрализацию полиции, связь полиции с местными сообществами и подотчетность полиции обществу. Все эти инициативы власть просто проигнорировала. Эта реформа утонула в стенах МВД – ведомства, которое в принципе не может реформировать само себя».

Рекомендовано для вас