25348
17 января 2022

Жертвы января

Десятки казахстанцев погибли в январских событиях, тысячи - были задержаны и заявили о жестоком обращении

Жертвы января

Дмитрий Мазоренко, Ольга Логинова, Назерке Курмангазинова, Юна Коростелёва, Алмас Кайсар, Тамара Вааль, Vласть

Генпрокуратура Казахстана поздним вечером 15 января обнародовала данные о погибших и раненых в результате событий в стране в первые дни нового года: 225 человек. Надзорному ведомству понадобилось 10 дней для того, чтобы привести первые сведения. Все это время правозащитники, активисты и журналисты собирали и публиковали данные о тех, кто погиб, пострадал или был задержан. Довольно быстро начал расти и список тех, кто заявил о жестоком насилии со стороны силовиков к задержанным.

Журналисты Vласти в течение нескольких дней смогли идентифицировать по различным спискам 63 имени погибших: 46 гражданских лиц и 17 силовиков - их имена были обнародованы госорганами сразу.

Редакция рассказывает о погибших и тех, кто заявил о пытках. И те и другие стали жертвами этого января.

Борьба за имена

Правозащитники и гражданские активисты начали публиковать имена погибших и пострадавших как только в стране стал появляться интернет, собирать же их они начали еще раньше. Правозащитница Бакытжан Торегожина сообщила, что списки пострадавших и задержанных, которые она публикует, формируются через опросы, обращения активистов, родственников и публикации в СМИ.

11 января интернет-издание The Village Казахстан начало составлять списки пропавших людей по данным, которые им присылают читатели. На 16 января в издание пришло 46 сообщений с объявлением о пропаже людей, часть из них нашлась. Списки и поиски пропавших ведут и волонтеры разных городов. Группа волонтёров в Алматы 14 января написала о сотнях заявок, поступивших к ним за эти дни.

13 января команда волонтёров создала сайт для сбора данных о пострадавших, задержанных и убитых - Qantar 2022, с указанием источников, откуда получена информация и подробностями произошедшего. На 16 января в списке числится 519 человек.

Алматы, 5 января. Фото Алмаса Кайсара

Истории погибших: “Два пулевых ранения”, “пуля попала в плечо”, “машина загорелась, не успели отстегнуть ремни”

Вечером 7 января алматинцы 73-летний Куат Биткенбаев и 64-летняя Гульзифа Кулсултанова возвращались домой от родственников на своем автомобиле. Около площади Республики они попали под обстрел, после чего их машина загорелась. Супруги не успели отстегнуть ремни безопасности и погибли в огне. Их сын видел останки родителей на месте гибели и сутки спустя.

Куат Биткенбаев и Гульзифа Кулсултанова, фото из Facebook Мирболата Мырзатайулы

Биткенбаев и Кулсултанова - желтоксановцы. В 1986 году они были на этой площади среди тысяч молодых людей, вышедших на первый массовый протест периода Перестройки. Тогда события закончились избиениями, пытками и репрессиями тысяч участников.

Гражданская активистка Нуралия Айткулова находилась среди протестующих на площади 6 января. Около 19:00 в тот день две пули попали ей в грудь, женщина скончалась на месте. Опознание тела, по словам двух ее племянниц, проходило под дулом автомата. У Айткуловой осталась дочь.

Активист Аслан Уалиев был убит выстрелами в голову и грудь 6 января в Алматы. Его родной брат, тоже алматинский гражданский активист Дархан Уалиев, известный по “делу 13”, 10 января был задержан возле морга, где он искал тело Аслана. Уалиева доставили в департамент полиции Алматы, после чего связь с ним прервалась. По словам супруги, к активисту не пускают никого, кроме назначенного государством адвоката. Родственники полагают, что его подозревают по статье 255 Уголовного кодекса «Акт терроризма‎».

Тело активиста Айтбая Алиева его сын Артур нашел в морге Кызылорды 9 января. По данным близких, он был задержан полицией 5 января. В этот же день его доставили в реанимацию, а 6 января привезли в морг. Сын рассказывает, что обнаружил на голове отца большие шрамы.

Алмас Гарифуллин вместе с другом Александром владели продуктовым магазином в Алматы, который продолжал работу и во время январских событий, обеспечивая жителей района необходимым. Вечером 6 января мужчины выехали заправлять машину, чтобы на следующее утро закупить продукты для магазина. На пересечении проспекта Рыскулова и улицы Ахрименко, недалеко от заправки, стоящий впереди автомобиль начал резкий разворот, после чего прозвучали выстрелы. Пуля попала в плечо Алмаса, он скончался по дороге в больницу, куда его пытался доставить его друг.

Вечером 5 января 12-летний алматинец Султан Камшыбек вместе с мамой, дядей и тетей вышел в продуктовый магазин. Через несколько минут началась стрельба, мальчик подумал, что кто-то запускает салюты и начал снимать их на видео. Неизвестные выстрелили Султану в затылок. Родственникам удалось оказать первую помощь и даже восстановить дыхание ребенка, они сами доставили его в больницу. Спасти Султана не удалось.

Нурболат Сейткулов, Алтынай Етаева и их 15-летняя дочь Нурай, фото газеты Экспресс К

8 января в Талдыкоргане расстреляли семью из трех человек. Как рассказали родственники погибших, в 20:30 часов супруги Нурболат Сейткулов и Алтынай Етаева и их 15-летняя дочь Нурай возвращались домой из гостей на своей машине. В этот день комендантский час в городе начал действовать с 20:00, но родственники уверены, что они этого не знали, потому что извещение об изменении времени действия комендантского часа было сделано поздно. По членам семьи был открыт огонь на поражение. Сейчас гибель семьи расследуется.

Ерлан Жагипаров в экспедиции, фото со страницы в Facebook

Археолог Ерлан Жагипаров пропал 6 января около 19:00 в районе площади Республики, вскоре в соцсетях появились публикации о его поисках от его родных и многочисленных друзей - Жагипаров был известным “охотником за петроглифами”, ездил в экспедиции для поиска этих древних знаков на камнях. 12 января родственники получили известие о том, что его тело находится в морге. Как рассказал Нурлан Жагипаров, брат погибшего, Ерлана он обнаружил в коридоре морга, закованным в наручники, зверски избитым и убитым выстрелом в сердце. В том же коридоре Нурлан Жагипаров видел тела многих других неопознанных людей. Ерлану Жагипарову было 49 лет.

6 января 21-летний студент из Жанаозена Ислам Торебек с другом вышли из дома купить продукты. Не имея из-за заблокированного интернета никакой информации о наиболее опасных точках города, они отправились искать работающий магазин. Торебек попал под обстрел и погиб на месте. Он был студентом пятого курса Алматинского университета энергетики и связи, готовился защищать дипломную работу.

7 января возле жилого комплекса «Нурлы дала», расположенного напротив ТРЦ Aport Mall по проспекту Райымбека, был застрелен 21-летний Бабахан Жолбарысханулы. Он − уроженец Туркестанской области, прошедший воинскую службу в Национальной гвардии. В тот день Бабахан вышел из дома вынести мусор. Когда он подходил к контейнеру, рядом с ним остановились три полицейские машины. По словам отца погибшего, несколько человек, одетых в военную форму, вышли из автомобиля и открыли огонь. Бабахан был ранен в сердце, остальные люди, находившиеся рядом, успели спрятаться за мусорным баком. Юношу отказались госпитализировать в нескольких клиниках, после чего его доставили в центральную городскую клиническую больницу. Через несколько часов Бабахан скончался.

5 января за зданием областного акимата в Атырау был застрелен 35-летний Алмаз Берекенов. По словам родных, Берекенов читал намаз, но не был приверженцем радикальных религиозных течений. В обед после работы он пошел в мечеть, а после присоединился к митинговавшим на площади имени Исатая и Махамбета. Он стоял с краю от митингующих и держал в руках национальный флаг. Вечером в тот день его брату позвонили из морга и сообщили, что тело Алмаза находится в учреждении. Причина смерти – огнестрельное ранение головы. Алмаз работал ведущим инженером в компании по обслуживанию компьютерной техники, увлекался пением.

25-летний Ерасыл Калыкула был застрелен 5-го января во время акции протеста в Шымкенте. Он был госпитализирован после того, как получил огнестрельное ранение в живот, медикам его спасти не удалось. Семья мужчины до сих пор не может выяснить обстоятельства произошедшего.

Сакен Битаев, фото РБК

6 января в Алматы был убит оператор и хип-хоп исполнитель Сакен Битаев. Мужчина ехал в машине с друзьями, когда их остановили и потребовали покинуть автомобиль. После отказа неизвестные открыли огонь, одна пуля попала в легкие музыканта, он скончался на месте.

В тот же день был застрелен водитель телеканала «Алматы» Муратхан Базарбаев, который повез двух журналистов снимать сюжет на площадь Республики. Перед выездом им сообщили, что армия уже освободила площадь от налетчиков. От стрельбы неизвестных также пострадал оператор специальной техники Диаскен Байтибаев. Пуля попала в его правую руку, хирурги были вынуждены ампутировать ему два пальца.

Во время январских событий в Казахстане погибло, как минимум, четверо иностранных граждан. В Таразе погибла 26-летняя гражданка России Мария Ким. Она скончалась 6 января в результате огнестрельного ранения.7 января в Алматы был убит 22-летний гражданин Израиля Леван Коджиашвили. Он не участвовал в вооруженных столкновениях, а был ранен по дороге на работу. Его доставили в больницу, однако медикам не удалось его спасти.

Азиз Мусаев, 32-летний гражданин Кыргызстана, был застрелен 6 января в районе площади Республики в Алматы. Возвращаясь от сестры, он увидел раненого и начал оказывать ему помощь. В этот момент неизвестные открыли по нему огонь. Азиз Мусаев жил в Казахстане с 2015 года и работал тренером в одном из спортивных центров.

11 января Госкомитет национальной безопасности Кыргызстана сообщил о гибели еще одного гражданина Кыргызстана. Известно, что его звали Бахтияр Базарбаев, подробности его гибели не разглашались, а тело не выдавали родным, объясняя это следственными действиями.

Фото Алмаса Кайсара

Истории выживших: “Это был ад”, “били прикладом”, “били четыре часа подряд”

Практически сразу после первых сообщений о массовых задержаниях подозреваемых в участии в январских событиях (МВД в последний раз сообщало о почти 10 тысячах задержанных), стали поступать и сообщения о тяжелых пытках и жестоком обращении к задержанным со стороны силовиков. Вал таких сообщений не прекращался практически всю неделю после событий - о них рассказывали те, кто был отпущен на свободу после нескольких дней задержания, родственники задержанных и их адвокаты.

Сообщений стало так много, что 15 января на совещании с силовиками о необходимости соблюдения прав граждан уже говорил Касым-Жомарт Токаев. За день до этого он поручил Генпрокуратура смягчить наказание тех, у кого нет “отягчающих обстоятельств”. Поздним вечером 15 января представитель Генпрокуратуры на брифинге отчитывался о получении 32 жалоб на действия сотрудников силовых структур. “Факты проверяются”, - сухо сказал он, заявив, что у адвокатов и офиса уполномоченного по правам человека есть доступ к задержанным.

Это подтвердила в разговоре с Vластью и сама уполномоченная по правам человека Эльвира Азимова. “Со вчерашнего дня посещаем все учреждения”, - сказала она 15 января. Первые задержания начались за 10 дней до этого.

Азимова не подтвердила факты пыток и не назвала количества поступивших к ней обращений, отметив, что лично посещала два закрытых учреждения в Алматы, выявила там факты, когда родственники задержанных не были проинформированы об их местонахождении и привлекла для исправления ситуации представителей прокуратуры. Также офис уполномоченного добился допуска ко всем задержанным адвокатов, сообщила она.

Уполномоченная по правам человека отметила, что у нее меньше тревоги вызывает ситуация с задержаниями гражданских активистов, потому что “они люди грамотные и знают как себя вести”.

“По гражданским активистам, за ними стоят правозащитные организации, которые себя таковыми заявили достаточно давно на пространстве информационном дают какие-то сообщения. У них есть целые штаты, там у них есть и юристы. То есть я за гражданских активистов честно, не так сильно переживаю, потому что это люди, они грамотные и в правовом плане, и в плане информационного пространства они осведомлены”, - сказала Азимова.

Тем не менее и гражданские и политические активисты сообщают о том, что пытки и жестокое обращение к ним в полиции применяли и правовая грамотность им не помогла.

Так, 4 января во время митинга в Алматы было задержано несколько сторонников незарегистрированной Демократической партии Казахстана. Среди них был и активист Даурен Достияров, который после освобождения сообщил о пытках и неоднократных избиениях в полиции.

Достияров рассказывает Vласти, что его несколько раз ударили уже при задержании, а потом сначала держали в Жетысуском РОВД, а с вечера 6 января - в ИВС департамента полиции. В общей сложности Достиярова удерживали в полиции 9 дней (абсолютно неясны основания для такого длительного задержания), а потом выпустили, не предъявив никаких обвинений. Сейчас активист лечится, у него сильные головные боли и ему тяжело ходить.

11 января гражданский активист из Атырау Сергей Шутов был задержан полицией, где, по его словам, подвергся пыткам и избиением. Его забрали из дома и доставили в спортзал “Динамо”, который расположен во внутреннем дворе городского управления полиции Атырау. По словам Шутова, после нескольких часов избиений его отправили под административный арест на два дня. 4 января он был на площади Исатая и Махамбета, где проходил митинг в поддержку протестующих в Жанаозене.

После освобождения Шутов сразу же обратился в больницу. Получив справку о побоях, он написал заявление на сотрудников полиции и рассказал об этом случае в соцсети. Департамент полиции в Атырау сообщили радио Азаттык, что заявление Шутова зарегистрировано. А 13 января пресс-служба комендатуры Атырауской области опровергла сообщения о пытках в спорткомплексе «Динамо».

9 января около 19:00 группа из 10 человек в масках и с автоматами ворвались в квартиру 37-летнего алматинца Тимура Кима. В присутствии жены и трех маленьких детей его избили, а затем увезли в департамент полиции Алматы, рассказала супруга Кима Ляйлим Абильдаева. Через день его привезли сотрудники полиции в наручниках, чтобы провести обыск. Он в слезах рассказал супруге, что всю ночь над ним издевались и избивали. Его одежда была порвана и пропитана кровью, руки − сломаны, а тело покрыто синяками и гематомами. Во время обыска следователь заявил, что Ким обвиняется в пособничестве террористам. Якобы на него указали 3 человека как на раздававшего оружие налетчикам. Супруга Кима убеждена, что это ошибка.

13 января 33-летний боец смешанных единоборств Куат Хамитов записал видеообращение, в котором заявил о завершении спортивной карьеры после жестокого задержания и избиения в полиции - это видео разошлось по многим спортивным СМИ. По словам Хамитова, он участвовал в митинге в поддержку требований по снижению цен на газ, где он организовывал митингующих, чтобы акция носила мирный характер. Через несколько дней сотрудники КНБ попросили его явиться чтобы провести с ним беседу, однако до назначенного времени прибытия в спецслужбу, к Хамитову в дом вломился спецназ. Они задержали и избили и самого бойца и его отца. Их отвезли в здание департамента полиции города, где продержали около шести часов, в течении которого к ним применяли силу, фотографировали, записывали видео с разбитым лицом Хамитова и выкладывали это в социальные сети. После чего обоих мужчин отпустили.

4 января гражданского активиста Асета Абишева, который стал одним из первых сторонников движения ДВК, получивших реальный срок лишения свободы и отсидевшего три года задержали сотрудники полиции в Алматы, когда он возвращался с поминок своего родственника. По его словам, его три дня продержали в управлении полиции Жетысуского района, где на третий день активиста избили. Вечером 6 января Абиша этапировали в изолятор городского департамента, где его избивали еще сильнее. При этом сотрудники полиции не объясняли ему причину задержания, допросив его как свидетеля с правом на защиту. 10 января его отпустили. Медэкспертиза зафиксировала на теле Абишева многочисленные гематомы.

Гражданский активист Куат Шамуратов был задержан после участия в митингах 5 и 6 января в Актобе, ему вменяется организация массовых беспорядков. По словам его матери, во время протестов активист, напротив, призывал не поддаваться на провокации и не нарушать общественный порядок. Как сообщила его мать, 7 января, когда активиста везли из департамента полиции в ИВС, его сильно избили прикладами автоматов по голове, у него сотрясение мозга.

В ночь 4 января Арман Токанов вышел на митинг в Алматы. По словам сестры,он недавно вернулся из армии и во время беспорядков хотел помешать мародерам, но именно они его избили. Получив ранения, он на такси доехал в 12 городскую больницу. Ему сделали операцию и перевели в палату. 11 января его должны были выписать, но родные за день до этого узнали, что Токанова забрали бойцы СОБРа и увезли в неизвестном направлении. Спустя несколько дней родственникам стало известно, что он находится в следственный изолятор СИ-18 и на него возбудили уголовное дело по статье 272 (“Массовые беспорядки”).

30-летний фотограф Саят Адилбекулы днем 5 января искал открытую аптеку в Алматы, чтобы купить лекарства для болеющей дочери. Домой он вернулся в крови, после чего его забрали в больницу, где ему сделали срочную операцию. Мужчина находился в тяжелом состоянии в реанимации, когда 8 января сотрудники спецподразделения «Арлан» забрали его из больницы, его вещи вернули родственникам. С того дня связи с Саятом не было. По данным из таблицы Qantar 2022, мужчину нашли, однако другой информации о его состоянии нет.

Активист Муратбек Есенгазы в первый раз был задержан 10 января, его доставили в отделение полиции Талгара, допросили и отпустили. Через два дня, 12 января, мужчину вновь задержали и увезли в департамент полиции Алматы. 13 января его подвергли пятичасовому допросу, а уже 14 января суд санкционировал его двухмесячный арест. По словам адвоката Галыма Нурпеисова, сотрудники органов внутренних дел в масках избивали активиста резиновыми дубинками, на бедре мужчины — большие гематомы. Есенгазы вменяется «участие в массовых беспорядках»

5 января 27-летний Еркин Жениснура вышел из дома и спустя 30 минут попал под обстрел. Через некоторое время его нашел один из родственников. Он вызвал скорую, и мужчину в тяжелом состоянии доставили в Алматинскую областную больницу в микрорайоне Думан. В течение трех часов ему делали операцию - удалили почку. До 10 утра 6 января он лежал без сознания в реанимации. На следующий день его пришла навестить супруга, но Жениснура не было на месте. Медсестры рассказали ей, что вооруженные люди отсоединили его от медицинских шлангов и труб, скрутили руки и забрали с собой. Попытки женщины найти супруга в районных и городском управлениях полиции до сих пор не дали результатов. В центральном морге его также не нашли.

Анатолий Ахметов, фото из Instagram Илларии Алихан

Повар Анатолий Ахметов вышел на мирный митинг в Алматы, после чего ночью 5 января поступил в ГКБ №12 с огнестрельным ранением в нижнюю челюсть, после оказания первой помощи его перевели в ГКБ №5. Супруга Ахметова созванивалась с ним и приносила передачи в больницу, его состояние улучшалось. 8 января мужчина перестал отвечать на звонки, врачи сообщили родным, что Ахметова и еще двух пациентов в неизвестном направлении увезли сотрудники ОМОН, перед этим избив прикладом. Только 14 января супруге удалось узнать, что ее муж находится в СИЗО.

Борьба за справедливое расследование еще впереди

Коалиция НПО Казахстана против пыток сейчас собирает заявления и предлагает правовую и психологическую помощь подвергшимся пыткам и жестокому обращению. По словам юриста коалиции и Казахстанского международного бюро по правам человека Анны Солодовой, сначала в организацию стали поступать обращения от тех, кто не мог найти своих родных и близких - на этом этапе юристы созванивались с СИЗО, ИВС и другими учреждениями, чтобы помочь найти пропавших. Сейчас Коалиция также собирает в единую таблицу данные о поступающих обращениях о пытках и жестоком обращении.

Алматы, 16 января, фото Vласти

“Не могу говорить о количестве, потому что мои коллеги еще просто не успевают вносить данные, - говорит Анна Солодова. - То есть, у нас вопрос встал: мы либо фиксируем и собираем количественные данные, либо помогаем. И мы приняли решение: в первую очередь приоритет - помощь, а потом уже статистика и прочие вещи. С учетом того, что в четверг объявление было подано, вчера весь день и сегодня весь день (интервью было записано вечером в субботу, 15 января - V) мы получаем заявления по поводу смертей от близких, родных, от военнослужащих”.

Заявления, по словам Солодовой, также поступают о различных нарушениях прав.

“Есть информация об избиениях, есть о незаконных задержаниях, о незаконных продлениях срока содержания под стражей, и сейчас мы организуем максимально быстро визиты адвокатов, договариваемся - это не так легко, потому что не все адвокаты готовы идти так быстро, не все готовы идти за небольшие гонорары, то есть очень много нюансов. Мы сейчас работаем и нацелены вот именно на эти моменты”, - говорит она.

Правозащитница Татьяна Чернобиль говорит, казалось бы, очевидное, но в настоящее время - очень важное: пытки к задержанным не могут применяться ни при каких обстоятельствах.“В условиях ЧП могут ограничиваться права человека. Из абсолютно неограничиваемых, даже в условиях ЧП – это право на свободу от пыток, жестокого, бесчеловечного, унижающего достоинство человека обращения или наказания. Никакие пытки ни для каких целей совершенно недопустимы, каким бы чрезвычайным ни было положение”, - подчеркивает она.

В случае избиения Татьяна Чернобиль рекомендует сразу же снять побои в любом медицинском учреждении, не дожидаясь постановления следователя.

“Потом нужно подать заявление. Я бы рекомендовала в прокуратуру подавать, потому что я так понимаю, людей удерживают как раз в зданиях органов внутренних дел. Поэтому для обеспечения беспристрастности лучше подавать в независимый орган. Это или прокуратура, или антикоррупционная служба, потому что антикоррупционное агентство – это второй орган, который уполномочен, правомочен уголовно-процессуальным кодексом рассматривать жалобы, заявления в отношении сотрудников полиции. Ну и третий орган, куда можно обращаться – это управление собственной безопасности департамента полиции”, - говорит она.

Министерство внутренних дел также сообщает, что жаловаться на неправомерные действия полиции можно по круглосуточному телефону доверия департамента собственной безопасности МВД и в территориальные подразделения собственной безопасности.

Обратиться за помощью в Коалицию можно по телефону и электронной почте, контакты региональных координаторов есть в объявлении на сайте организации.

***

14 января 12 правозащитных организаций заявили о создании правозащитного альянса, который планирует проанализировать ход протестов и проведет независимое расследование соблюдения фундаментальных основ прав человека. Правозащитники планируют и задокументировать факты пыток и жестокого обращения с задержанными.

Власти страны на прошлой неделе использовали два названия тому, что произошло в Казахстане в начале января - “алматинская трагедия” и “трагический январь”. Из выступлений Генпрокуратуры и полиции пока ясно только, что правоохранители держатся версии о “скоординированном нападении”, “террористической атаке” и “едином центре управления”.

Будут ли установлены причины гибели всех жертв кровавого января в Казахстане? Сколько их, 225 или эта цифра изменится? Какие у них имена? Прекратятся ли пытки тех, с кого требуют признаний?

Без ответов на эти вопросы неважно, как будут власти называть события, утешение казахстанцы найти не смогут.