Архитектор Медео и Алматинского цирка

Айсулу Тойшибекова, специально для Vласти

Почти год назад не стало казахстанского архитектора Владимира Кацева, автора визитных карточек Алматы: катка «Медео», Дворца спорта и Алматинского цирка. Сегодня мы предлагаем вам вспомнить самые интересные проекты мастера. 

В 1959 году 30-летний Владимир Кацев был направлен из Магнитогорска в Алма-Ату. О коллеге вспоминает архитектор Алмас Ордабаев:

— Мы с ним работали в одной мастерской, трудились вместе в Казгоре и Гипрогоре. Архитектор он был очень достойный, грамотный, ответственный, был нацеленным на дело человеком. Я бы не сказал, что он был трудоголиком. Владимир был очень рационален, четко все просчитывал. В архитектуре нужно долго учиться, архитектор становится зрелым в 50-60 лет. У него был опыт. Владимир Зеликович не пил, не курил, а это тоже имело значение. Он был собранным, был образцовым семьянином.

Работу он всегда доводил до конца. Он засовывал в карман свое субъективное мнение и шел к коллегам, хотел, чтобы объект получался максимально хорошим с меньшим количеством ошибок. Но таланта у него не было. Я ему всегда говорил то, что думал. Отношения у нас были абсолютно искренние, он никогда не обижался.

Он заслуженный архитектор. Его две замечательные работы являются гордостью Алматы, это правда. Владимир Зеликович начинал как архитектор классицизма, сталинского ампира. Потом освоил язык современной архитектуры, а вот постмодернизм освоить не смог. В постмодернизме в целом мало кто преуспел из наших архитекторов.

Мы попросили Алмаза Баймухановича прокомментировать предоставленные семьей архитектора фотографии.

Одна из первых работ Владимира Кацева – Клуб металлургического завода в Магнитогорске как раз относится к классической архитектуре.

Гостиницу «Медео» построили позже, чем каток, лет через 5-6 лет.

— Гостиница «Медео» – это хороший объект, который, к сожалению, погиб. Кацев делал его не один, он создавал его вместе с Сергеем Кохановичем. В гостинице были хорошие интерьеры, была приятная обстановка. Потом здание снесли, потому что хотели построить огромный отель. Снести поторопились, а построить не смогли. Обычная наша история. Жадность и жлобство характеризуют весь современный строительный комплекс, - говорит Алмаз Баймуханович.

Одна из главных работ Кацева — Дворец спорта.

—Хотя это типовой проект, руководство нашей страны подошло к нему так, чтобы Дворец имел свое собственное лицо, чтобы он не был братом-близнецом другим подобным сооружениям по всему Советскому Союзу. Поэтому фасады – боковые и главный, дополнены гравюрами Сидоркина. Сейчас здание дворца спорта изменило свой облик после реставрации. Если бы обратились к Кацеву за помощью, то хоть какие-то элементы бы остались.

Каток до крупномасштабного строительства. Дома на заднем плане – двухэтажные комплексы Дома отдыха «Двадцать лет Казахстану»

— Вместо трибун с одной стороны были деревянные скамейки. Тогда посыпались мировые рекорды. Медео – самый высокогорный каток с самой чистой водой, на котором наши достаточно средние советские конькобежцы ставили мировые рекорды. Сначала сделали каток, разровняли территорию, сделали нехитрую систему для заливки льда. Потом уже на этом месте по проекту Кацева и Конырбаева построили комплекс. Это было довольно сложное сооружение для Советского Союза.

Типовой проект Казахского театра для детей им. Г. Мусрепова, ближе к вокзалу. Над ним работал большой коллектив, в составе был и Кацев.

— Все благодаря Димашу Ахмедовичу, он хотел, чтобы даже у таких типовых построек было наше алматинское лицо. Поэтому появлялись графито с рельефами, другая отделка. А все остальное... Время было суровое, ни на что не хватало денег. Редко удавалось создать индивидуальные проекты.

— Цирк как раз одни из тех редких случаев, когда архитектор взялся за индивидуальный проект. Не смотря на то, что изначально Алматинский цирк должен был стать копией Ашхабадского, Кацеву и его команде удалось убедить руководство в том, что наш цирк должен иметь свой стиль.

— Не знаю, какие сейчас интерьеры в цирке, я там не был с тех пор, как выросли мои дочки. В трудные годы после перестройки там были магазины.

Для нас, для профессионалов, Владимир Кацев останется автором двух очень хороших построек: высокогорного катка «Медео» и Алматинского цирка. Если бы Кацев был жив, он бы сказал, что эти два объекта родились благодаря Димашу Ахмедовичу, благодаря его контролю и поддержке. Димаш Ахмедович любил Алма-Ату и архитектуру, он страстно хотел, чтобы Алма-Ата была красивым городом, чтобы имела свое лицо.

Архитектор Владимир Кацев

Георгий Кацев, внук Владимира Кацева:

— Дедушка старался выработать алматинский стиль, создать композицию. Он был немного глуховат на одно ухо и музыка была для него непостижимой, поэтому он хотел добиться некой музыкальной гармонии в облике города. В последние годы он очень переживал из-за того, что снесли гостиницу Медео.

Он не мыслил себя без архитектуры. У него были постоянные заказы. Когда Имангали Тасмагамбетов был акимом Алматы, он заказал дедушке реставрацию Медео. По-моему, он занимался реставрацией цирка для того, чтобы вернуть его прежний облик. Он брался за самые сложные и нереализуемые проекты, и доводил это до ума, он не мог не работать. Мне кажется, что если бы не работа, то он ушел бы раньше.

Свежее из этой рубрики
Loading...