5017
19 февраля 2021
Мария Левина, фото ЕРА

«Военная демократия» Мьянмы

Хунта никогда и не отдавала власть в Мьянме, но теперь контролирует ее полностью

«Военная демократия» Мьянмы

В Мьянме военные после десятилетия попыток построить демократию, вновь взяли всю власть в свои руки, арестовав гражданских лидеров страны. Среди арестованных и символ борьбы за демократию в Мьянме – Аун Сан Су Чжи. Vласть вспоминает ее историю – десятилетия домашнего ареста, Нобелевскую премию мира и потерю репутации после геноцида мусульман-рохинья и рассказывает, что происходит в одной из самых противоречивых стран мира.

Новый переворот

1 февраля стало известно, что президент Мьянмы Вин Мьина и государственный советник, глава правящей партии страны «Национальная лига за демократию» Аун Сан Су Чжи и другие руководители партии задержаны военными в ходе государственного переворота. Они объявили о введении в стране режима чрезвычайного положения сроком на один год – соответствующие заявление транслировалось по армейскому телеканалу. Агентство Reuters уточняет, что решение было принято военными якобы из-за фальсификаций на парламентских выборах. Они также сообщили, что власть переходит в руки главнокомандующего вооруженными силами страны Мин Аун Хлаина. Он, в свою очередь, заявил, что будут проведены новые выборы, но не назвал сроков, а также пообещал честно практиковать «подлинно дисциплинирующую многопартийную демократическую систему». Захват власти произошел за несколько часов до первой сессии парламента после выборов 8 ноября.

В среду 3 февраля на фоне вспышки коронавируса (1500 случаев заражения в день) и начавшейся 27 января вакцинации началась бессрочная забастовка, в которой приняли участие сотрудники 70 больниц и медицинских отделений в 30 городах Мьянмы, прекратив работу в знак протеста против переворота. Целью забастовки врачи называют остановку работы правительства военных: «Хотя мы, врачи, инициировали этот шаг, мы хотим, чтобы другие ведомства тоже участвовали в забастовке. Если в нее будет вовлечено больше ведомств, мы считаем, что правительственная машина перестанет работать».

Также в среду полиция Мьянмы предъявила Аун Сан Су Чжи обвинения в незаконном импорте коммуникационного оборудования, обнаруженного у нее дома при обыске: рации, ввезенные в страну нелегально и использовавшиеся без разрешения. Полиция потребовала её содержания под стражей до 15 февраля для проведения расследования, говорится в полицейском рапорте. В документе озвучена просьба о задержании Аун Сан Су Чжи «для допроса свидетелей, запроса доказательств и обращения к адвокату после допроса подсудимой». Закон печально известен в стране за расплывчатость формулировок и уже использовался при прежнем военном режиме для ареста оппозиционеров. Отдельный документ из полиции свидетельствует о том, что были выдвинуты обвинения и против президента Вин Мьина за преступления, предусмотренные законом «О борьбе со стихийными бедствиями».

4 февраля военное правительство, как сообщается, арестовало по меньшей мере трех протестующих, вышедших на улицы через несколько часов после того, как в стране заблокировали Facebook – ключевую платформу противников военного переворота, где активно распространялись фотографии и видео забастовок и ночных протестов с использованием кастрюль и сковородок.

С того момента протесты продолжаются. Продолжаются и аресты, которые жители страны называют «ночными похищениями». Для этого военные восстановили закон, обязывающий людей сообщать о ночных визитерах в свои дома, а также разрешающий силам безопасности задерживать подозреваемых и обыскивать частную собственность без разрешения суда. На данный момент известно о приблизительно 400 задержанных.

В понедельник, 15 февраля силовики использовали оружие против группы из 1000 демонстрантов, напав на них с рогатками, дубинками и, по сообщениям местных СМИ, применив резиновые пули, из-за чего несколько человек получили ранения. 16 февраля, по истечении срока ареста, полиция предъявила Аун Сан Су Чжи новое обвинение в нарушении коронавирусных ограничений, сообщил её адвокат, что, скорее всего, приведет к тому, что она останется под домашним арестом. Максимальное наказание может составить три года лишения свободы. Также в стране полностью отключают доступ в интернет с часу ночи до 9 утра.

В среду, 17 февраля протестовать по стране собралось наибольшее количество людей за весь месяц. Накануне вечером эксперт ООН по правам человека предупредил, что ввод войск в Янгон, самый крупный город Мьянмы, и другие города может говорить о перспективе крупных актов насилия, что уже случалось в прошлом. Помимо Янгона, новые протесты также продолжились в Мандалае и столице Нейпьито, несмотря на запрет собраний из пяти и более человек.

Как отреагировал мир

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш «решительно осудил» задержание лидеров Мьянмы и выразил «серьезную озабоченность в связи с заявлением о передаче всех законодательных, исполнительных и судебных полномочий военным», добавив, что эти события представляют собой серьезный удар по демократическим реформам в Мьянме. Осуждение переворота также выразили организации Amnesty International и Human Rights Watch, призвав ввести санкции в отношении военных, немедленно восстановить доступ к связи и освободить всех «незаконно задержанных». Норвежский Нобелевский комитет заявил, что «потрясен» военным переворотом и призывает к немедленному освобождению Су Чжи, президента Вин Мьинта и других политических лидеров. Комитет также отметил, что Су Чжи была удостоена Нобелевской премии мира 1991 года «в знак признания ее мужественной борьбы за демократию в Мьянме» и «продолжает оставаться ведущей фигурой в развитии демократии».

Совбез ООН пока не смог выпустить оперативное заявление, текст которого подготовила Великобритания, поскольку представители Китая и России попросили больше времени «на раздумья» по документу. Китайские государственные СМИ охарактеризовали события в Мьянме как «перестановки в кабинете министров». Российская миссия ООН ждет у Москвы инструкций по проекту заявления, поскольку, по словам заместителя постпреда РФ Дмитрия Полянского, ситуация в Мьянме «сложная и нестабильная».

Ранее Китай при поддержке России уже защищал Мьянму от нападок Совбеза после этнических чисток в отношении мусульман-рохинья.

Резко осудили переворот и такие страны, как Япония, Австралия, Германия, США, Франция, Великобритания и Новая Зеландия. Более сдержанно отреагировали Иран, Малайзия, Индонезия, Пакистан, Сингапур, Индия и Бангладеш, выразивший надежду на продолжение процесса добровольной репатриации беженцев рохинья. А Филиппины и Камбоджа назвали происходящее в Мьянме «внутренними делами» страны и отказались от дальнейших комментариев.

Что касается самих беженцев рохинья, община осуждает захват власти военными, по словам её лидера Дила Мухаммеда в комментарии для Reuters: «Мы, община рохинья, решительно осуждаем эту гнусную попытку уничтожить демократию. Мы призываем мировое сообщество выступить и восстановить демократию любой ценой».

Тем не менее далеко не все её представители согласны со словами Мухаммеда. Иные мусульмане-рохинья, бежавшие из Мьянмы в Бангладеш после жестокости военных три года назад, рады задержанию Аун Сан Су Чжи. Новость о её аресте быстро распространилась в переполненных лагерях беженцев в Бангладеш, где сейчас проживает около миллиона рохинья. Мохаммад Юсуф, лидер лагеря Балухали, прокомментировал арест так: «Она была нашей последней надеждой, но проигнорировала наше тяжелое положение и поддержала геноцид». Маунг Чо Мин, представитель влиятельного студенческого союза рохинья, сказал, что теперь появилась большая надежда на возвращение в свои деревни в Мьянме: «В отличие от избранного правительства, это правительство будет нуждаться в международной поддержке. Поэтому мы надеемся, что они сосредоточат свое внимание на нашей проблеме, чтобы уменьшить международное давление».

Организация Объединенных Наций, напротив, выразила опасения, что переворот в Мьянме ухудшит ситуацию для сотен тысяч мусульман-рохинья, всё ещё находящихся в штате Ракайн, заявил официальный представитель ООН Стефан Дюжаррик: «В штате Ракайн осталось около 600 000 рохинья, в том числе 120 000 человек, которые фактически заключены в лагеря, они не могут свободно передвигаться и имеют крайне ограниченный доступ к базовым медицинским и образовательным услугам. Поэтому мы опасаемся, что события могут ухудшить ситуацию для них».

От лидера демократов до парии: кто такая Аун Сан Су Чжи

Подобное отношение беженцев к Аун Сан Су Чжи, которую обычно ставят в один ряд с Нельсоном Манделой, Мартином Лютером Кингом и Махатмой Ганди, когда говорят о миротворцах, заслуживает отдельного пояснения. О самом геноциде мусульман-рохинья, произошедшем на севере бирманского штата Ракайн в 2017 году, Vласть подробно рассказывала в этом материале. Именно он, не будучи, впрочем, первым в стране, стал поворотным для Аус Сан Су Чжи – лауреатки Нобелевской премии мира и лидера демократов Мьянмы.

Аун Сан Су Чжи – дочь Аун Сана, национального героя Бирмы и основателя современных вооруженных сил Мьянмы и участника переговоров в 1947 году с Британской империей о независимости Бирмы, убитого вместе с некоторыми другими членами правительства в том же 1947 году. С 1960 до 1988 года Су Чжи находилась за границей – училась в Индии и Великобритании, работала в нью-йоркском филиале ООН. Одновременно с возвращением Су Чжи в Бирму, чтобы ухаживать за больной матерью, в 1988 году генерал Не Вин, долгое время бывший военным руководителем Бирмы и главой правящей партии, ушел в отставку. После его ухода по стране прошли массовые демонстрации с требованиями демократии, которые были жестоко подавлены.

26 августа 1988 года Аун Сан Су Чжи обратилась с речью к полумиллионному митингу перед Пагодой Шведагон, призывая к установлению демократической власти, тем самым став лидером продемократического движения. Так началась ее политическая карьера; 27 сентября того же года она основала партию «Национальная лига за демократию». В следующем году военные поместили Су Чжи под домашний арест, предложив освобождение в обмен на выезд из страны, но политик отказалась.

С тех пор для нее началась борьба за место в парламенте и пятнадцать лет домашнего ареста. Решимость Су Чжи принести демократию и права человека в свою страну принесла ей международную известность, в том числе Нобелевскую премию мира 1991 года. После 1995 года правозащитнице запретили видеться с двумя ее сыновьями и мужем Майклом Арисом, даже после того, как у последнего был диагностирован рак. Арис умер в 1999 году, так и не встретившись с женой. Она была настолько популярна, что в 2011 году известный французский режиссер Люк Бессон снял биографический фильм о её жизни с участием малазийской актрисы Мишель Йео в главной роли. Су Чжи часто называли самым известным политическим заключенным в мире.

Десятилетия борьбы наконец принесли плоды, и в 2012 году Су Чжи было разрешено участвовать в свободных выборах. Она получила место в парламенте, когда Мьянма начала свой переход от хунты к демократии. После всеобщих выборов в 2015 году и триумфальной победы она стала фактически гражданским лидером страны, хотя официально занимала пост министра иностранных дел и государственного советника – должность, равнозначную посту премьера. Президентский пост был для нее под запретом лишь потому, что ее дети имеют иностранное, а не мьянманское гражданство, что, по Конституции страны, обязательное условие для занятия поста.

И для буддистского большинства населения Мьянмы Аун Сан Су Чжи до сих пор - совесть и лидер нации, пользующаяся огромной популярностью и поддержкой. Чего не скажешь об остальном мире, где её репутация оказалась сильно подорвана из-за позиции в отношении мусульманской народности рохинья. Их и без того бедственное положение усилилось в 2016 году, когда военные Мьянмы начали то, что они называли «зачисткой» нелегальных иммигрантов. В 2017 году Бирманские вооруженные силы начали зачистки на севере Ракайна после нападения вооруженных экстремистов на полицейские и приграничные посты бирманских властей. Репрессии, по мнению международной общественности и правозащитников, оказались несоразмерно жестокими. HRW описывала произошедшее как «этническую чистку». Тысячи людей погибли, сотни тысяч покинули свои дома.

Став в 2016 году государственным советником, Су Чжи создала комиссию по расследованию заявлений о зверствах против рохинья в штате Ракайн. Су Чжи обвинила рохинья в распространении «огромного айсберга дезинформации» и заявила, что обеспокоена «террористической угрозой», исходящей от экстремистов. Её позиция вызвала протесты в странах с мусульманским большинством по всему миру. Су Чжи была лишена различных почестей (например, канадского почетного гражданства и высшей награды Amnesty International), и потеряла большую часть своей международной поддержки. Нобелевский комитет был вынужден выступить с заявлением, в котором говорилось, что её премия мира не может быть аннулирована. Другая Ноебелевская лауреатка - Малала Юсуфзай - призвала Су Чжи «прекратить насилие». Су Чжи ответила, что посторонние не могут понять всей сложности ситуации. Некоторые, впрочем, соглашались, что она прагматичный политик, которому приходится руководить многонациональной страной со сложной историей.

И тем не менее, международный суд ООН в Гааге рассматривает дело по обвинению Мьянмы в геноциде, а Международный уголовный суд проверяет информацию о преступлениях против человечности. Бывшие зарубежные сторонники Аун Сан Су Чжи теперь говорят, что она не сделала ничего, чтобы пресечь убийства и изнасилования, не осудила мьянманских военных и не признавала масштабов трагедии. В речи, которую она произнесла после трагедии, Су Чжи поблагодарила вооруженные силы Мьянмы за мужество и службу. В августе 2018 года описала генералов в правительстве как «довольно любезных людей». А после попытки отстоять позиции мьянманской армии на слушаниях в Международном суде ООН, и вовсе дошла до точки невозврата, после которой от её международной репутации мало что осталось.

Процесс перехода страны к полноценной демократии, по мнению аналитиков, давно застопорился. И хотя международные СМИ приветствовали выборы 2015 года как победу демократии, другие аналитики и вовсе считают, что новая конституция 2008 года в какой-то степени открыла страну, но реальная власть так и не была передана избранному правительству. По ней четверть всех мест в парламенте отдается военным, и, таким образом, конституционные поправки стали невозможны без их согласия. Согласно Конституции, министры обороны, пограничных и внутренних дел назначаются непосредственно главнокомандующим сухопутными войсками. Это значит, что армия и полиция также находятся под контролем генералов.

«История Аун Сан Су Чжи не столько о ней, сколько о нас, – рассказал BBC бывший американский посол в Мьянме Дерек Митчелл. – Думаю, она не менялась. Она всегда была последовательной, а мы не понимали сложности ее личности. Надо думать, прежде чем превращать кого-то в икону».