Проверка факта: действительно ли казахстанское правительство стало «компактным»?

Маргарита Бочарова, Vласть

Общественная дискуссия о реформе казахстанского правительства не утихает, ведомства продолжают докладывать об изменениях в своей работе. Пока регламент штатной численности министерств не утвержден, Vласть выясняет, 12 министерств в составе правительства — это действительно мало?


Слово «компактный» составители лексических словарей определяют по-разному. Кто-то делает акцент на том, что предмет с такой характеристикой, как правило, занимает немного места. Другие подчеркивают, что компактность выражается в тесном расположении. Интересно, что рассматриваемое слово вовсе не означает буквальное уменьшение чего-то в количестве — оно указывает на то, что в некий объем или пространство может поместиться множество элементов.

6 августа 2014 года глава государства Нурсултан Назарбаев поручил поместить множество элементов — то бишь государственных служащих — в 12 министерств и 30 комитетов. До памятного заседания правительства в стране функционировало 17 министерств, 9 агентств, 54 комитета и 270 департаментов. В самые сжатые сроки в структуре правительства упразднили пять министерств, 9 агентств и сократили количество комитетов до 41 (вопреки заявленным президентом 30). Судьба почти трех сотен департаментов так и осталась неизвестной.

Чтобы выяснить, действительно ли правительство Казахстана стало «компактным», обратимся к международным сравнениям. У ближайшего стратегического партнера республики — Российской Федерации — в структуре исполнительной власти 22 министерства. Среди них совершенно не характерными для Казахстана являются ведомства, которые занимаются делами регионов — министерство по развитию Дальнего Востока, министерство по делам Крыма и министерство по делам Северного Кавказа. Кроме этого, в состав правительства входят 14 федеральных служб, три агентства и два управления.

У другого партнера Казахстана по Таможенному союзу, Республики Беларусь, структура правительства и вовсе состоит из 24 министерств. Интересно, что в стране успешно действуют отдельные ведомства, занимающиеся вопросами лесного хозяйства и вопросами налогов и сборов. Между тем, количеством государственных комитетов белорусское правительство может даже похвастаться — их всего семь. Также совету министров республики подчинены четыре промышленных концерна, союз потребительских обществ, центр по оздоровлению населения и уполномоченный по делам религий и национальностей.

У могущественного соседа Казахстана на востоке, Китая, попыток реструктурировать правительство было три — причем они предпринимаются, судя по периодичности, каждые 10 лет. На сегодняшний день в Поднебесной функционирует 22 министерства, отдельные из которых занимаются вопросами просвещения, общественной безопасности, контроля, гражданской администрации, железных дорог. Четыре государственных комитета озадачены развитием и реформами, делами национальностей, плановым деторождением и госимуществом. Главный ревизор Китая руководит собственным управлением.

В Киргизии в правительство входит 15 министерств. Распределение между ними сфер деятельности очень напоминает структуру казахстанского правительства. Однако помимо этого в республике действует семь государственных агентств, одно из которых, например, конкретно занимается делами местного самоуправления и межэтнических отношений. Более того, функции исполнительной власти в стране также выполняют 10 государственных служб, три фонда, две инспекции и один комитет. Таким образом, под контролем правительства находится практически все — от обязательного медицинского страхования до финансовой разведки.

Среди других центральноазиатских республик сравнительно «компактное» правительство обнаружилось только в Таджикистане. В этой стране государственные чиновники работают в 14 министерствах. Помимо министров членами правительства являются руководители трех государственных комитетов. В Узбекистане министерств столько же, а вот комитетов — в три раза больше. В Туркмении, чья структура правительства покрыта такой же тайной, как и в целом жизнь этой страны, по данным Центрального разведывательного управления США, действует 24 министерства.

В самой Америке структура правительства едва ли может считаться усеченной. В США функционируют 15 министерств. При этом некоторые из них занимаются вопросами, для решения которых в Казахстане не создан даже отдельный департамент — например, делами ветеранов. Для поддержания стабильной работы федерального правительства в Америке созданы «независимые» государственные органы — например, шесть агентств, 9 советов, 13 управлений и 16 комиссий. Зона ответственности американских госслужащих распространяется на многое — от мореходства и здоровья шахтеров до фермерских кредитов и бассейна Теннесси.

Правительство во Франции тоже озабочено множеством проблем. Несмотря на то, что как таковых министерств в нем всего 20, помимо них существует целый ряд так называемых «генеральных секретариатов» и «генеральных дирекций». Деятельность 15 секретариатов и 41 дирекции охватывает вопросы глобализации, гражданского правосудия, «общественных финансов», предотвращения рисков, национальной жандармерии, питания, местных общин и даже общественных свобод. Структура французского правительства, надо сказать, довольно часто меняется — последний раз это, например, произошло после президентских выборов 2012 года.

Даже в Сингапуре — в стране, чье развитие до сих пор служит лучшим образцом для казахстанских властей — количество министерств достигает 18. Разумеется, в мировой практике не существует общепринятого понимания относительно оптимального количества министерств и ведомств. Каждое государство принимает решение о реформировании правительства самостоятельно.

Судя по новой структуре казахстанского правительства, можно сделать вывод о том, что Казахстан в процессе оптимизации исполнительной ветви власти вряд ли полагался на опыт ближайших соседей или стран с высоким уровнем развития. Однако тем интереснее будет наблюдать, чем же завершится этот наш эксперимент — станет ли Казахстан одной из уникальных стран мира, которой кроме президента и главы правительства будут успешно управлять всего 12 министров, или рано или поздно решение совмещать в одном ведомстве такие сферы как, например, культура и спорт, посчитают не самым удачным.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...