Руслан Телегин, Караганда, специально для Vласти, фотографии автора

Бывший. Зеленый оазис

Как живут районные центры Карагандинской области, утратившие этот статус

Бывший. Зеленый оазис

Журналист и фотограф Руслан Телегин осенью прошлого года объехал на велосипеде посёлки Карагандинской области, которые раньше были районными центрами. В конце 2019 года мы опубликовали первую часть его путешествия, а в июне этого года — вторую. Сегодня Руслан рассказывает о поселке Топар, в котором живут 9 тысяч человек.

Нет, пожалуй, ни одного карагандинца, что хоть однажды не побывал бы в Топаре. Если горожанин по каким-то причинам не может отправиться на отдых в Каркаралинск (220 км), Баянаул (300) или к озёрам Бурабая (450), всегда под рукой «ближняя дача», зелёный островок у прохладной воды, которая так манит знойным летом. В хорошую погоду дымящие трубы местной станции отлично видны на горизонте из многоэтажек областного центра. Это по дороге до посёлка полсотни километров, напрямик меньше.

Зябким утром я качу в Топар, любимый посёлок детства. Ещё не зная, что эта поездка заставит меня вернуться сюда несколько раз, подарит встречи с удивительными людьми, даст новую пищу для размышлений. Небольшой прокол на полпути у Волынского агрокомплекса. И сразу же первое открытие: обращаю внимание, что траффик диспропорционален. Мимо меня, замершего с починкой на правой обочине, почти не проезжают автомобили. Зато навстречу идёт плотный, практически неразрывный поток. Жители Дубовки, Абая, Шахтинска, Топара спешат на работу и учёбу в Караганду. Неспешно миную Абай, некогда отнявший районный статус у главного героя моего повествования. Вот позади остаётся станция Карабас, въездные ворота Карлага. Затяжной подъём на красивые сопки и вот он, в уютной котловине, утопающий в зелени посадок, что тянутся слева и справа от дороги, плотными рядами окаймляют железнодорожную магистраль, высятся гигантами тополей на прямых улицах и пятнами разбросаны по берегу водоёма.

Если двигаться по жезказганской трассе дальше, то после живописного урочища Ялта, можно увидеть небольшую речушку, давшую название этому месту. Есть упоминание о казахском племени топар, что жило когда-то на этих землях. Дальше на запад этноним встречается в Нуринском районе, на карте отмечено «озеро топарцев» — Топарколь, красивейший уголок, где мои коллеги из клуба любителей минералов «Аширит» находят удивительной красоты агаты. Побывать там, безусловно, мне ещё предстоит. В здешнем же случае «Топар» — это гидроним. Скромная речушка течёт на запад и впадает в Шерубайнуру. До создания водохранилища (274 миллиона кубических метров), здесь тоже было любимое место отдыха. Сам же старый Топар исчез, ушёл под воду. Всё, что мы видим и знаем сегодня — создано, построено, посажено заново...

Логика моего движения, а географ я непрофессиональный, предельно проста: сверху от аулов и ГРЭС проехать в центр населённого пункта, исследовать его, спускаясь в низину к железной дороге. Лучше об этом расскажут фотографии и короткие пояснения к ним. Детальное знакомство с историей посёлка оставлю для второй части материала и беседы с ветеранами этих мест.

Изначально здесь было небольшое лагерное отделение: бараки, дома, существовали кустарные производства, бахча, сады с яблонями, вишней и смородиной. Земля для строительства станции была отведена в далёком 1949 году. Именно значительный перепад уровней реки (от входа в низину и до выхода, где был позднее возведен гидроузел) создал отличные условия для будущего водохранилища. В январе 1953 года нарком электростанций СССР Дмитрий Жимерин подписал приказ: утвердить задание на проектирование Новокарагандинской ГРЭС-2. Через год, весной 54-го, был заложен первый камень в основание будущей электростанции, на строительстве которой трудились и заключённые, и молодёжь из разных уголков страны. Параллельно с этим началась большая стройка в новом посёлке: всё нужно было создавать заново, «с нуля». В 1960 году было создано и наполнено Шерубайнуринское водохранилище. Рос и бурно развивался посёлок, в котором была построена вся необходимая инфраструктура, сети и коммуникации. Первая очередь ГРЭС-2 была запущена в эксплуатацию 12 июня 1962 года. В Наурыз 1973 года Топар стал районным центром: 22 марта в Карагандинской области был организован Мичуринский район. Его земли простирались от южных селений Акбастау и Курмы до далёких западных Есенгельды и Самарки. В центре были сосредоточены мощные совхозы, которые базировались на прежней Карлаговской инфраструктуре: «Коксунский», «Карагандинский», «Путь Ильича». В своё время силами заключённых была построена протяжённая ирригационная сеть: самотёчные каналы и арыки позволили заниматься в этих краях орошаемым земледелием, выращивать большие урожаи овощей. Для развития аграрного сектора был создан Мичуринский совхоз-техникум, действовал консервный заводик. В ближайшем к посёлку Кулайгыре базировался племсовхоз «Топарский», гремевший на ВДНХ и забиравший золотые медали.

Сюда часто любили привозить делегации из стран соцлагеря: от отделения до центральной усадьбы по степи был проложен ... молокопровод!

Для меня, родившегося в Токаревке и росшего в далёком степном Молодёжном, переезд в Топар был невероятным событием. Прекрасная школа с отличным спортивным залом (до этого физкультура у нас из-за переполненности молодёжненской школы проходила на улице или в рекреации). Невероятная коротковолновая радиостанция в кабинете физики, от пола до потолка оклеенная карточками радиообмена со всего мира! Школьный кинотеатр «Искорка», где все должности занимали учащиеся, а билет на сеанс за десять копеек можно было купить только предъявив дневник: двоечников в этот волшебный зал не пускали, хоть те и норовили просочиться мимо строгих контролёров. Своя просторная теплица, построенная шефами, в которой были десятки интересных растений. Географическая и метеоплощадки, освещённый хоккейный корт, футбольное поле. Да и сам посёлок был скорее похож на зелёный, благоустроенный и уютный городок, сверкающий по вечерам фонарями, неоновой рекламой и лампочками динамической иллюминации. Отец трудился в райкоме партии, мама работала в отделе образования. Новые друзья, увлечения, кружки. Все молоды и здоровы. Беззаботное и счастливое время...

Тем интересней будет детально познакомиться с более чем полувековым наследием, посмотреть, чем живёт девятитысячный Топар нынче. Он утратил районный статус и стал обычным населённым пунктом нового Абайского района в 1997 году.

Центр поселка сложен почти правильными квадратами кварталов. Справа в промышленной зоне дымит электростанция, в центре у озера нарезаны дачи. Слева — тепличный комбинат. Относительно посёлка здесь принято говорить, применительно к озеру, «левый берег» и «правый берег». Он, на самом деле один, просто так легче искать зону отдыха, когда вы приехали из города и не сильны в местной топографии. Здесь почти ничего не изменилось, разве что появилась неказистая арка при въезде.

В верхнем ауле, что разбросан по каменистым сопкам с севера и северо-запада, тянут по бюджетной программе водопровод. Тяжелая техника вскрыла скальник для прокладки труб. Старые и глубокие колодцы уйдут в прошлое, как только от магистрали будут сделаны врезки к домам.

Местный завод железобетонных изделий и конструкций когда-то был расположен по соседству со станцией, она питала его технологические линии паром и горячей водой. Мощные пятаки оснований старых цехов среди заросших развалин выглядят как поверженные монументы ушедшей эпохе.

Все свободные участки берега водохранилища заняты зонами отдыха. Сервис здесь, как правило, суров и непритязателен: вода, зелень, мангал у беседки. Почти за каждый шаг после шлагбаума нужно заплатить. Кто-то сумел стараниями профсоюза сохранить прежние постройки и ежегодно поддерживает их в исправном состоянии. Кто-то берётся оживлять старое и заброшенное. Отдельные частники возводят новые летние домики и капитальные строения, спортплощадки, корты, предоставляя горожанам отдых на уровне зарубежной «тройки». Что сразу же оборачивается дорогим прайсом — летний сезон в Центральном Казахстане короток.

Движимое и недвижимое имущество жителей посёлка, в большинстве случаев, родом из 60-х. Из новшеств разве что пластиковые окна да спутниковые тарелки. И если центральные улицы переименовали, то внутри кварталов — старые названия.

На центральной площади «сердце Топара», дом культуры «Энергетик». Исчезли только постамент с типовым Ильичом меж голубых елей да яркая «Аврора» с фасада, что сияла сотнями ламп и даже делала световой «залп». Исчез и неприятный забор, которым культурное учреждение было отгорожено от топарцев при прежнем руководстве станции. Здесь сделали хороший ремонт, работают творческие коллективы, кружки, есть отличная библиотека, в которой довелось поработать над этим материалом. За моей спиной основные магазины посёлка и широкий бульвар Юности.

Никаких изменений на спортивной площадке у моей школы №16, она носит имя Бауыржана Момышулы. О временах расцвета напоминают разве что ржавая радиоантенна да фундамент теплицы...

Каким-то чудом уцелели неоновые трубки на старой вывеске. Это некогда одно из самых популярных мест поселка: почти все хозяйки покупали здесь отменное тесто, выпечку, торты, салаты. Соперничать с кулинарией мог разве что книжный магазин в соседней пятиэтажке. Беседовал как-то с карагандинскими художниками, те поделились, как в 70-80-х годах совершали сюда набеги из города на электричке. «Таких художественных изданий и шикарных альбомов мы в Караганде купить не могли, а здесь — пожалуйста», — рассказал живописец и график Андрей Нода.

То тут, то там можно встретить подобные объявления. Однако, вторичный рынок в посёлке достаточно динамичный. Именно в домах предпочитают селиться переселенцы из Монголии, Китая, Узбекистана.

Если в Токаревке и Молодёжном мне нужно было прикладывать усилия, чтобы встретить молодёжь на улицах, то Топар не назовёшь совсем уж «старым». Школьники воспользовались отличной погодой и гуляют на тихой улочке. По ней работники тепличного комбината ходят на работу, старый переезд через пути ГРЭС закрыт и она стала тупиковой.

Наследие мощной когда-то системы районной потребительской кооперации — бывший магазин «Кооператор». Да и тот безуспешно продаётся, судя по выцветшему плакатику с номером телефона над входом.

Старенькие двухэтажки с осыпающейся штукатуркой и проглядывающей кое-где дранкой выглядят пусть и неказисто, зато исправно выполняют свою функцию вот уже 60 лет.

Разгромлено и заброшено бывшее здание госбанка. С утратой районного статуса все подобные структуры переместились в соседний Абай. Какое-то время, если судить по ржавой вывеске, здесь квартировал печальной известный «Валют-Транзит банк». В зарослях перед некогда строгим и красивым зданием другой привет из эпохи, когда космос был мощной государственной программой, идеологией и даже смыслом жизни.

Крепкая районная больница своих функций и статуса не утратила. Здесь теперь лечат жителей со всего Абайского района. Попал на дружный субботник. Новые экологические веяния в провинцию приходят не очень быстро: здесь также по старинке жгут листья, как и сорок лет тому назад...

Выезжаю на тропинку, миную дачи. Стою на старом пляже, где в детстве проводили почти всё время с мая по сентябрь. Окрестности завалены пластиком. Нет больше абайского пионерлагеря по левую руку от меня. Всё также дымит станция и плещется озеро, которое служит для неё естественным прудом-охладителем. Очень мало стало знаменитого топарского рака, который всегда был показателем чистоты воды. Местные связывают это с тем, что в водохранилище было несколько сбросов сельхозудобрений, которые и ударили по популяции ракообразных.

Подобраться ко второй поселковой гордости непросто, всюду высокий забор и колючая проволока. Раньше к комбинату вела одна из центральных улиц. Позже автомобильную дорогу проложили в объезд, по краю Топара. Изначально комплекс был построен как раз из-за близости к ГРЭС: практически дармовое тепло и очень низкий тариф на электроэнергию, которая в наших широтах требуется растениям для «досветки». Гектары обширной территории были нарезаны с большим запасом. За минувшие годы предприятие стало частным и существенно приросло новым тепличным парком. Здесь трудится около 300 жителей посёлка, они выращивают овощи и фрукты для Караганды и столицы. Есть не только томаты, огурцы и сладкий перец, но даже лимоны, лайм и экзотическая папайя. В последний раз «Топарские теплицы» упоминались в материалах известного уголовного дела бывшего премьера Серика Ахметова. Однако, большие деньги любят тишину. Сегодня высокотехнологичное и современное предприятие работает с прибылью и практически не заметно в новостной ленте местных медиа. Об этом можно судить и по корпоративному сайту компании, который не обновлялся с 2015 года.

Ещё одна примета времени. Всё капитальное строительство здесь было остановлено на рубеже 80-90-х годов.

Центральные улицы бывшего райцентра благоустроены и выглядят симпатично. Чего не скажешь о дворах. Хозяйской руки во многих не хватает. Удивили сараи во дворе многоэтажки. В областном центре в таких раньше хранили дрова: первые хрущёвки в Караганде были с печами, центральное отопление появилось позже. Здесь же жилой фонд изначально возводился с заделом под горячую воду от местных энергетиков. Раньше эти постройки использовали как кладовые. Какие-то разграблены и сожжены, какие-то ещё служат жителям.

Гордость молодого Топара — детские сады. Дошкольные учреждения по большей части сохранены и проблем с устройством детей в детсады нет.

Гендерные и демографические проблемы здесь мало чем отличаются от типичных в нашей стране в целом. Общее старение населения, разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин, отток молодёжи в крупные города. Всё чаще новыми жителями становятся люди, перебирающиеся в достаточно комфортный посёлок из сёл и переселенцы из соседних государств.

О современных реалиях напоминают разве что государственные флаги над немногочисленными учреждениями и такая официальная символика. На центральной площади два плаката: один к юбилею лётчика-героя Нуркена Абдирова, на втором — симпатичный молодой учёный, появившийся здесь в рамках программы «Рухани жангыру».

Центральное кафе Топара много лет служит другим целям. Теперь оно принадлежит местной общине евангельских христиан-баптистов. Лаконичный и строгий фасад, лишённый какого-то излишнего убранства, простая и понятная вывеска.

Когда-то здесь был самый большой магазин: на первом этаже продукты, на втором — промышленные товары. В 2007 году в здании (до этого здесь была даже дискотека) открылся крупный сетевой строительный магазин. Но после кризиса от него осталась только вывеска.

Еще один привет из времени, когда «мир», «молодость», «космос» были не просто словами, а подобные незатейливые мозаики сразу создавались на небольших домостроительных комбинатах.

Мои пешие прогулки и фотофиксация растянулись на несколько разных дней, если быть точным. Одно наблюдение для себя я отметил отдельно. Любимый посёлок словно бы замер в развитии, росте; застрял во времени, словно насекомое в янтаре. Прошедшие годы пусть и изменили его, но он, по большей части, все еще остается милым, зелёным и каждое упоминание его немного странного названия наполнено исключительно добрыми воспоминаниями.

Осенний день короток. Нет еще и семи. Уютные автобусы третьего автопарка теперь справляются с обратной задачей: везут топарцев из областного центра назад, домой. В закатном солнце машина ползёт на холм, где выросла новая мечеть, чтобы после развернуться у мемориала павшим в Великой Отечественной войне и замереть на несколько минут у старенькой автостанции. Завтра будет новый день. И заведенный порядок повторится снова.

Рекомендовано для вас