Виктор Пенья, Карлос Баррера, El Faro

Люди за белыми флагами

Треть населения Сальвадора голодает из-за введенного в стране карантина

Люди за белыми флагами

Тряпка, футболка, кусок картона, флаг, рваный мешок, лист бумаги, главное - белого цвета. Эти символы голода и нужды появились в самых уязвимых уголках Сальвадора. Флаги - новый язык домов и целых деревень в центральном Сальвадоре, язык улиц и поселений на обочинах трасс, где люди просят еды. Рабочие, батраки, сборщики мусора, уличные торговцы ничего не зарабатывают больше двух месяцев. Они заперты в ловушке собственных домов из-за карантина, который введен в Сальвадоре с 21 марта. Эти фотографии сделаны в мае. За белыми тряпками - люди. Люди и их страдания. Репортаж независимого сальвадорского медиа El Faro, который Vласть публикует с разрешения издания.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Братья Кевин и Диего Лопес, 6 и 7 лет, считают машины, проезжающие по бульвару дель Эхерсито. Тут въезд в их поселок 15 марта, появившийся в 2008 году между столицей Сальвадора Сан-Сальвадором и городом Сояпанго. 125 построек из досок и старого шифера на пустыре, по меньшей мере 500 жителей. Здесь бушует голод: большая часть местных жителей - уличные торговцы, за последние 70 дней они не продали ничего.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Педро Монтано, 11 лет, ныряет в “ванну”, сделанную из камеры старого холодильника. Его сестра Милагро ждет своей очереди. Их дом в поселке имени 15 марта построен из мусора, который родители собрали на улице. Детям разрешено час в день отдыхать в своем "бассейне". А за границей поселка они ходят и машут белым одеялом, прямо перед контрольно-пропускным пунктом, где задерживают тех, кто едет в Сояпанго.

Фото El Faro: Карлос Баррера

Бланка Лидия Лопес пристраивает на дверь белую тряпку с надписью “Мы хотим есть”. Бланка и еще 100 человек живут в доме 219 в квартале Консепсьон Сан-Сальвадора. Большинство здесь живут нелегальной торговлей и вот уже два с лишним месяца не могут выйти на улицы столицы.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Марио Куинтанилья - автомеханик. Одинокий, без жены, без детей - и без работы. С начала карантина он выживает только благодаря заботе соседей. Марио 80 лет, он живет среди груды старых запчастей, под крышей из дырявого шифера, через которую просачивается дождевая вода.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Над Фатимой и ее семьей постоянно висит угроза. Каждый раз, когда идет дождь, на их жилище падают куски земли. Их дом - последний на линии А поселка имени 15 марта, местные жители устроили тут пластиковую защиту от оползня. Фатима с мужем владельцы мелкого бизнеса, торгуют такос в историческом центре Сан-Сальвадора. С 14 марта они не заработали ничего.

Фото El Faro: Виктор Пенья

У 72-летней Маргариты Гонсалес - почечная недостаточность. С начала карантина она не может добраться до госпиталя Росалес, чтобы получить лекарства. Маргарита живет одна, но дети время от времени ей помогают. Ее хижина в самом конце линии Е разрушается с каждым днем.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Дом Исраэля Акино в поселке 15 марта - куча мусора. Чтобы войти, приходится согнуться. Исраэль построил жилище из листов старого шифера и кусков пластика, которые он находит, когда собирает пластиковые бутылки, чтобы затем продать их переработчику. Исраэлю 56 лет и с 1985 года он собирает мусор. Из-за карантина он не может выходить из дома. Уверяет, что бывают дни, когда спать приходится ложиться голодным.

Фото El Faro: Карлос Баррера

Каждый раз, когда жители дома 207 в квартале Консепсьон слышат шум машины, они выходят на порог в надежде получить какую-нибудь еду. 25 семей не могут выйти из дома на улицу. Все они работают - торгуют в историческим центре.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Слева кухня семьи Сеговия, справа - Монтано. Здесь живут четверо взрослых и трое детей - 7 человек в клетушке из шифера 8 на 5 метров. Взрослые в обеих семьях зарабатывают на жизнь торговлей в автобусе или на рынке в бывшем кинотеатре Avenida. C 15 марта доходов у них нет - перестали выходить из дома, когда услышали новости о скором введении режима чрезвычайной ситуации.

Фото El Faro: Виктор Пенья

Саул Байса, 67 лет, скупал переработанный алюминий и пластик. Больше двух месяцев сидит без работы. Правда, в апреле он сумел получить 300 долларов помощи от правительства. “Еще у меня отложено где-то 140 долларов, но деньги кончаются. Мой бизнес рухнул, мы откатились назад”, - говорит Саул. Они с женой живут в старом деревянном доме на улице Консепсьон в центре Сан-Сальвадора.

Фото El Faro: Карлос Баррера.

Луис Васкес снимает комнату площадью четыре квадратных метра в доме 207. Тут он и проводит на карантине 24 часа в сутки. Вся мебель - диван без ножек, стол и стул. Тут у него и гостиная, и спальня, и кухня - все. За стеной, на улице - белый флаг, мольба о помощи.

Фото El Faro: Карлос Баррера.

23-летняя Лесли Понсе каждый день выходит на трассу на Сонсонате с белым флагом - просить еды. Это место известно как “Поселок 601” района Ла Либертад города Колон. Из 30 живущих здесь семей ни одна не получила ни обещанные правительством 300 долларов, ни продовольственную помощь, говорит Лесли. На плакате: “Шестьсот один. Нам нужна еда. Помогите!”

Публикуется с разрешения издания El Faro, перевод с испанского - Наталия Маршалкович, Медиасеть

Рекомендовано для вас