28830
27 июня 2023
Дмитрий Мазоренко, фото Владислава Сона

Рост цен на коммунальные услуги ударит по благополучию казахстанцев

Этот шаг неизбежно приведет и к повышению цен на товары и услуги

Рост цен на коммунальные услуги ударит по благополучию казахстанцев

С 1 июля в Казахстане увеличится стоимость коммунальных услуг. Правительство оправдывает этот шаг необходимостью привлечь средства для инвестиций в инфраструктуру, в то время как эксперты считают его сомнительным, поскольку он негативно скажется на доходах населения.

Министерство национальной экономики объяснило, что тарифы на коммунальные услуги будут повышены этим летом с учетом социально-экономической ситуации каждого региона и каждого человека. Цель правительства − обеспечить постепенное увеличение тарифов.

Тем не менее этот шаг приведет к повышению цен на товары и услуги. По оценкам министерства, рост цен на коммунальные услуги увеличит инфляцию на 1-1,5%.

«Мы либо постепенно повысим тарифы и приблизим их к рынку, либо останемся вовсе без инфраструктуры во всех городах и селах», − сказал президент Касым-Жомарт Токаев, объявляя повышение цен на коммунальные услуги в рамках государственной политики «тарифы в обмен на инвестиции».

Экономист Касымхан Каппаров ожидает, что повышение цен окажет значительное влияние на население.

«Рост цен на коммунальные услуги приведет к снижению реально располагаемого дохода домохозяйств, особенно среди граждан имеющих низкие доходы, так как коммунальные расходы являются приоритетными при формировании их расходов − их нельзя отложить или не платить», − сказал он.

Инфляция активно растет с 2022 года. По официальным данным, которые часто преуменьшают реальный эффект, за год она достигла 20%. Высокая инфляция быстро перекрыла рост доходов многих казахстанцев, произошедший в прошлом году, утверждает Каппаров.

Как правительство, так и частные операторы коммунальных услуг утверждают, что пользователи довольствуются низкими тарифами, в то время как бремя финансирования модернизации ложится на их плечи. По их мнению, именно такое положение дел привело к деградации инфраструктуры.

Государство добрых намерений

Для Токаева это означает, что люди должны сделать свой финансовый вклад в инфраструктуру, в то время как правительство будет продолжать поддерживать владельцев предприятий. Он ясно заявил, что не видит альтернативы.

Каждый год в республиканском бюджете предусмотрена сумма на обслуживание сферы ЖКХ, которая иногда достигает миллиардов долларов. Коммунальные и энергетические предприятия получают кредиты в рамках этой программы для обслуживания инфраструктуры, а также субсидии, которые покрывают часть стоимости услуг для нуждающихся граждан.

Но бюджет не детализирован, поэтому невозможно определить какая сумма выделяется каждой компании. Министерство индустрии и инфраструктурного развития, а также министерство энергетики и министерство национальной экономики не ответили на все вопросы Власти, касающиеся этого.

В МИИР позднее рассказали, что за последние 4 года, по данным всех областных акиматов, помощь в оплате комуслуг оказана более 174 тыс. абонентам на общую сумму 5 млрд тенге (почти 1,2 млрд тенге в 2022 году)

В апреле Токаев заявил, что только в 2022 году ФНБ «Самрук-Казына» субсидировал стоимость коммунальных услуг на сумму в 1 трлн тенге ($2,1 миллиарда).

Коммунальные компании также получают деньги из целевых трансфертов Национального фонда, через который государство финансирует инфраструктурные программы. В частности в госпрограмме «Нурлы Жол», в период с 2015 по 2019 год, было предусмотрено не менее 200 миллиардов тенге ($1,1 миллиарда долларов) вложений в коммунальную инфраструктуру.

«Ни правительство, ни частный сектор не могут предоставить на 100% прозрачную информацию о том, как и куда направляются бюджетные и внебюджетные инвестиции под модернизацию», − говорит экономист Куат Акижанов openDemocracy.

«Они, конечно, демонстрируют на бумаге плачевное состояние инфраструктуры, их деятельность направлена лишь на постоянное увеличение своей ренты», − добавил Акижанов.

«Следовательно, они не заинтересованы в том, чтобы рассказывать о реальном состоянии предприятий и суммах, которые они получают от правительства».

Экономист Шолпан Айтенова, анализирующая социальную политику правительства, считает, что далеко не все выделенные государством деньги шли на ремонт инфраструктуры. Если это так, то масштаб этого ремонта был крайне мал.

«Мы снова сталкиваемся с проблемами качества управления, коррупции, прозрачности и отсутствия общественного контроля», − подчеркнула она.

Усть-Каменогорская ГЭС. Фото Жанары Каримовой.

Упадок инфраструктуры в отсутствие инвестиций

В ноябре прошлого года поломка теплоэлектростанции в Экибастузе на несколько дней лишила город отопления. Суровая зима, во время которой температура опускалась до минус 30 градусов, вместе с отсутствием отопления спровоцировали в городе локальную гуманитарную катастрофу.

1 июля, практически не разработав конкретного плана ремонта стареющей инфраструктуры, правительство приняло решение повысить тарифы на коммунальные услуги.

К тому времени как ТЭЦ в Экибастузе возобновила работу, жилые дома и квартиры покрылись толстыми корками льда, а трубы и радиаторы были повреждены без возможности восстановления. Привычный ход жизни людей был нарушен более чем на месяц. В отсутствие теплых мест для еды и сна, они спешили помочь аварийным службам, чтобы ускорить возвращение к нормальной жизни.

Несколько недель спустя после происшествия государственная инспекция показала, что причиной аварии стали финансовые проблемы.

После распада СССР казахстанские города с трудом находят средства на модернизацию своих коммунальных сетей. Ежегодно практический каждый город Казахстана становится «малым Экибастуз». Прошлой зимой электростанции и сети давали сбои в шахтерских городах Риддер, Шахтинск и Степногорск.

В конце 1990-х годов в Казахстане были приватизированы около 85% энергетических объектов. Постепенно стало очевидно, что частный сектор не в состоянии обеспечить жизнеспособность коммунальных сетей рыночными мерами. По данным министерства энергетики, износ на электростанциях по всему Казахстану составляет около 58%, а ТЭЦ − 66%.

Парадоксы тарифной политики

Представители энергетического сектора уже больше 20 лет говорят, что работают в убыток, отметил Акижанов.

«Но если бы дела были действительно плохи, владельцы этих объектов давно бы избавились от этих активов. Однако они этого не сделали, потому что государственная политика проводилась в интересах элит, которые доминировали в этом секторе».

В первые годы независимости Казахстана правительство решило дерегулировать цены на все товары и услуги, чтобы создать благоприятные условия для частных инвестиций. Инфляция взлетела до более чем 2000%, впоследствии вынудив власти замедлить либерализацию цен.

Эта политика была возобновлена в 2009 году, когда бывший президент Нурсултан Назарбаев решил продолжить дерегулирование в более медленном темпе. Он предложил политику под названием «тарифы в обмен на инвестиции», призывая бизнес проявить инициативу и вложить свои прибыли в обновление устаревшей инфраструктуры.

В течение следующих семи лет тарифы удвоились, принеся частным владельцам миллиарды тенге прибыли. Однако инвестиции в инфраструктуру отставали. По оценкам правительства, к 2021 году сектор по-прежнему нуждался в инвестициях на сумму не менее 2,1 трлн тенге (около $5,5 млрд).

К концу 2018 года Назарбаев констатировал провал этой политики в своем выступлении на заседании Совета безопасности, посвященном вопросу тарифов.

«Вместо того, чтобы на эти деньги обновлять мощности, крупные энергетические компании незаконно обогащались за счет потребителей, включая в стоимость услуг премии, бонусы своим работникам, а также необоснованно завышали производственные затраты», − сказал Назарбаев.

Ранее в 2018 году Генеральная прокуратура провела проверку, которая выявила значительный износ электростанций и сетей по всей стране. Тогдашний президент Назарбаев позже отметил, что энергоснабжающие предприятия нанесли ущерб населению в 15 млрд тенге ($39,1 млн).

Завод ТОО "Экибастузтеплоэнерго". Фото Владислава Сона.

Правительство поручило провести дополнительные проверки. Их результаты, показавшие удручающее состояние энергетической инфраструктуры, привели к замораживанию тарифов, которое продолжалось до сегодняшнего дня.

На заседании Совета безопасности 2018 года Токаев сидел рядом с Назарбаевым. Последним решением повысить тарифы он, по сути, совершает разрыв с политикой своего предшественника, который настоял на остановке роста цен на коммунальные услуги.

30 ноября 2022 года прокуратура Павлодара начала досудебное расследование по факту аварии в Экибастузе, которое в итоге может коснуться высшего руководства ТОО "Экибастузтеплоэнерго" — компании, управляющей теплоэлектростанцией, на которой произошел сбой. Компанией "Экибастузтеплоэнерго", а также несколькими другими энергетическими объектами, владеет Александр Клебанов, один из богатейших бизнесменов Казахстана.

Тарифы растут, реальные доходы падают

Ситуация на топливном рынке схожа с ситуацией в коммунальном секторе. В январе 2022 года резкое и произвольное повышение цен на топливо спровоцировало крупнейшие в истории страны социальные протесты "Қанды Қаңтар".

На протяжении многих лет нефтяные компании жаловались, что правительство заставляет их продавать бензин местным жителям по субсидированным ценам. (Мы спросили Минэнерго о том, компенсируют ли они частным компаниям потерянные доходы, но правительство предпочло не отвечать).

Теперь они подкрепляют свою позицию указанием на опасность, исходящую от российских компаний, которые пользуются социальными мерами правительства для затоваривания собственного рынка.

«Если сейчас не сократить разницу в ценах, то уже в ближайшее время мы столкнёмся с тотальным дефицитом топлива. Более того, это закроет пути для дальнейшего развития отрасли и угрожает энергетической безопасности страны», − заявил экс-министр энергетики Болат Акчулаков за несколько дней до увольнения.

Текущее решение, по мнению как правительства, так и частного сектора, заключается в повышении цен.

Как население справится с ростом потребительских цен, пока неясно. Айтенова видит потенциал для роста доходов только в теневом секторе экономики.

«Однако даже теневые доходы сейчас снижаются. Уровень жизни населения неизбежно будет падать».

Хотя в Казахстане нет явных социальных конфликтов, Акижанов утверждает, что резкое повышение тарифов обязательно усилит социальную напряженность, поскольку люди не смогут и не захотят платить за подорожавшие товары и услуги.

«Формальным поводом для протестов в январе 2022 года стало повышение цен на сжиженный газ. И даже если беспорядки в конечном итоге были срежиссированы элитой, значение этого фактора нельзя недооценивать», − предупреждает Акижанов.

Материал написан в партнерстве с openDemocracy (oDR), его английскую версию можно прочесть здесь.