«Пожалуйста, не желайте мне «женского счастья»

Айсулу Тойшибекова

Фото Данияра Мусирова

Айсулу Тойшибекова
  • Просмотров: 10379
  • Опубликовано:

Уже на этой неделе на всем постсоветском пространстве сойдет лавина всевозможных поздравлений, открыток и букетов. Причина тому – 8 марта. Часть мужского населения уже впала в истерию с поиском подарков. Другая часть, предположу – малочисленная, придерживается позиции «Не рожала – не женщина». Некогда день солидарности женщин в борьбе за эмансипацию в наши дни превратился в день, когда женщины получают пожелания оставаться «такими же нежными и красивыми», «радовать глаз» и обрести «женское счастье». 

С середины XIX века работницы промышленности начали организовывать митинги и забастовки с требованиями изменить условия труда и поднять зарплату. Полиция действовала быстро и каждый раз разгоняла демонстрантов. 8 марта 1908 года в Нью-Йорке прошла демонстрация, в которой приняли участие 15 тысяч женщин, работающих на текстильных фабриках. Не добившись удовлетворения своих требований, они позже создали первый женский профсоюз. Вообще история борьбы женщин за эмансипацию в начале ХХ века была связана с социалистическим движением, несмотря на некоторые расхождения во взглядах на женский вопрос и способы его разрешения. В начале XX века, на волне борьбы с классовым неравенством и борьбой женщин за избирательное право и равенство, в целом, зародилась традиция международного женского дня в поддержку борьбы за политическое и социальное равноправие между мужчинами и женщинами. Этим днем стало 8 марта. Первое время женщин поздравляли, в первую очередь, как работниц, отстоявших свои права. Со временем это восприятие праздника стало вымещаться образом советской женщины, которая может не только работать на равных с мужчинами, но и заниматься после работы детьми и домашним хозяйством. Этого требовала эпоха: гражданская война, коллективизация, индустриализация, война – все это привело к полной мобилизации женщин на фоне высокой мужской смертности. В 1965 году за 8 марта был закреплен статус официального праздника, а значит, выходного дня. Минувшие 53 года показывают, что гендерные праздники оказались самыми жизнеспособными и устойчивыми; что они прекрасно адаптировались после развала Советского Союза. Сегодня эти праздники превратились в воспевание гендерных стереотипов: топорного мужчиничества и «женских слабостей»; торжества бинарности и привилегии быть «нормальным». Мальчики отдельно, девочки отдельно. Популярное утверждение о том, что «женщины с Венеры, мужчины с Марса» повсеместно задает тон: будь женственной и нежной; будь сильным – будь мужчиной. Эти и прочие размытые установки, активно внедряемые в головы каждого нового поколения, ежегодно разыгрываются в открытках с пожеланиями. 

Задуманный как день солидарности женщин, борющихся за равные права и возможности, 8 марта сегодня полностью утратил свою идейную составляющую. В этот день люди безостановочно желают «женского счастья» и «любви», настоятельно рекомендуют восстать против природы и не стареть – «оставаться такой же красивой, нежной и ласковой». Мне вот всегда было интересно – что же стоит за этими словами? Смею предположить, что люди не особенно задумываются о поздравлениях, используя стандартные шаблоны, понятные и знакомые с детства. Если взглянуть на это с другой стороны, то очевидно, что эти поздравления могут расцениваться как вполне себе вредные, ведь семантику никто не отменял. Язык и слова формируют нашу действительность и образ мыслей. Например, желая девушке быть «нежной», вы желаете ей быть покладистой, удобной, готовой всегда идти на компромиссы. Пожелание оставаться такой же красивой – значит перестать адекватно воспринимать возраст и изменения, которые он несет. Отсюда болезненная, порой, увлеченность ботоксом и пластической хирургией, зависимость от оценки окружающих. А ведь стареть – это тоже красиво, потому что это естественно — изменяться для нашего тела абсолютно нормально. Видение «красоты» тоже дело глубоко индивидуальное. На протяжении современной истории женщин умещали в определенные стандарты. В последние десятилетия прочные позиции занимали стандарты, по которым волосы должны быть только на голове, причем невероятно густые и объемные; черты лица исключительно утонченные; талия не шире 60 сантиметров, а бедра и грудь – 90 сантиметров. Если вы каким-то образом не вписывались в эти критерии (или у вас с ними были большие расхождения), то нужно поработать: сидеть на диетах, пахать на зумбе после полного рабочего дня, а вечером втирать перцовую настойку в корни волос, чередуя с яичным желтком. 

Еще любят желать «встретить того самого» и постичь, наконец, «женское счастье». В этом, на мой взгляд, апогей сексистского отношения, в котором заключается, что женщина не может восприниматься как полноценная самодостаточная личность вне отведенной ей роли матери или жены. Какой бы успешной ни была женщина, к ней будут относиться с сочувствием только потому что у нее, например, нет постоянного партнера (или еще лучше мужа) и/или детей. Состоять в нормальных отношениях – это прекрасно, осознанное материнство – это прекрасно. Но суть «прекрасности» не в обладании отношениями или детьми, а в свободе выбора. Это шокирует, но выбрать можно не только семью.

Моя одногруппница в университете шутила, что если не получится с карьерой, она скажет, что выбрала семью и наоборот. Странно, да, что женщинам нужно постоянно перед кем-то отчитываться, оправдываться? Это не очевидно, но обязательно найдется человек, который будет лезть в нашу жизнь, сопереживать личной жизни и давать советы. На самом деле можно выбрать одиночество, друзей, карьеру, красоту, путешествия, домашних питомцев. Можно успешно строить карьеру и быть великолепной матерью; растить детей в одиночку или с партнером; а можно и вовсе быть чайлдфри. Жизнь вообще предлагает множество сценариев, только вот общество пытается взять их всех под контроль, забывая, что свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Человеческая свобода – в самоопределении. Пожалуйста, не мешайте женщинам в этом деле и не желайте нам «женского счастья».