Фильм недели: «Токал»

Мади Мамбетов
  • Просмотров: 33315
  • Опубликовано:

Мади Мамбетов, специально для Vласти

В отечественный прокат вышел фильм «Токал», в котором режиссер из России и казашка, живущая в США, разбираются в проблеме казахстанского института вторых жен. В картине есть секс, монструозно-богатые интерьеры и зашкаливающий уровень драмы. Связного же высказывания по теме найти не удалось.

Выход в прокат: 8 декабря 2016

Режиссер: Гаухар Нуртас, Евгений Чельцов

Создано: Hollywood Film Academy

Стоимость билетов: от 600 до 7500 тенге 

Просмотрено: за 120 минут

Актеры: Гаухар Нуртас, Тунгышпай Жаманкулов, Ерик Жолжаксынов, Жанель Макажан

Кайрату хорошо за сорок, работает он финдиректором в крупной строительной компании и живет в большом особняке со зрелой, но привлекательной супругой Ботой и двумя дочками, студенткой и младшеклассницей. Супруга Бота и сама активна — что в бизнесе, что в общественной жизни: впервые мы ее видим на экране в тесном корсете и массивных серьгах, возлежащей на кушетке – это ее фотографируют для очередного журнала, а потом она поедет на деловую встречу с импозантным американцем. Во всем она хороша – да только муж спит с другой. Другая, Камилла, по возрасту ближе к старшей дочери Кайрата, даже на утреннюю пробежку выходит в полном вечернем макияже и смотрит на своего мужчину влюбленными глазами. Параллельно разворачивается еще одна сюжетная линия – некий смутный господинчик (которого остальные персонажи называют просто «русский») предлагает компании, в которой работает Кайрат, некий сомнительный контракт. Сделку лоббирует Сапар, сын владельца компании, но Кайрат категорически против. И соответствующе настраивает грозного патриарха Темирлана, который и гендиректор компании, и тесть Кайрата. На работе кипят интриги, подрастающие дочери протагониста недовольны тем, что мать проводит время на работе, а не дома, любовница и супруга недовольны нехваткой внимания со стороны своего мужчины, и в разгаре всех этих волнующих коллизий Камилла объявляет, что беременна. И тут все по-настоящему начинается.

Первая картина, широкими мазками фиксирующая все более актуальную в последнюю четверть века тему токализма, пытается охватить широкий ранжир проблем. От вполне себе общечеловеческих вопросов супружеской неверности до весьма специфических особенностей казахстанского менталитета. К которым относятся не только полулегальный институт младших жен, коренящийся как в степной традиции, так и в шариате, но и трайбализм, непотизм и кумовство, а также оголтелую казахстанскую страсть к стрижке купонов прямо сейчас, вместо долгого и вдумчивого построения толкового бизнеса. Тут есть и высказывание на тему роли женщины в социуме – кто она, идеальная женщина? Запертая в треугольнике «киндер-кюхе-кирхе» домохозяйка, или сексапильная бизнес-леди? Или юная, всегда готовая к употреблению соблазнительница? Или та, кто рожает мальчиков вместо опостылевших дочерей?

Сюжет у фильма покоится на очень крепких драматургических конструкциях, каждая – словно взята из пособия по психологии для начинающих. Вот дочь, волевая и умная Бота, любимица отца, который несколько раз за фильм повторит: «Эх, почему ты не родилась мальчиком?!» Вот внушающий разочарование сын, Сапар, которого задвинули в тень зять и сестра, который подспудно хочет отомстить всем, начиная с жесткого отца, за свои печали. Вот сам главный герой – вроде и семьянин образцовый (за минусом молодой любовницы), и подчиненный верный, да только смотришь на него и понимаешь, что без своих женщин он ноль без палочки. Вот любовница, которая хорошенькая, но без каких-либо видимых целей кроме романтических ужинов и соитий со своим женатым возлюбленным. Проблема только в том, что такие архетипичные персонажи не являются характерами. Это функции. И для того, чтобы эти функции превратились в живых людей, нужно три фактора – на сценарном уровне углубить каждого, добавить персональных деталей, дать им живые диалоги и поручить игру сильным актерам. Иначе получится одно большое станиславсковое «Не верю!».   

Ну вот, собственно, и получилось. Из сонма актеров, занятых в фильме, естественно смотрятся только двое – Джексон Рэтбоун, который начал хоронить свою карьеру еще с шьямалановского «Повелителя стихий», в совершенно ненужной роли на три минуты, и юная актриса, играющая старшую дочь Боты и Кайрата. Остальные представляют собой разные степени катастрофы. Тунгышбай Жаманкулов (Темирлан) совершенно забыл, что играет современного бизнесмена, и выдает то ли Чингисхана, то ли Бейбарса, с шекспировским трагизмом и гомеровской эпичностью: грозно сдвигает брови, устрашающе щурит глаз, и время от времени грохочет голосом что твой Гэндальф над мосту Казад-Дума. Ерик Жолжаксынов (Кайрат) вечно озабочен лицом, и пытается выжать из роли все, что может – играть то он умеет, просто нечего играть. Самым большим украшением и самой большой ошибкой картины, впрочем, является продюсер и режиссер Гаухар «Джия» Нуртас в роли Боты. «Токал» является ее крупнейшим на данный момент международным проектом, и к работе она отнеслась со всей серьезностью – три года работала над проектом, собрала команду и нашла финансирование, принесла свое видение живущей уже 12 лет в Калифорнии неофеминистки в картину, но – не устояла перед соблазном сыграть главную роль. Чисто по-человечески все это понятно: и история ей близка, очевидно, и совершенно невозможно удержаться и не показать на большом экране свои длинные шикарные ноги и загорелые точеные плечи… Но роль, которую создатели фильма наверняка прописывали тщательнее всего, так и осталась функцией и вытянуть ее смогла бы только по-настоящему гениальная актриса.

Того хуже – увлекшись героиней Боты, сорежиссеры (сама Нуртас и Евгений Чельцов, на счету которого в базе данных Кинопоиска только один телевизионный фильм четырехлетней давности) превратили картину в апофеоз брошенной жены, не желающей становиться «байбише». На долю Боты выпал и ряд конфронтаций с той самой токал, где молодая любовница выглядит побитой собачкой, триумф над неумным интриганом братом, моральная победа над суровым отцом и даже встреча с бывшим мужем – совершенно феерическая, надо сказать. Все женщины о таком мечтают: когда она в карете, инкрустированной золотом и в бальном платье, а он – опустившийся грузчик на барахолке, который чуть не попал под карету (это гипербола, не ждите кареты)! Смотришь на эту череду побед, и хочется воскликнуть «Боже! Как в голливудском кино!» - но даже самое завалящее голливудское кино такого парада штампов старается избегать.

Не избегают таких приемов только старые мексиканские и болливудские мыльные оперы – и «Токал», при всей серьезности проблематики, выверенной сюжетной конструкции и технически безупречных съемках, обнаруживает сильнейшее сходство с винтажным телесериалом. Тут тебе и гипертрофированность жестов, и экзальтация страстей, и даже выходящее из-за туч солнышко на словах «У нас будет мальчик!» и громыхающий в ночи гром на фразе «Кто она, эта твоя дешевка?!»

И да, диалоги окончательно добивают неровный фильм. Их автор, видимо, забыл как разговаривают обычные живые люди – а разговаривают они как мы с вами, а не афоризмами из книги «Мысли мудрых людей». Такие обмены фраз, как «Мне предстоит тяжелый выбор… - Выбирай то, что для тебя свято!» или «Я просто хотел, чтобы ты мною гордился… Прости! – Нет, это ты меня прости. Это я недоглядел, недолюбил…» - типичная вещь. Девочка лет восьми выдает такую речь: «Мне приснился папа… Он меня разлюбил? Почему он так долго не возвращается из командировки? Я боюсь не узнать его, когда он, наконец, приедет… Я забываю его лицо». Трагично? Да. Вероятно так говорить в век скайпа и уотсаппа, и еще пары десятков вариантов видеочатов? Нет.

«Токал» вольно или невольно грешит против достоверности еще в массе моментов, которые все можно отнести к непониманию живущих в США и России сорежиссеров казахстанских и алматинских реалий. Например, не может женатый мужчина, пытающийся скрыть интрижку от знакомых, два года наслаждаться внебрачной связью и водить свою пассию в кабаки – в Алма-Ате все всех знают, и ужинать годами в козырных местах незамеченным, не встретив знакомых, никак не удастся. Не носят даже самые роскошные алматинки на похоронах родственниках вечерние платья с открытыми до грудных позвонков плечами и спиной, - пусть даже платье традиционно черное. И уж совсем сложно представить группу замужних казахских дам с бокалами вискаря в каком-то бордельно-шикарном вип-кабинете и влетающих туда атлетичных проститутов (и тут начинается оргия!) – мы все еще не живем в стране победившего феминизма!

В итоге фильм, призванный поднять наболевшую тему токалитета и подсказать, что с ним делать, превращается в агитку о том, как хреново приходится мужикам, которые бросают своих красивых зрелых спутниц и убегают к пустоголовым девчонкам. 

На масштаб проблемы намекает только то, что в картине практически у каждого персонажа мужского пола, кроме многострадального Рэтбоуна, имеется содержанка.

Впрочем, в кое-каком ядовитом коварстве фильму отказать нельзя – в частности, финансовый и моральный крах неверного мужа очень четко читается как комментарий на злобу дня. Жирные годы процветания закончились, а требовательные юные младшие жены не склонны учитывать прозу жизни. Так и наша нефтяная держава уже не тянет былых расходов при 50 долларах за баррель, а привычка жить с размахом и устраивать Экспо/Олимпиады осталась. Надо бы возвращаться в реальность.