Двор

Ирина Галат, фотографии Жанары Каримовой

Можно всегда находить причины для недовольства – плохие дороги, неубранный мусор, отсутствие скамеек или урн. А можно находить возможности для создания прекрасного – не только для себя, для всех.

Ирина Галат Жанара Каримова
  • Просмотров: 2705
  • Опубликовано:

Владимир Павлович Стариков  – человек, который на свои собственные средства и своими силами украшает пространство, в котором живет далеко не только он один. Он делает сказку из вещей, уже отработавших свой срок. Благоустраивая двор, Владимир Павлович учит людей красоте, доброте и ответственности. Vласть поговорила с ним, чтобы понять его мотивы в стремлении делать мир лучше. 

— Владимир Павлович, если честно, я потрясена тем, что вижу тут. Скажите, кто вас вдохновил на создание этой красоты?

— Внучка.

— А сколько ей было, когда вы начали?

— Ей было 10 лет. Когда построили дом, я под окнами цветники разбил, но культура людей оставляла желать лучшего - из окон скидывали все, что в помойку, и на розах цвели не цветы. И я бросил это дело. Тут одна из внучек доросла до 10 лет, принесла и посадила тюльпаны под окнами. Я говорю: «Хотите цветы? Хорошо, я вам организую цветник». Под окнами сделал потихоньку, а потом подумал: «Ну, а что, только нам что ли? Пускай и люди радуются». Вот так и получилось.

— Это когда было?

—  Восемь лет я этим занимаюсь. Ухаживаю, делаю новое, вот эта клумба стеклянная еще не доделана, но потихоньку вода камень точит. Сделаю.

— А с чего вы начинали?

— После того, как благоустроил территорию под окном, перешел чуть дальше. Здесь была не деревенька, а лебединое озеро. На этом месте все сносили – трубы меняли. Теперь это белорусская деревня «Хуторок».

— А где вы берете материал для благоустройства?

— В основном это подсобный материал – мусор. То, что люди, обычно выкидывают, я собираю.

— То есть вот это вы все собрали сами?

— Ну, район же почище стал (смеется).

— Кто-то вам помогает собирать те же крышечки, бутылки?

— Пробки мне детвора собирала всю осень, а я всю зиму вязал. Дети со всего района участвовали в сборе крышек.

— А бутылки?

— Процентов пять помогают - те, кто пьет, не выкидывают как обычно, а приносят. А так сам собираю.

— А как отнеслись ваши соседи к этой затее?

— В принципе радуются. Самое главное, что никто не мешает, не ломает ничего. Чужие, правда, воруют. Каждый год уходило по два лебедя. Вот здесь на пруду кувшины стояли, рыбак, которого я с карагача вырезал, и которого третья снизу внучка раскритиковала: «Дед, что-то ты похабно вырезал, ты намного лучше делаешь». Я говорю: «Внученька, чтобы не украли». Но он все равно не дожил – украли.

— Все эти фигуры, получается, вы сами делаете?

— Сам.

— А кто вы по профессии?

— Когда-то был военным, потом на асфальтном заводе проработал 18 лет, затем, после развала Союза, развала всего, маленькое дело открыл, которое отдал дочкам, сейчас на пенсии.

— То есть вы не учились этому?

— Нет, я в школе троечником был, а рисовать в госпитале научился. Мне ногу хотели отпилить, чем-то надо было заняться, отвлечься на положительные эмоции.

— А кувшинки здесь настоящие? (показываю на пруд)

— Все настоящее. Цветы все настоящие. Покупаются, а потом размножаются.

— Сколько вам сейчас лет?

— Пятнадцать (смеется). Человеку же столько, насколько он себя ощущает. Потому что движение — жизнь. Если не будешь двигаться, ну что, в ящик уперся и все что ли?

— А вы не считали, сколько у вас ушло крышек?

— Крышек на заборчике – 20 000. Бутылок – 9 000.

— Сейчас именно вы поддерживаете эту красоту?

— Само собой. И благоустраиваю. Автополив в прошлом году потихоньку сделал. Часть «бутылочную» только в этом году весной начал делать. Еще щебенку надо. По средствам тоже же — исходишь из того, что можешь.

— А КСК как-то принимает участие в этом?

— Был случай: горакимат попросил КСК мне воду вывести на эту сторону. То есть та часть (показывает на территорию возле дома - при. автора) поливается с моей квартиры и этот весь участок поливался с моей квартиры. И горакимат говорит КСК: «Вы совесть имейте, хоть воду ему выведите». Вот они мне вывели на эту сторону воду, и теперь этот участок поливается за счет КСК.

— Скажите, а после того, как вы начали благоустраивать свой двор, как-то изменилась жизнь района? Кто-то последовал вашему примеру или нет?

— Я не скажу, что это прямо заразило всех. В соседнем дворе хороший участок разбили. В основном частники благоустраивают территории возле себя. Сюда приезжают люди с разных районов города посмотреть. Здесь были и американцы, и турки, французы, немцы.

— Они приезжали посмотреть именно на ваш двор?

— Да. Когда бизнесмены приезжают к нам бизнес делать, им предлагают сауны, шопинг, а им они не нужны. И чтобы удивить их – им предлагают показать необычный двор. Интерес немцев я понимаю – у них очень чисто, очень красиво в стране, но у них все очень сухо, без фантазии. Американцев тоже понимаю – у них «газонка» и две елочки. Я туркам говорю: «Ну, вы-то что, с вашими курортами, у вас столько ландшафтных дизайнеров?». «У нас все заводское, а здесь из мусора сделано, из того, что мы выкидываем», – отвечают они.

— А кто-то к вам с заказами обращается?

— Я что-то помогаю сделать, но заказы не принимаю. Мне просто некогда. У меня же семь внучек, внук, правнук. Их воспитанием надо заниматься. У меня времени нет, чтобы делать бизнес из этого.

— Внуки помогают вам ухаживать?

— Помогают. Вот на двери дельфинчиков внучка рисовала. Я делал – она рисовала. И пропалывать помогают. Ну как все дети – надолго их не хватает. Но это терпение, надо приучать, в виде игры. Кучку нарвали, я говорю: «Ой, какие помощники мои!»

— Теперь про акимат. Получается, акимат знает про вас. Помогает ли он вам?

— Знает. Вот, кстати, для бабочки цветы выделил акимат. Я у них много просил, мне низкие цветы нужны были, однолетки. Вот акимат выделил 84 цветочка. Восемь лет я у них прошу тротуары сделать и спортивную площадку. Не отказываются, честно говорю, но воз и ныне там. Я для них, наверное, уже вредный, потому что они от меня уже начинают прятаться. Я настырный такой. Если раньше в КСК сотрудники акимата здесь проходили, то теперь они по соседней улице идут, чтобы меня не видеть с моим: «Где дорожки, где стадион?».

Спортивную площадку мы делали сами, когда построили дом. Это было 26 лет назад. Этот дом самостроем построили. В Союзе была программа «Жилье-91». И вот мы в первую смену на заводе, вторую – дом делаешь. Или бетон мешаешь для дома. Одну смену — платно, другую – бесплатно. Первыми в городе, кстати, «Жилье-91» закончили – в 1989 году. Построили дом. Директор не дал в рабочее время делать и все площадки мы делали в обеденный перерыв. Втроем с Володей, Вадимом мы спортивную площадку делали. Просто раньше немного понимали, что от молодежи зависит очень многое. Кто нас потом кормить будет, если мы не воспитаем? Просто сейчас такое время, когда считают, что молодежь надо только накормить, обуть, одеть. И все. А на воспитание у людей руки не доходят. Это страшно – это мы пожинать будем. Я смеюсь, мамочкам говорю: «Я всех ваших деток в районе воспитываю». Что можно, что красиво, что некрасиво, что положительное, что отрицательное в жизни учу. Поэтому они не обижаются. Я шумлю без злости, через пять минут я с этим же ребенком в обнимку пройду. Они понимают, что я без зла.

— Владимир Павлович, какой совет вы бы дали жильцам других таких же домов по приведению их дворов в порядок?

Было бы желание. И здесь даже я могу мамочкам замечание сделать – сидят на песочнице и щелкают семечки. Я говорю: «Вам веник с совочком дать? Вы забыли, что вы не при социализме живете, а при капитализме уже. Почему вы считаете, что за вами должны приходить убирать?» Потихоньку воспитываю. У нас действительно получше район стал. Раньше были озлобленные все, сейчас даже на собраниях голос пореже повышают, а раньше до драк доходило.

Я вообще что-то сегодня разговорился (смеется).

Дома я тоже делаю деревянные поделки для цветов жены. Там тоже режу по дереву. В зале в виде дерева есть подставка под цветы, сейчас на кухне на подоконник тоже для горшков в виде дерева делаю.

— И это вы все сами научились делать?

— Сам. Ну, у нас же в школе на трудах какие-то азы преподали. А там только включай фантазию. Только заставляй голову работать. Идеи сами придут. И стеклянная клумба, которую я осенью доделаю, заиграет новыми красками. Она будет очень симпатично смотреться.

Тут же строительный мусор, тут земли нет. У меня много времени уходит привести землю хоть чуть-чуть в порядок. Все цветы посажены, как в горшках дома. Ну, я же не могу... Я покупал четыре машины земли, две машины навоза.

— За свой счет?

— За свой. Полив, все за свой счет. Что-то сделал из ящиков, которые на помойку выбросили. Стараешься где-то сэкономить. 

— Владимир Павлович, спасибо вам за беседу и за то, что вы делаете. Вы хотите что-то еще добавить?

— У меня только просьба к акимату: пусть задумаются. Вроде в этом году говорили, что уже и деньги выделили, но что-то я чувствую, что опять то же самое будет, как обычно.

— Просьба, чтобы они обратили на вас внимание?

— Не на меня, на двор. Чтобы помогли тем, что мне не под силу. На мои финансы мне не под силу сейчас ни огородить, ни сделать спортивную площадку, ни асфальт на тротуар положить. Это не в моих силах. Я вот «стриженку» покупал, две машины, чтобы не по грязи ходить. Купил, привез, рассыпал – люди хоть не по грязи ходят. Это в моих силах. Ну, извиняюсь, у меня печатного станка нет, я не государство (смеется). Меняем мир к лучшему. Пусть люди задумаются. От нас же мир зависит, какой он будет.

И, кстати, площадку я хочу сделать не для того, чтобы кому-то что-то показать. А когда дети будут чем-то заняты, у них на дурь всякую меньше времени останется. Просто в воспитательных целях. Думать же надо о поколении будущем. Или они будут где-то пиво потягивать, сотки отбирать, или будут мячик гонять. Да пусть мячик гоняют, глядишь, там чемпионами какими-то станут.