Исчезнувшая

Светлана Ромашкина, Vласть

В 1970 году на проспекте Ленина, теперь — Достык, на фасаде жилого дома появилась мозаика «Девушка с сувениром». В середине нулевых она исчезла.

Светлана Ромашкина
  • Просмотров: 30293
  • Опубликовано:

Мозаику создали два мастера — художник Молдахмет Кенбаев и монументалист Николай Цивчинский. Они сделали много удивительных работ — панно, витражей, чеканку, но, к сожалению, многие из них уничтожены. Не временем, — людьми.

В 60-80-е годы архитекторы и художники старались разнообразить фасады зданий с помощью панно, рисунков,  солнцезащитных решеток. Одни из самых интересных монументальных работ были сделаны Кенбаевым и Цивчинским, которые часто обращались к казахскому эпосу. Сейчас постепенно приходит осознание ценности их труда. 

Молдахмет Кенбаев родился в 1925 году в Костанайской области. Он был четырнадцатым ребенком, после смерти отца попал в детский дом, где и заметили его способности к рисованию. В 1951 году поступил в Московский государственный институт им. Сурикова, а спустя шесть лет стал известным благодаря картинам «Ловля лошади», «Песня чабана», «Беседа». Кстати, «Ловля лошади» сейчас хранится в Третьяковской галерее. 

Монументалист Николай Цивчинский родился в 1905 году в Петербурге, в 1937 году переехал в Алма-Ату, участвовал в Великой Отечественной войне. До фронта и после него работал художником на ковровой фабрике. Трудился над оформлением Дворца металлургов в Усть-Каменогорске, делал барельефы на фасаде ГАТОБ им. Абая.

В 60-е годы Кенбаев вместе с Цивчинским создали панно для московского кинотеатра «Казахстан», Дворца металлургов в Донецке.

В 1966 году на фасаде гостиницы «Алматы» появилось панно «Енлик-Кебек» — это была одна из первых монументальных работ в городе. Мозаику по эскизам Кенбаева и Цивчинского делали ленинградские мастера – в Казахстане тогда таких специалистов не было. Это панно сохранилось до сих пор и находится в очень хорошем состоянии. К сожалению, у других работ мастеров оказалась более неудачная судьба.

В 1970 году в здании на ул. Достык установили мозаику «Девушка с сувениром». Сюжет панно — в руках у девушки украшение – алка, был связан с магазином «Казахстан», находящимся на первом этаже этого дома — в нем продавали национальные сувениры. В середине нулевых девушка исчезла. 

— В 2005 году я случайно ехал по улице Достык, увидел, как рабочие кувалдой ломают мозаику отца, пришлось их остановить, — рассказал Алпамыс Кенбаев, сын художника. — Я снял панно и забрал его. Часть мозаики они разбили, потом я ее отреставрировал — собрал каждый камушек. Я же сам художник, занимался монументальным искусством. После этого панно висело в детском санатории «Ак Ерке», это за городом. Посещаемость там маленькая, люди мозаику не видят. Сейчас панно разобрано и находится у хозяев горы Кок-Тюбе, они ищут для него место. Как найдут, я приеду, помогу установить. Мне бы хотелось, чтобы как можно больше людей увидели работу отца. Плохо, что у нас не ценят искусство того периода.  

1967 год, детское кафе-мороженое «Карлыгаш». Автор фото: П. Федоров. Мозаика уничтожена.

Когда-то кафе «Карлыгаш», что находилось в сквере возле ГАТОБ им. Абая, украшала легкая, изящная мозаика Молдахмета Кенбаева. В 90-е годы здание полностью изменили, а мозаику уничтожили.

В 1971 году Молдахмет Кенбаев и Николай Цивчинский работали над оформлением Дворца бракосочетаний, сделали панно, которое еще сохранилось, но как-то «потерялось» из-за новой пристройки, и чеканку, которая, увы, уничтожена. Мастера занимались и внутренним интерьером дворца — он был простым и не таким пафосным как сейчас.

— Оформление дворца бракосочетания было уничтожено с подачи одного художника. Это еще было при жизни отца. Тогда опубликовали статью о том, что то, что делал отец – это не искусство, а потом закрасили стены. Это может лет 15 жизни отца забрало, он тогда очень сильно переживал.

Мозаичное панно на фасаде кафе «Айнабулак», 1964 г. Авторы: М. Кенбаев и Н. Цивчинский 

В 1993 году Кенбаева не стало. Николай Цивчинский умер еще раньше — в 1985 году.

— Во времена перемен страдают люди искусства: писатели, художники, артисты, их работа не востребована, когда не хватает денег на еду. Процветает искусство там, где человек не думает о насущном хлебе, — размышляет Алпамыс Кенбаев. — Постепенно мы забыли это искусство. А ведь мозаичная технология очень сложная. Делается сначала эскиз, потом он переносится на натуральный размер – на картон. Потом ты разбиваешь рисунок на определенные квадраты. Эти квадраты начинаешь выкладывать смальтой. А смальту надо наломать на маленькие кубики молотком и зубилом. Эти кубики рубишь по цвету, и потом их зеркально выкладываешь по рисунку, заливаешь бетоном. Делаешь каркасы, и закладные, чтобы крепить плиты. Когда мозаика высыхает, очищаешь ее железными щетками. Мозаика – это не кафель, это более долговечная вещь. Я прорабу, который разбивал панно «Девушка с сувениром», говорю: «Ты вот ломаешь, а она, эта мозаика, переживет и тебя, и детей твоих. Это вечно, только ядерный удар расплавит это стекло».