«Я хочу делать проекты без заборов»

Мы встретились со студентом КазГАСа Равилем Нургисаевичем, работы которого были опубликованы в ведущих архитектурных онлайн-изданиях мира. Равилю 20 лет, он учится на четвертом курсе, впереди еще год обучения, но его проекты уже активно обсуждают — не в Казахстане, в мире.

Светлана Ромашкина
  • Просмотров: 6558
  • Опубликовано:

Два проекта Равиля Нургисаевича Villa Dream и White Line сначала опубликовали англоязычные ресурсы, потом было несколько новостей в рунете, появились заголовки и тексты в духе «дом с видом на оживленный казахский пейзаж», «несмотря на то что центром архитектурной жизни современного Казахстана принято считать Астану, южная столица республики Алма-Ата также становится площадкой для смелых экспериментов». К сожалению, пока нет — дома еще не построены, но их автор надеется, что в Казахстане найдется человек, любящий минимализм. Мы встретились с Равилем и поговорили о предложениях поработать за рубежом и о том, как он увлекся архитектурой.  

— Уже в шестом классе я захотел стать архитектором. Брат учился в КазГАСа, носил планшеты, что-то рисовал, я наблюдал за ним и тоже мечтал творить. В школе я учился не очень хорошо, была пятерка только по черчению, остальные — тройки. Помню, как в первый раз поехали с родителями в КазГАСа, и отец говорил, что если теперь не будешь учиться, то всё, я это запомнил. Сначала поступил в колледж при университете, там учился три года, потом поступил в вуз. На третьем курсе стал придумывать интерьеры домов, потом учился как с помощью программ виртуально создавать здания. В начале сентября сделал проект Villa Dream, отправил его на сайты archdaily и designboom, но отклика не было. Потом создал проект White line. Делал его очень долго, начал еще зимой – хотел что-то необычное и интересное придумать. Месяц назад окончил работу над White line, у меня есть личный сайт, куда я закидываю свои идеи, плюс Instagram. Потом, когда люди начали интересоваться проектом, подумал: а отправлю я это на archdaily и designboom, так и сделал, но ответа от них не получил. Около недели я просто так ждал, каждые пять минут проверял почту. В один из дней я просто зашел на сайт designboom, чтобы посмотреть какие новые проекты там опубликовали и увидел свой дом. Я был в шоке. На следующий день гуглил свое имя, и увидел, что мой проект появился во многих новостях, и в некоторых из них писали, что дом построен в Алматы. На самом деле это не так — дома существуют только как проекты. Через неделю была публикация в archdaily, пошел большой отклик. Американские сайты стали делать публикации. Потом начали писать из США, интересовались, сколько будет стоить строительство Villa Dream и White line. Я ответил, что пока не могу сказать, мне нужно сделать расчеты со своими учителями. И вот сейчас этим занимаюсь. На то, чтобы сделать смету, уйдет еще неделя. Я не думал, что эти проекты станут такими популярными. Сейчас приходит очень много писем, предложений о сотрудничестве, зовут на работу. 

— Куда зовут?

— В Чехию, Индию, Китай, зовут архитектурные бюро и те, кто занимаются 3D визуализацией. Я в Казахстане не очень хочу работать — не хочу делать классические дома и интерьеры. Я работал здесь в двух компаниях, приходил утром, уходил в 18.00, просто делал 3D, но опыта не набирался. И решил, что лучше буду учиться дома и отправлять свои проекты сайтам и так продвигаться.

— То есть проекты этих домов вы пока не видите реализованными в Казахстане?

— Пока нет. Думаю, наши люди не готовы пока к таким проектам. Они не знают, как они будут себя ощущать в таком доме, никто не захочет в Казахстане так рисковать. Возможно, что только после того, как люди увидят реализованный проект в другой стране, и при условии, что он им понравится, они могут захотеть такой дом.

— Какие планы на будущее? Уехать?

— План – после окончания учебы уехать, но я сюда обязательно вернусь, чтобы изменить все полностью. Я не вижу смысла строить такой дом как White line и ставить вокруг него огромный забор. Я хочу видеть газоны, цветы. Я хочу делать проекты без заборов. Я думаю, что если построить здесь хотя бы пять таких домов, то что-то изменится.

— Судя по описанию проектов, они создавались под Алматы.

— Да, я буду счастлив, если найдется человек, который захочет такое построить в Казахстане. Правда, с Villa Dream будет нелегко, потому что там большие окна, и проект больше подходит для теплого климата. 

— С чем связана любовь к минимализму?

— Я очень люблю чистоту и порядок. Не могу работать, если на столе лежат бумажки, все должно быть аккуратно. Так я себе представляю и дом, который я проектирую: без всяких декоров, без разноцветных обоев, люблю белый цвет. Чем проще, тем лучше.

— Что нужно сделать, чтобы поменять вкус людей?

— Надо больше показывать разные проекты в СМИ, в соцсетях, и думаю, у них появится желание построить себе необычный дом. Я, как будущий архитектор, хочу проектировать так, как я хочу, а не заказчик. Я не хочу и не буду проектировать так, как хотят другие.

— Но так может оказаться, что у вас вообще не будет клиентов.

— В Казахстане – может быть, но есть еще и другие страны. У меня не очень хороший английский, но на следующей неделе я записываюсь на курсы изучения языка.

— Есть желание учиться в другой стране?

— Без разницы, где учиться, все зависит от тебя самого. Я учусь в КазГАСа, и я не могу сказать, что там все можно узнать, нужно учиться самому, смотреть проекты, видеоуроки в интернете, интересоваться.

— Как вы думаете, почему эти проекты вызвали такой интерес в других странах?

—  Им нравится минимализм, но возможно, их заинтересовало то, что это проект из Казахстана. Я прочитал все комментарии, чаще всего люди желают, чтобы у меня было побольше клиентов, интересуются нашей архитектурой. Есть и критические замечания — что это стандартный современный дом. Но я такой проект – с такими линями еще не встречал. Я каждый день сижу на сайтах и смотрю проекты. Я придумываю дома, а потом захожу на разные ресурсы и интересуюсь, есть такие дома или нет. Если есть, я стараюсь придумать что-то другое. 

— Если говорить о казахстанской архитектуре, то ваше любимое здание в Алматы? 

—  В Алматы такого нет, а в Астане мне нравится проект Нормана Фостера Хан Шатыр, это хайтек, новые технологии.