Как строился Центральный государственный музей

Давид Камински
  • Просмотров: 2767
  • Опубликовано:

Давид Камински, Адильжан Псяев, специально для Vласти

Фото из Центрального архива кинофотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан

Центральный государственный музей Казахской АССР впервые открылся в 1929 году в здании Вознесенского Кафедрального собора, который первоначально был спроектирован московскими архитекторами Сергеем Константиновичем Тропаревским и Константином Аркадьевичем Борисоглебским. Непосредственно реализацией проекта занимались верненские архитекторы Поль Гурдэ и инженер Андрей Зенков. В первые годы существования СССР, на волне борьбы с религиозностью, была распространена практика использования культовых сооружений под музеи, кинотеатры и клубы. Тогда здание собора реконструировали под руководством Зенкова: в главном зале соорудили второй, дополнительный этаж, а иконостас оказался спрятан в деревянную коробку, спасшую его от полного разрушения. 

Здесь же происходит действие романа Юрия Осиповича Домбровского «Хранитель древностей», созданного писателем во время ссылки в Алма-Ату, в которой он находился с 1933 года. Во время ссылки он действительно работал в центральном музее в качестве археолога. Саму книгу издали только в 1964 году в журнале «Новый мир». В ней Домбровский описывает историю археолога Зыбина, работающего в этом музее, и прозванного за свою должность «хранителем древностей». 

В этом художественном произведении описывается предполагаемый проект строительства нового здания музея на месте собора. Тогда, в 1937 году, предполагалось полностью перестроить Алма-Ату как новую социалистическую столицу. В рамках этой проектной работы, как описывает Домбровский, и появилось предложение по строительству нового здания музея на месте Вознесенского собора. 

Вот отрывок из книги, описывающие возможный проект.

«Но самое главное было здание музея. Это было что-то сверкающее, многооконное, какой-то призматический куб из стекла и стальных перекрытий. От множества окон здание это выглядело фестончатым, как крылья стрекозы. К нему примыкали какие-то галереи. По углам его стояли арки, а на самой крыше этого куба торчала башня с флагом.

– И вам не жалко собор? – спросил я.

Он удивленно посмотрел на меня.

– Вот еще! Этот клоповник, поповскую пылесобирательницу эту жалеть? Да что ты…

Я промолчал. Что и говорить, все тут, очевидно, отвечало последнему слову строительной техники.

– А на крыше что? – спросил я.

Он рассмеялся.

– Что ж ты не узнал свой будущий археологический отдел? Вот там будешь сидеть со своими камнями, а мы с Кларой вот куда поместимся. – И он показал на огромные, как ворота, окна нижнего этажа.

...над всем этим, как огромный голубой кристалл, куб или октаэдр, возникло здание музея. Было оно такое же, как и на том листе ватмана, который мне показал однажды директор: те же арки, портики, переходы. Я узнал и ту башню, где я буду сидеть со своими камнями, и те светлые покои, где разместятся директор и Клара». 

Но реконструкции, если этот проект действительно существовал, не суждено было случиться из-за начавшейся вскоре войны, которая перечеркнула реализацию ещё множества масштабных планов в Алма-Ате. 

Идея строительства отдельного здания музея на его современном месте по проспекту Назарбаева (улица Фурманова), южнее улицы Сатпаева, берёт начало с конкурса Совета Министров КазССР, объявленного в 1972 году.  Для участия в конкурсе были приглашены институты Казгорстройпроект, Алма-Атагипрогор и архитектурный факультет Политехнического института. Среди членов жюри присутствовали ставшие впоследствии известными архитекторы Юрий Григорьевич Ратушный и Лев Леонидович Ухоботов, работавшие в это время в Казгорстройпроекте.

В разработке проектного задания для конкурса по приглашению министерства культуры участвовала студентка архитектурного факультета КазПТИ (КазНТУ им. Сатпаева) Сауле Бультрикова. За разработку этих рекомендаций она была допущена на конкурс со своим проектным предложением.

Её проект являлся одновременно и дипломной работой, выполняемой под руководством архитектора Эдуарда Цоя. Первоначально темой работы был обозначен «Музей национального искусства в Алма-Ате». 

Согласно ее проекту, музей являлся бы частью нового общественного центра, который протянулся бы от улицы Сатпаева до проспекта аль-Фараби.

Выставочные и лекционные залы, хранилища и административные помещения располагались во множестве своеобразных «башен», составленных из поставленных друг на друга прямоугольных объёмов, которые поворачиваясь на 45 градусов создавали в плане музея рисунок восьмиконечной звезды, исламского символа. При этом всё построение следовало пространственной сетке 6х6 метров, служившей одним из основных планировочных стандартов тех лет.

Предполагалось, что фасады музея будут выполнены из чистого бетона, без дополнительной отделки и украшений, в духе набиравшего в то время популярность направления брутализма. При этом такие детали как обильное остекление и особенно широкий витраж, выходящий на расположенный с южной стороны музея скульптурный сад, смягчали облик здания и своей легкостью вступали в некоторый контраст с массой бетона. 

Был подробно проработан ландшафт скульптурного сада. Вокруг пруда, бывшего его ядром, в тени деревьев разместились бы крупные скульптуры, а также балбалы.

Однако победу в конкурсе одержал Казгорстройпроект. Второе место досталось институту Алма-Атагипрогор, проект Сауле Бультриковой занял третье место.

Тем не менее, в 1974 году опубликовали проект строительства музея в совершенно ином месте. Предполагалось разместить его на современной улице Айтеке би между улицами Кунаева и Тулебаева, недалеко от собора. Новое здание было спроектированно архитекторами Казгорстройпроекта Ш. О. Сулеевым, С. К. Успановым под руководством видного архитектора того периода Владимира Кима.

По неизвестным причинам этот проект не реализовали, а здание музея вернулось на улицу Фурманова. Но и тогда точная позиция музея в ансамбле Новой площади продолжала уточняться. То оно оказывалось размещено прямо на городской эспланаде, идущей по оси улицы Байсеитовой, оказываясь прямо за зданием ЦК (современный городской акимат), то его перемещали на юго-восточный угол проспекта Назарбаева и улицы Сатпаева, на место военного госпиталя. В конечном счёте место для музея было определено на восточной стороне проспекта Назарбаева, чуть севернее современной улицы Жолдасбекова. 

Кадр из документального фильма «Ритмы столицы», 1985 год

Строительство нового здания музея началось в 1982 году. Архитекторы института Казгорстройпроект Ю. Ратушный, З. Мустафина и Б. Рзагалиев задумали здание, пронизанное восточными мотивами, но с элементами постмодернистской стилизации.

Облик здания построен на монументальной симметричной трёхчастной композиции. В середине музея просторный главный зал, накрытый куполом высотой 39 метров, который доминирует над сооружением. Изнутри купол поддерживает система металлических арок, а декор его поверхности также вдохновлён исламской архитектурой.

В первоначальных эскизах купола и сам облик здания имели несколько более футуристический вид, но в дальнейшем облик стал ближе к традициям Средней Азии.

Фасад здания облицован традиционным для древней архитектуры западного Казахстана ракушечником, который в это же время являлся основным отделочным материалом для модернистских построек 70-ых годов и стал особенно популярен на подъёме регионализма в архитектуре в следующее десятилетие.              

Внутренняя структура музея строится вокруг центрального зала. Поднимаясь по парадной лестнице, посетитель оказывается в различных тематических экспозициях. Административные и служебные помещения функционально вынесены в северную часть строения.

Сквер перед музеем стал нестандартным примером ландшафтной архитектуры. Сформированный вокруг пруда сложной криволинейной формы со множеством островков, он представляет собой тихий, закрытый оазис. Архитекторы связали пространство вокруг пруда множеством полукруглых мостиков, сложенных из цельных блоков ракушечника. Этим же камнем покрыты все дорожки в сквере. Единообразие материалов в здании и благоустройстве связывало их между собой.

С объявления конкурса до постройки прошло 14 лет. Экспозиция музея открылась для посещения 4 февраля 1986 года.

Здание музея является редким примером того, как официально признанный памятник архитектуры (местного значения с 2001 г.), дошел до нас в практически неизменном виде. Отделка интерьеров, фасады, сохранились практически в первозданном состоянии. Хочется верить, что архитекторы и заказчики подойдут к проблеме обновления музейного комплекса со всей ответственностью.