7756
6 декабря 2023
Алва Омарова, МППЧ, фото openai.com

Казахстанский список «иноагентов» угрожает НПО

Колонка от Международного партнерства за права человека

Казахстанский список «иноагентов» угрожает НПО

За последнее десятилетие Казахстанское законодательство издало несколько законов и механизмов контроля, усложняющих деятельность гражданского общества. В особенности под прицелом оказались так называемые «иноагенты», то есть организации, получающие финансирование из зарубежных источников. Недавно подверглось широкому осуждению решение Министерства финансов РК опубликовать (неполный) список казахстанских субъектов, финансируемых из-за рубежа. Этот шаг властей вновь усилил стигму вокруг подобных объединений гражданского общества. Законы об иностранных агентах угрожают работе гражданских организаций и наказывают их. Эта тревожная тенденция охватила весь регион. Подобные законы были предложены и приняты в ряде соседних стран, включая Россию, Кыргызстан и Узбекистан.

После того как список был опубликован в сентябре, как минимум одна НПО подверглась доскональной финансовой проверке. ОО «Эхо», осуществляющее независимый мониторинг избирательных процессов, оказалось под прицелом, когда «Нурбанк», являющийся его кредитором, начал проводить проверки на экстремизм и терроризм, основываясь лишь на том, что «Эхо» числилось в реестре «иноагентов». Ранее информация о зарубежном финансировании юридических и физических лиц лишь регистрировалась властями, но не была в публичном доступе. Вместе с нашими партнерами мы призываем власти Казахстана убрать реестр из публичного доступа, потому что он не служит никакой цели, кроме как дискриминировать и стигматизировать гражданское общество.

Россия: первопроходец

Положение дел в России — наихудший сценарий развития закона об иностранных агентах. Власти России используют статус «иноагента» в отношении гражданского общества, СМИ и диссидентов уже более десяти лет.

С момента выхода в 2012 году закон эволюционировал в инструмент, который можно применить к любому, кто соответствует размытой формулировке как лицо, попавшее под «иностранное влияние». Изначально закон об «иноагентах» касался только НПО, позже в него включили СМИ и физических лиц. Пару недель назад даже VPN-провайдера включили в список «иноагентов».

Кыргызстан: как под копирку

Недавние события в Кыргызстане рисуют тревожную картину для гражданского общества. Сейчас власти рассматривают проект закона, во многом опирающийся на российскую модель.

Закон использует размытые формулировки, и, как подчеркнули Международное партнерстве за права человека (МППЧ) и 7 других международных НПО в коллективном обращении, его можно применить практически к любой деятельности НПО и правозащитников. Мы предупредили, что сотни объединений могут вынужденно закрыться после принятия этого законопроекта.

К сожалению, законопроект прошел рассмотрение в парламенте и был принят в первом чтении в октябре 2023 года.

Узбекистан: вмешательство госслужащих в НПО

В Узбекистане тоже были созданы механизмы контроля над объединениями гражданского общества, финансируемыми из-за рубежа.

В прошлом году ввели новую систему одобрения государством иностранных грантов, полученных НПО. Также НПО обязали реализовывать проекты только в партнерстве с государственными ведомствами. Помимо прочего, назначенные госслужащие теперь отвечают за подписание меморандумов о сотрудничестве с государством, и осуществляют мониторинг хода и результатов проекта.

Это означает, что над НПО, получающими иностранное финансирование, ведется жесткий государственный надзор. Несмотря на поправки, внесенные в октябре 2023 года, серьезные опасения по поводу этого закона сохраняются.

Казахстан: необоснованно жесткие налоговые проверки

Первый прототип закона об «иностранных агентах» в Казахстане был принят в 2016 году с целью потребовать от всех организаций и частных лиц сообщать об иностранном финансировании по определенным видам деятельности. В августовском интервью Евгений Жовтис, глава Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), назвал закон абсурдным – организации должны отчитываться о каждом полученном тенге.

Закон возлагает ненужное бремя отчетности на казахстанские объединения, финансируемые из-за рубежа, и может применяться необоснованно. Принятие этого закона сразу же подверглось критике. Гражданское общество выразило опасения, что им могут злоупотребить.

Как показала практика, эти опасения были обоснованными. В преддверии парламентских выборов 2021 года закон был использован против ряда известных НПО.

Например, КМБПЧ грозили крупные штрафы и приостановление деятельности из-за обвинения в незначительных технических ошибках в отчетности об иностранных грантах. Позднее штрафы были отменены, благодаря резкой критике на национальном и международном уровнях.

Но пока закон продолжает действовать, гражданское общество не защищено от подобных действий в будущем.

Возможно, опубликование реестра субъектов, получающих финансирование из-за рубежа, кажется относительно безобидным шагом по сравнению с драконовским российским законом об «иноагентах» или его кыргызской копией. Но все же эта мера отражает одно и то же ошибочное представление об объединениях с зарубежным финансированием и подрывает доверие населения к гражданскому обществу.

Если власти Казахстана действительно привержены демократическим реформам, они должны положить конец стигматизации и чрезмерному контролю над финансируемыми из-за рубежа НПО. Отказ от списка послужил бы хорошим началом.

Автор – исследовательница Международное партнерство за права человека. МППЧ – это независимая неправительственная организация, основанная в 2008 году и базирующаяся в Брюсселе (Бельгия), МППЧ тесно сотрудничает с гражданскими объединениями разных стран, чтобы привлечь внимание к проблеме прав человека на международном уровне и способствовать соблюдению прав уязвимых сообществ. Более подробную информацию смотрите на сайте МППЧ.

This article is available in English here.