13557
30 сентября 2023
Дмитрий Мазоренко, фото openai.com

Между многовекторностью и Россией

Как публикация реестра лиц, получающих финансирование из-за рубежа, изменит образ Казахстана

Между многовекторностью и Россией

Казахстан всегда вел «многовекторную» внешнюю политику, руководствуясь простой прагматикой: дружить со всеми ради иностранных инвестиций. Однако публикация реестра лиц и организаций, получающих деньги из-за рубежа, слишком похожа на действия властей России, которая выключает себя из международной либеральной системы, выстроенной Западом.

На прошлой неделе министерство финансов Казахстана опубликовало реестр лиц, получающих деньги или иное имущество из-за рубежа. Всего в нем числится 240 юридических и физических лиц совершенно разного профиля — от журналистов и местных НПО до мелких предпринимателей и крупного иностранного бизнеса.

Критерии и причины попадания организаций в реестр до конца неясны, и это создает много парадоксов для самого государства. Эксперты говорят, что появление реестра может объясняться желанием государства увеличить политические риски для журналистов, НПО и международных организаций.

Еще в 2018 году государство обязало НПО подробно отчитываться за деньги и имущество, полученные из-за рубежа. А после событий Қанды Қаңтар наступление на них только усилилось. В январе прошлого года президент Касым-Жомарт Токаев прямо заявил, что к массовым протестам и насилию подстрекали «так называемые свободные СМИ и забугорные деятели».

Сложно не сравнивать действия Токаева с решениями Владимира Путина, которые он принял в ответ на массовые протесты на Болотной площади 2011-2012 годов. После них российские активисты, НПО и медиа попали под давление закона «об иностранных агентах», позволившего ограничивать, а впоследствии и прекращать их деятельность.

Этот закон стал точкой бифуркации в истории современной России. После него страна ступила на путь войны и внутренних репрессий против гражданского общества и СМИ, которые способствовали ее изоляции.

Но если Россия наметила противостояние с Западом еще в 2007 году, когда Путин выступил с нашумевшей Мюнхенской речью, а позднее вторгся в Грузию, то Казахстан никогда открыто не заявлял об этом.

Необходимость привлекать иностранные инвестиции Казахстан традиционно прописывает во всех госпрограммах и посланиях президента. Страна подчеркнуто гордится тем, что за 30 лет независимости ей удалось привлечь более $400 млрд из-за рубежа. На этом держится имидж успешной страны.

Появление реестра превращает стремления Казахстана в фарс. В социальных сетях встречаются комментарии, что попавшие в реестр крупные игроки вроде консалтинговой компании PWC или юридической фирмы Baker & McKenzie внесены туда для отвлечения внимания. Тем комичнее это выглядит на фоне постоянного сотрудничества правительственных и квазигосударственных структур с такого рода компаниями по различным инвестиционным проектам.

Встает также вопрос о том, почему в реестр «иностранных агентов» не попадает правительство Казахстана, получающее безвозмездную помощь от иностранных государств и международных организаций? Или же национальные компании вроде «КазМунайГаз» и «Казатомпром». Ведь каждая из них получает плату за экспорт казахстанского сырья от иностранных предприятий уже не один десяток лет.

Ответов на эти вопросы нет, давать их и не планируется. А что, вероятно, планируется, так это постепенно создать репрессивную рамку для устранения неугодных по примеру России.

Осы мақаланың қазақша нұсқасын оқыңыз.

Read this article in English.