88325
16 сентября 2022
Алмас Кайсар, Власть, фото автора

«Власти доводят женщин до гнева»

Как женщины Казахстана пытаются добиться снижения пенсионного возраста

«Власти доводят женщин до гнева»

Почти десятилетие назад правительство Казахстана решило повысить пенсионный возраст для женщин до 63 лет. Делать это было решено поэтапно до 2027 года. В последние несколько лет тема постепенно повышающегося пенсионного возраста женщин - одна из самых острых. Женщины объединились в движение, дошли до правительства и политпартий и вышли на улицы. 1 сентября президент Касым-Жомарт Токаев объявил, что повышение пенсионного возраста будет заморожено до 2027 года женщины будут выходить на пенсию в 61 год. Многих женщин это решение не устроило.

Вернуть 58 лет

Актовый зал в университете Туран медленно заполняется женщинами, им от 50-ти с небольшим до 60-ти лет. Они надевают белые платки, часть из них — в казахской традиционной одежде. Молодые девушки — дочери, племянницы и внучки пришедших бегают с пакетами по залу, раздавая людям платки. Организаторы стоят перед сценой с микрофонами и листками, на которых написан текст песни, посвященной сегодняшнему собранию. Они репетируют ее и призывают не стесняться «выкрикивать боль души».

Женщины этого возраста -— те, кто затронут повышением пенсионного возраста, к 2027 году он должен был постепенно вырасти до 63-х лет. Многим из них тяжело передвигаться и работать. Часть из них находится в плохом экономическом положении, потому как до пенсии им осталось несколько лет, но людей предпенсионного возраста не берут на работу.

В 2021 году они организовались в движение за снижение пенсионного возраста для женщин до 58 лет. С тех пор движение провело несколько акций протеста, часть из которых завершилась задержаниями и штрафами. После январских событий активистки движения запустили петицию, собравшую свыше 800 тыс. подписей. А в августе, в День Конституции, объявили митинги по всей стране.

В Алматы митинг переместили в этот актовый зал. Акимат отказался согласовывать акцию из-за «праздничных и ремонтных мероприятий». Места, которые в городе определены под массовые митинги, в последние недели постоянно заняты культурными мероприятиями и ярмарками.

«Мы должны были со всего сердца кричать, чтобы нас услышали! Чтобы нас видели. На улицах. А тут мы словно сами с собой. Снова будем обсуждать это между собой и все на этом», — возмутилась одна из женщин в переднем ряду.

Спор быстро затих. Пришедших удалось убедить в том, что о них обязательно услышат - через присутствующих в зале депутатов Народной партии Казахстана и журналистов.

«Сегодня аналогичные митинги проходят в 14 городах нашей страны. За эти полтора года оно превратилось в большое резонансное движение женщин. В начале становления нашего движения нас поддержала бывшая сенатор - Зауреш Батталова, депутаты НПК во главе с Ириной Смирновой, которые продолжают нас поддерживать, — начинает встречу Сара Коунышпаева, активистка движения. За ее спиной - несколько плакатов, на которых написаны требования. — В 1996 году впервые подняли пенсионный возраст, женщинам - до 58, мужчинам - до 63. Однако в 2013 году, пенсионный возраст решили поднять до 63 лет, тем самым нарушив наше конституционное право. Разве это справедливо? Женщинам подняли на 8 лет, а мужчинам на 3 года. Женщин унизили и поставили на колено. Мы писали требования в администрацию президента, премьер-министру, в министерство труда и социальной защиты, в партию Amanat. Минтруда включило нашу группу в рабочую группу по работе над снижением пенсионного возраста до 58 лет. Были проведены несколько встреч, но нет никаких результатов».

Она рассказывает, что за это время к движению присоединилось более 50 тысяч женщин. В каждом регионе появились их активисты. Главные требования собрания — отмена второго абзаца 1 пункта 11 закона о пенсионном обеспечении (в нем указано, что пенсионный возраст будет повышаться до 63 лет к 2027 году - В.), что противоречит конституционным статьям 14 (никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам пола и т.д. - В.) и 39 (ни в каких случаях не подлежат ограничению права и свободы граждан, предусмотренных 14 статьей - В.). Вернуть женщинам 58 лет. Зал взрывается аплодисментами.

Сара Коунышпаева (справа)

Один за другим сцену занимают активистки и люди, поддерживающие движение. Галия Куракбаева говорит, что их поколение женщин — «ласточки независимости». В советское время они все работали в сельскохозяйственном секторе, начиная с 12-13 лет. А в 1986 году студентки выходили на демонстрации, требуя отставки нового главы Казахской советской республики Геннадия Колбина, никогда не жившего в Казахстане.

«Как нас за это отблагодарили? В 1991 году у нас появились дети — как мы их опекали? Мужчины были безработными, не было тогда никаких пособий. Мы их брали себе на спины и выходили на базары. Эту страну на ноги и поставили такие матери как мы», — отмечает она под одобрительные возгласы и аплодисменты. — «Теперь мы в таком положении. Почему? Потому что не стали выходить против, когда только принимались эти решения. Мы — дети тех матерей, что выживали при голоде, а после при войне. Мы со всем готовы были согласиться. Думали — будет стыдно. А теперь бегаем».

Зачастую объектом нападок женщин становится министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова.

«Дуйсенова Тамара говорит, что в пенсионном фонде мало денег. Говорит, что мы туда недостаточно денег откладывали до 1998 года (до первой пенсионной реформы - В.). Я работала до 1998 года целых 15 лет! Мне уже 59. Общий стаж — 40 лет. Столько отдала стране. Работать в нашем возрасте — целое испытание. Учителя, целый день стоящие у доски, медики и работники вредных производств. У нас уже нет той эффективности. Мы не можем освоить новые технологии и технику. Не можем соревноваться с молодыми, да и не хотим. Мне жаль молодых. Лучше безработная молодежь пусть получит наши рабочие места», — говорит Жумагуль Курбаналиева.

После ведущие объявляют выход многодетной матери Гаухар Танашевой. Зал взрывается длительными аплодисментами и одобрительными возгласами, когда им сообщают, что Гаухар воспитывает 11 детей, один из которых — с ограниченными возможностями. Долгое время она даже не может начать выступление.

«Как прекрасно, что мы объединяемся. Наша общая цель — будущее наших детей. Потому мы и должны требовать снижения пенсионного возраста. А те, у кого плохое здоровье, у кого больше четырех детей, есть дети с ограниченными возможностями - должны выходить в 53!» — говорит она.

«50 лет надо! 50», — кричат из зала.

«50?», — смеется Танашева. — «Да… По Конституции человек - высшая ценность государства. Мы должны улучшать условия наших детей. Одно из наших требований, от всех матерей - повысить пособие на ребенка».

Танашеву снова перебивают овации. «В данный момент мы получаем 12 тысяч тенге на ребенка как многодетные матери. Что это за сумма? Знаете, сколько ранее мы получали? За 5-6 детей получали по 7-10 тысяч за всех. Мы ставим требование, чтобы выплаты были на уровне прожиточного минимума — 36 тысяч. Не только многодетным, но и всем семьям. У нас богатое государство, всем хватит»

«Ерболату Досаеву (аким города Алматы - В.) надо дать эти 12 тысяч. Наше государство — враг матерей!», — кричит один из немногих мужчин, пришедших на это собрание.

«Раз у нас такое государство, столько земли, наши люди не должны ходить без дома. Дети из многодетных семей живут тяжелой жизнью. Живут на десяти квадратных метрах, такого не должно быть. (...) Новый Казахстан говорят. Он начнется с нас. Мы должны требовать. Из наших требований родится Новый Казахстан. Только вперед», — говорит Танашева, и пришедшие вновь аплодируют.

«Акимат нам должен был согласовать место для митинга. Чтобы нас понял народ. Акимат просто делает злодеяния», — начинает одна из пришедших женщин.

«Верно!», — кричат из зала.

«Власти доводят женщин до гнева! Если мы разгневаемся, сделаем все, что угодно. Потому что все это ради наших детей, нашего будущего! Они думают, что мы состарились, никуда не выйдем. Но мы и в 1986 выходили, и сейчас выйдем! Всем им докажем!, — раззадоривается она, а зал ее поддерживает овациями. — 58 лет! С 48 и раньше начинается климакс у женщин. Я как бывший медик это говорю. Полиартрит, давление, все начинается. Мы трудились всю жизнь ради нашей страны. Но что из этого вышло? Где рабочие места? Все работают на базарах. Родители не могут детей своих воспитать, потому что все время на базаре. Хотят атомную станцию строить. Всех нас уничтожить ею! У нас такие зарплаты. Какая будет пенсия? Какой аннуитет? Пусть вернут все награбленное, этого хватит на женщин Казахстана. Не 58, а 55 должны сделать! Тамару Дуйсенову в отставку!»

«55!», — повторяет зал.

Затем пришедшие поднимаются, берут листы бумаги, некоторые из них размахивают белыми платками. Включается музыка. Женщины исполняют песню, посвященную их сегодняшнему собранию.

Отрывок из песни:

Выйти на пенсию – это стало нашей мечтой.

Душа скорбит, сердце болит у нас с тобой.

Женщина- мать, поём о мечте, об отдыхе,

Поём в пустоту свою мечту о пенсии!

Как объяснить, как достучаться нам до вас?

И депутаты, и министры - родила же вас мать!

Пересмотрите, пересчитайте возраст наш.

Не забывайте, не обижайте, любите нас.

После чего объявляется открытый микрофон. Несмотря на двухминутный регламент, выступающие теряют нить времени и продолжают, пока не сорвется голос. Никто не смеет их прерывать.

Рассказывает историю своего погибшего зятя Сауле Ермадиевна, приехавшая сюда из Сатпаева в Улытауской области. Всю жизнь он проработал врачом. Зачастую не появлялся дома. Через время он получил инсульт и оказался в коляске. После второго инсульта умер, на пенсии он был всего два года.

«И это мужчина. Все уходят. Услышала в дороге, у меня племянница есть, ей и 40 нет. Четверо детей, младшему — 8 месяцев. Онкология груди. Ужасная экология. Усть-Каменогорск, Талдыкорган, Жезказган. Всюду. Ничего кроме мусора. Как нам могут поднимать возраст до 63?», — задается вопросом она.

Говорит о своих страхах и Дана Колжабаева, мать четверых детей, которой еще 20 лет до пенсии. Она боится, что пенсию и вовсе не увидит: «Ее могут поднять и до 70».

«Нашему государству надо понять, что достоинство государства — это достоинство женщины и матери. Мне очень много хочется сказать. Я не могу понять наших властей, мужчин. Не боятся бога. Гимн сегодня пели — я не могла, я плакала. Это крик души», — говорит Роза Рыкбаева, журналистка и жертва полигона.

Собрание заканчивается. Представители Народной партии Казахстана зачитывают резолюцию.

Пришедшие женщины медленно разбредаются, попутно делая памятные фотографии. Вдохновленные, они теснятся в коридорах университета и бурно обсуждают дальнейшие шаги. Выйдя наружу, они быстро уходят, наблюдая автозак с сотрудниками СОБРа и полицейскими машинами на парковке.

В это же время в разных городах Казахстана проходили митинги движения. Активистки обращались с аналогичными требованиями в преддверии очередного послания народу Казахстана президентом.

Через четыре дня президент Касым-Жомарт Токаев объявит о заморозке повышения пенсионного возраста для женщин до 61 года к 2027 году. Объясняет он свое решение «высоким социальным запросом».

Минтруда же прокомментировало приостановление повышения пенсионного возраста до 61 года негативным влиянием пандемии коронавируса на здоровье и продолжительность жизни граждан. При этом осталось непонятным, будет ли повышен пенсионный возраст до 63 после 2027 года.

Снижение невозможно

Первое повышение пенсионного возраста на 3 года для женщин и мужчин произошло в 1996 году. Связано это было с глубоким хозяйственным кризисом в стране, в результате которого размер накопленной задолженности по пенсионным выплатам составил 26 млрд.

В 2013 году же было инициировано постепенное повышение пенсионного возраста женщин с 58 до 63 лет. Это должно было произойти в период с 2018 по 2028 год. Тогда министр труда и социальной защиты населения Серик Абденов аргументировал это решение тем, что среднемесячная зарплата женщин по экономике составляла от 66% до 68% мужской. «Если к тому же принять во внимание, что период жизни после выхода на пенсию, то есть дожитие у женщин значительно больше, чем у мужчин - практически в 2 раза, то возможность адекватного пенсионного обеспечения женщин в сложившихся условиях маловероятно».

В последующий период разные депутатские группы, общественники и профсоюзные активисты неоднократно предлагали снизить пенсионный возраст. В 2020 году депутаты от Народной партии Казахстана предлагали сделать 60 лет - единым возрастом для выхода на пенсию женщинам и мужчинам. Они аргументировали это тем, что большинство летальных случаев коронавирусной инфекции приходится на людей старше 60.

Тогда премьер-министр Аскар Мамин сообщил, что это невозможно, так как растет соотношение числа пенсионеров к занятому населению. В 2010 году в расчете на одного пенсионера было 4,8 работающих, к 2019 году - 3,9 работающих. Он также сообщил, что в мире прогнозируется увеличение доли людей старше 65 лет более чем на 10% к 2040 году.

С возвращением на пост министра труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова неоднократно высказывалась на тему понижения пенсионного возраста. В Минтруда была организована рабочая группа по этим вопросам. Однако в июле премьер-министр Алихан Смаилов вновь повторил, что понижение пенсионного возраста приведет «к уменьшению объема пенсионных вкладов и резкому сокращению выплат из этой системы».

«Популизм и полумера»

Активистка движения за снижение пенсионного возраста Ольга Смирнова считает заморозку повышения пенсионного возраста «популистским шагом» в преддверии президентских выборов.

«Потому что снижение до 61 — это не решение. Мы ждали хотя бы остановку на 10 лет. А тут всего на 5 лет. Не был озвучен вопрос о досрочном выходе. Есть женщины, имеющие букет заболеваний, но не имеющие инвалидности. У меня, как у многих наших женщин - межпозвоночные грыжи и протрузии. Я не могу долго быть в наклоне, не могу долго сидеть и стоять. Но данное заболевание не относится к тем, по которым дают инвалидность. Женщины, которые воспитывают детей-инвалидов, им тоже нет досрочного выхода», — говорит она.

фото Тамары Вааль

Помимо этого Смирнова предлагает выход на досрочную пенсию женщинам в предпенсионном возрасте, которым центр занятости не смог найти подходящей работы в течение месяца. Она делает акцент на слове «подходящей» - по образованию и состоянию здоровью. Помимо этого, она огорчена тем, что не был озвучен вопрос по многодетным матерям. Женщины, родившие четверых детей выходят на пенсию как и все остальные, а пятерых — в 53. Она считает это несправедливым.

«Мы делали много предложений. Но этот вопрос не был озвучен. Потому, я считаю что это реальная популистская мера. Это все полумера. Состояние женщин абсолютно не улучшается. В 1996 году было тяжело и мы все понимали. Но потом страна-то выжила. Страна расцвела. Страна позволила миллиардами выводить деньги в офшоры, но при этом залезло в карман к женщинам», — добавляет Смирнова.

Она заявила, что в движении было принято решение - добиваться отмены абзаца, повышающего пенсионный возраст для женщин через Конституционный суд, который будет образован в следующем году.

«Пенсионер — значит, бедный»

Шолпан Айтенова, директор Zertteu Research Institute считает, что, принимая решение по повышению пенсионного возраста, правительство не анализирует структуру занятости и доходов женщин в Казахстане. Не было сделано портрета женщины, выходящей на пенсию, не было подробного анализа: сколько государство потеряет или сэкономит, повышая пенсионный возраст.

«Женщины все равно не успеют накопить достаточное количество средств и более того, есть угроза, что они пополнят когорту безработных и получателей соцпособий. Женщины преимущественно заняты в низкооплачиваемых секторах экономики. Существующий разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами не способствует достаточному накоплению пенсионных даже при увеличении пенсионного возраста. Рынок труда против найма людей в возрасте и женщинам трудно найти работу уже после 55, если это не уникальные специалисты», — говорит Айтенова.

Депутатка от Народной партии Казахстана Ирина Смирнова также согласна, что повышение пенсионного возраста на пару лет - не увеличит их пенсионные выплаты, так как в стране очень низкая зарплата.

«55 лет - было определено в Советском Союзе. Это была страна, в которой ни одну цифру не говорили просто так. Работали научно-исследовательские институты, институты физиологии, старения и т.д. Они изучали состояние здоровья человека и возможности функционирования его организма. Было определено 55 лет. Сейчас, если возьмем 63 года - у мужчин возраст дожития после пенсии очень короткий. Многие не доживают. Шахтеры, люди на вредных производствах. Все таки люди, после того как они всю жизнь копили на пенсию - должны быть с внуками, отдыхать, быть на природе, посвящать себе время. После 60 можно начать даже новую жизнь. В развитых странах. Но при нашем уровне здравоохранения, которое очень низкого качества, при том, что люди всегда в стрессе, они не могут после 58 лет просто работать, они выработали свой ресурс», — обьясняет Смирнова.

По словам экономиста Куата Акижанова, повышение пенсионного возраста - общемировая тенденция, так как растет продолжительность жизни и демографическая нагрузка. Но в Казахстане стоит другая проблема - бедность пенсионеров.

«Один из самых несправедливых моментов в Казахстане - у нас только человек выходит на пенсию, он сразу автоматически по доходам попадает в категорию потенциально бедных людей. У нас вся пенсионная перспектива и план - иметь детей, умных и здоровых, я не иронизирую, которые, дай Бог, как в средневековье, будут за вами ухаживать, когда вы выйдете на пенсию. Но мы живем в 21 веке, тут предполагается, что существует государство всеобщего благоденствия», — говорит Акижанов.

По его словам, население против позднего выхода на пенсию - не из-за того, что у них высокие доходы и они хотят ими «насладиться», а потому что еще несколько лет работы очень незначительно повысят их пенсионные выплаты.

«В развитых странах не выходят на пенсию рано, потому что у них там пенсионный план - условия труда позволяют. У наших женщин условия труда, конечно, разные в различных секторах, но даже у госслужащих все сложно: ментальность, эйджизм, дискриминации против возрастных людей. Если бы у наших работающих женщин был хороший доход, они бы могли дальше работать. Это как с нашими министрами-женщинами, которые не хотят уходить на пенсию. У них достойная зарплата. Тут такая палка о двух концах», — добавляет он.

Акижанов считает, что для решения проблемы должна полностью измениться социальная политика.

«У нас доля зарплат в ВВП ниже 30%. Это абсолютный уровень начала 20 века. Если здесь будет меняться ситуация, то у нас ситуация с пенсиями будет другая. Люди смогут откладывать больше средств на пенсию. Когда вы за рубеж выезжаете, среди иностранных туристов много пожилых людей. Потому что это пенсионеры с достойной пенсией. Разве наши пенсионеры могут себе позволить путешествие?», — резюмирует он.

Айтенова также считает, что необходимо снижение гендерного разрыва в оплате труда, повышение доли занятости женщин в высокооплачиваемых секторах экономики и поддержка женского предпринимательства. Все это приведет к качественному изменению в доходах женщин и может увеличить пенсионные выплаты.

Ирина Смирнова заключает, что еще одним положительным моментом более раннего выхода на пенсию будет освобождение рабочих мест для молодежи.

«Рабочих мест нет. Где будет работать эта молодежь? Рождаемость высокая, где для них рабочие места? Кроме того - человек на пенсии, и не будет думать о том, что ему нужно утром встать на работу. Проживет комфортную жизнь. Если пенсия будет нормальной. Если низкая — придется работать до смерти».