Примирение. Память степей

В минувшую субботу в Центре искусств на территории «Алматы Арена» в рамках фестиваля Artbat Fest открылась выставка «Примирение. Память степей». Её задача в том, чтобы дать зрителю возможность переосмыслить события гражданской войны в странах бывшего СССР. Vласть попросила куратора Юлию Грачикову рассказать о работах выставки и их идеях.


Дмитрий Мазоренко
  • Просмотров: 1121
  • Опубликовано:

Выставка «Память степей» через искусство позволяет человеку соотнестись с историческими событиями и рефлексировать о них на уровне чувств и ощущений. Экспозиция оперирует больше личными историями, опытом переживания истории и памяти. Безусловно, исторические потрясения и гражданская война существуют в общественной памяти, но эта память – зыбкая и фрагментарная, и потому требует художественного подкрепления.

Наш большой интерес к Казахстану связан с тем, что история гражданской войны здесь затерялась в более глобальном контексте СССР. Она прошла по касательной, а основные действия развивались в других пространствах. От того складывается впечатление, что Казахстан, скорее, столкнулся лишь с их последствиями. Нам был интересен вопрос организации движения Алаш-Орды. На мой взгляд, потенциально это был третий путь, по которому могла пойти страна, но он не сложился. И из-за того, что события сложились так, Казахстан на многие годы потерял свою идентичность, которую сегодня пытается артикулировать различными способами. И через память, через воспоминания об этих моментах, мы пытаемся реконструировать ту идентичность, вернуться к той точке. 


Работа, с которой мне хотелось бы начать выставку – это видео инсталляция «Steppe Wolves» Саида Атабекова, иллюстрирующая национальную игру кокпар. Она вовлекает зрителя и делает его участником этого водоворота борьбы за трофейное животное. Работа очень говорящая и точная – каждый участник выступает в ней сам за себя. Это медиа скульптура, которая говорит нам о современном состоянии социальных отношений, когда каждый в них пытается урвать свой кусок, отстоять своё право на существование. Гражданские войны, как правило, начинались именно по этим причинам. На самом деле в 1917 году и у либералов, и у коммунистов были свои интересы. И если мы говорим о кокпаре в контексте памяти, то так как она ритуальная, в её начале участники читают молитву и обращаются к предкам. Таким образом, они реконструируют первобытную бойню и через проживание опыта предков пытаются предотвратить гибель друг друга.



Следующая работа – это «Стальная армия» Смайла Баялиева. Она отображает безликое, анонимное большинство, в котором личный человеческий голос не значит ничего. Работа вовлекает человека в это массовое сознание, в котором он безропотно идёт за ложным представлением о реальности. Эти мундиры становятся саркофагами пустотелости и армейской бездушности. То, что они железные – это богатое поле для бесконечных референций. Например, они могут выступать надгробными памятниками всем армиям, которых не примирила смерть.



Работа «Порох» сделана художницей Ириной Петраковой. Она использует технику фроттажа - переноса на бумагу поверхности материала через натирающие движения незаточенного карандаша. Она делала эти фроттажи на бойницах Владивостокской крепости, которая была построена после русско-японской войны и стала свидетелем Первой мировой, а затем и гражданской войны. Понятно, что с одной стороны это слепок истории, но с другой – это образ нашей памяти, который тоже является нечётким и фрагментарным слепком. Эта работа была создана во Владивостоке – регионе, который, как и Казахстан, пытался сформировать некое автономное государственное объединение. Но очень скоро эта попытка потерпела поражение.



Это работа Александра Угая – «Модель для сборки». Она представляет собой ментальную карту корейской диаспоры в Казахстане. Художник, почти как антрополог, проводил интервью с представителями диаспоры и переводил их результаты в визуальную форму. В работе он уделил внимание событиям, которые заняли в памяти людей наибольший вес. Мне кажется, она очень точно передаёт состояние коллективной памяти с её неоднородностью, и то, как сильно идеи и события меняют идентичность людей. Эта работа говорит нам о том, как важно видеть перед глазами разнообразие исторического опыта, чтобы предотвратить его повторение и постоянно работать над его осмыслением.



За ней следует инсталляция Асель Кадырхановой – «Машина». Одним из инструментов советской власти в гражданской войне было полное вырывание из памяти тысяч имён и людей. Она показывает нам развитие исторического пути после победы красной армии. Но на самом деле победителем в гражданской войне стала не красная армия, а именно что советская власть, для которой не существовало идеологических различий. Из-за её действий страдали и белые, и красные. Эта работа напоминает нам, что обществу необходимо постоянно держать в голове сложную природу подобных фактов. Важно говорить о ней, поскольку сейчас мы видим активное восстановление этой деструктивной практики. 



В инсталляции используются ордеры на аресты людей, оригиналы которых Асель взяла из архивов и многократно размножила. Все ордеры отмечены печатью и подписью, которые говорят нам, что за каждым подобным решением стоял человек, разрушавший другие жизни. 



После неё мы видим видеоработу Татьяны Ахметгалиевой – «Рана». Первая ассоциация, которая возникает при виде сочетания в ней белого и красного цветов, приводит нас к истории противоборства либералов и коммунистов в России. Мне интересно, как этот феномен существует сегодня, потому что он не вмещает в себя доступную всем гамму из белого и чёрного. Это видео – метафора того, что любая рана остаётся рубцом или шрамом, как на человеческом теле, затягиваясь другими нитками и текстурами. Константин Сорокин, который поддерживает проект ArtTube и помогает нам с выставкой, применил к этой работе цитату Цветаевой: «Белый был — красным стал: Кровь обагрила. Красным был — белый стал: Смерть побелила».



Следующая работа Валерия Казаса «Ветер», которая на первый взгляд кажется не совсем очевидной. Это пластическое выражение всех ощущений и догадок о темах войны и исторической памяти, которые мы не можем выразить словами. Этот ветер – хаос времени, который стирает все отпечатки прошлого. На самом деле, каждый человек может найти здесь свои референции, потому что работа стремится взаимодействовать с ним на базовом уровне.



Завершающая работа выставки – это «Красная бабочка» Алмагуль Менлибаевой. В ней художница говорит о необходимости осмысления собственной истории для поиска и сохранения идентичности. Алмагуль приходит к выводу, что женская сущность как раз и может стать носителем и потенциальным хранителем этой истории. За работой также стоит красивая легенда, которая связана с мавзолеем Айша-Биби и имеет 28 трактовок. Но, так или иначе, в ней заложена трагедия межсемейной розни и невозможности единства людей. Во всей выставке она может показаться наиболее отвлечённой, но тем она точнее, потому что все нарративы – про историю, память, поиски правды и выстраивание собственного отношения к ней – необходимы, чтобы сконструировать идентичность. При этом неважно, национальная она или личная. И женщина на изображении как бы закутывается в эти нарративы.


Выставка продлится до 16 сентября. 


В материале использованы фотографии Жанары Каримовой и иллюстрации Artbat Fest