Рок-группа Molto Loud. О первом альбоме, фестивалях и трезвости

Данияр Молдабеков
  • Просмотров: 12920
  • Опубликовано:


Данияр Молдабеков, Vласть

Фото Жанары Каримовой

23 декабря алматинцы получат возможность услышать и увидеть разные грани отечественной инди-музыки и альтернативного рока. В этот вечер состоится первый фестиваль независимой казахстанской музыки Nomad Vibes. На двух сценах павильонов киностудии «Казахфильм» выступят 11 команд представляющие разные города Казахстана и разные жанры и нюансы современной рок- и поп-музыки - от синти-попа и электро-панка до брит-попа и нового гранжа. Песни прозвучат на казахском, русском и английском языках. На сцене Nomad Vibes прозвучат не только группы широко известных в узких кругах отечественных и зарубежных меломанов (MOLDANAZAR, ZZARA и LAMPЫ ORCHESTRA). Слушатели смогут оценить команды временно находящиеся в музыкальном андеграунде, но обладающие своеобразной поэтикой и оригинальным звучанием.

Vласть подготовила серию материалов с проектом Nomad Vibes, в котором будет знакомить читателей с некоторыми артистами, выстпупающими на фестивале. Первое интервью - с участниками молодой алматинской рок-группы Molto Loud. В Казахстане эта команда стала одним из главных открытий года. Molto Loud успели поучаствовать и победить в отборочном конкурсе международной музыкальной платформы Amsterlive Soundlab, осенью эта команда представляла казахстанскую рок-музыку в Вене.

Арман Тобагабыл и Темирлан Кыдыргазы дружат с пятого класса школы. Как и у большинства школьников, их увлечение музыкой началось с хип-хопа, но их первой настоящей любовью стали Red Hot Chili Peppers. Темирлан, уверовав в Джона Фрусчанте, играл на гитаре сутки напролет; позже к нему присоединился Арман, ныне вокалист Molto Loud. На бас-гитаре – Сабижан Сайкенулы. Все трое молоды, трезвы и пишут альбом на студии казахстанского лейбла «Soundlab Records».

Вы сейчас стали частью лейбла. То есть все серьезно, профессионально. Как вы к этому пришли?

Тобагабыл: Первую запись мы сделали не на лейбле, да. Это было в универе, в КИМЭПе, записали песню на Ipad. Нашлись ребята, из рэп тусовки, это «Da Gudda Jazz» были и Jah Khalib, которые решили нам помочь. Стали вроде как нашими продюсерами. Нашли нам студию, называлась «Нужный кадр», мы сделали там пару записей. Потом решили поучаствовать в конкурсе Amsterlive Soundlab. И победили. В итоге, получили возможность съездить в Вену на фестиваль Waves Vienna.

Что это вам дало?

Тобагабыл: Само осознание, что ты едешь в Европу со своей музыкой – радует, придает сил и уверенности. Все было прекрасно. Увидели отличную публику, послушали другие группы, набрались опыта.

Сайкенулы: И люди там замечательные. Отзывчивые, веселые.

Тобагабыл: Даже свернутые косяки нам в открытую предлагали…

А вы отказывались?

Тобагабыл: Да, а мы отказывались. 

Вам ведь еще альбом писать предстоит…

Тобагабыл: Да, мы начали над ним работать месяца четыре назад. Сейчас у нас есть 18 песен, не все из них, правда, войдут в альбом. Сейчас совершенствуем материал, аранжируем.

А как вы над песнями работаете?

Тобагабыл: По-разному. Бывает, Темир сочинит какой-то риф, отрывок. Потом начинаем на студии работать с этим.

Кто тексты пишет?

Тобагабыл: Тексты я пишу.

Увлекался когда-нибудь поэзией? Есть какие-то темы, которые для тебя важнее?

Тобагабыл: Насчет поэзии, нет. Если честно, сильно никогда это не интересовало. Тексты я, примерно, вот как пишу: мы играем музыку, я что-то напеваю, записывая это на диктофон. Потом слушаю. Вижу, допустим, что уже есть какая-то основа, скелет. С этим и работаю. Могу какую-нибудь историю сочинить. Бывает с нуля текст приходит. Может событие какое-то вдохновит. Определенной темы нет. Но все равно чаще получается про любовь. Тема эта неисчерпаемая. Такую песню можно написать в тысяче разных вариантов.

Но на одном языке – английском. Кажется, вы только на этом языке песни пишите. Почему так? Следствие того, что вы учились в лингвистической гимназии? Или хотите мир покорить?

Тобагабыл: Просто удобнее петь по-английски. Мне не нравится, как я звучу по-русски… Даже не могу объяснить. На английском комфортнее и все.

Англоязычные группы, кажется, на вас тоже повлияли сильнее, чем, скажем, русскоязычные.

Тобагабыл: Да, я обожаю Arctic Monkeys. Если RHCP это для меня как отцы в музыке, то Arctic Monkeys – старшие братья. И те, и другие на нас серьезно повлияли. Это, пожалуй, слышно по нашим песням.

Но вы ищете, как говорится, свой голос, звучание?

Тобагабыл: Да, я думаю это заметно, если сравнить наши старые песни и более новые. Мы стали лучше, музыка более оригинальная теперь. Да и вообще мы сейчас все серьезнее работаем. Раньше, например, один раз отрепетируешь перед концертом. Просто трудно было собраться. Это раздражало. А сейчас постоянно репетируем. Это уже как работа. Любимая работа.

Вы много репетируете, пишете альбом, сняли, как мне известно, клип. А что концерты? Это же самое главное. И деньги и слава сейчас добываются в основном благодаря живым выступлениям. Где вы выступаете? Ездите ли по стране? Или пока в основном Вена да Алматы?

Кыдыргазы: По Казахстану пока мало выступали. Сольных концертов тоже еще не было. Просто нет материала. Приготовим альбом, там и концерты пойдут. В том числе сольные. Пока в основном на фестивалях…

Вы довольны нашими фестивалями? Как зрители, так и музыканты часто жалуются на организацию.

Кыдыргазы: Ситуация по чуть-чуть меняется в лучшую сторону. Хотя, если говорить о рок-музыке, то фестивалей совсем мало. Но не это даже напрягает, а просто, например, звукоинженеры, да и сами музыканты работают не на высшем уровне.

В чем это заключается?

Кыдыргазы: В пофигизме. Но сейчас получше, повторю. Раньше как было? Набухаются, идут на сцену. Музыкантам-то в кайф, а зрителям – не очень.

Да вы трезвенники!

Кыдыргазы: На концертах – однозначно.

Меняется рок-музыка…

Данил Солдатов (Основатель рекорд лейбла «SoundLab» - V): Это времена меняются. Сейчас мало написать хорошую песню…

Разве это не все что нужно?

Солдатов. Это крайне важно, разумеется. Но сейчас артисту еще надо помыть, побрить себя, на концерты выходить в нормальной одежде. Слушатель хочет этого. У многих нет такого понимания. Сейчас зритель хочет увидеть профессионального артиста, а не пьяного уродца, выползающего на сцену. Народ разборчивее стал. 

Кыдыргазы: Это правда. Когда ты пьян, то ты кайфуешь, а зритель – нет. Я раньше думал по-другому. Но надо помнить, что ты для людей играешь. На самом деле все эти ощущения… Есть мой гитарист любимый, Джон Фрусчанте, он говорил, что все эти ощущения, которые ты получаешь, например, от наркотиков, ты можешь получать трезвым. Для этого надо развиться духовно. Ну, по чуть-чуть, по чуть-чуть. Эти ребята, те же RHCP, через многое прошли. Так что у нас есть пример, из которого следует: падать на дно не обязательно, чтобы музыка была хорошая.

Скажите, с учетом того, что фестивалей мало, а альбом, необходимый для сольных альбомов не готов, как вы относитесь к выступлениям на корпоративах? Arctic Monkeys, вроде, не очень такие вещи любят.

Тобагабыл: Я считаю, что люди должны приходить именно ради тебя, музыканта. А когда ты выступаешь, а кто-то сидит и хавает, это что-то не то. Но в целом – по ситуации. Смотря, что за корпоратив… Мы ведь только начинаем. Если будет польза, кто знает…

А на политическом митинге выступили бы? В поддержку партии и правительства.

Тобагабыл: Нет, политика нас точно не интересует.

Кыдыргазы: Вообще, знаете, музыка – это главное. Вот я, например, несколько универов уже сменил. Потому что это не мое. Не могу себя заставить туда ходить. Кажется, я слишком сильно заболел музыкой. Я уверен, что больше ничем заниматься не хочу.