Что Талхиз для местных жителей?

Данияр Молдабеков
  • Просмотров: 14128
  • Опубликовано:

Данияр Молдабеков, Vласть

Фото Равката Мухтарова

Автостанция в Талгаре. Студенты спешат на транспорт, поэтому портфели, перекинутые через плечо, весело подпрыгивают – вверх, вниз. Почти никто из молодых не хочет говорить о Талхизе: не знают, не доверяют. Доброволец-гид по Талхизу задерживается. Зябко.


Чуть ниже автостанции – лавочники. Торгуют канцтоварами, сотками, одеждой. Дверь магазинчика со шмотьем открыта; на пороге, балакая с подругой, стоит добродушного вида женщина, кажется, продавщица. Подруга уходит: пришло время ошарашить Добродушного Вида Женщину:

- Доброе утро! Интернет-журнал Vласть. Извините за беспокойство, не могли бы вы, как местный житель, рассказать о Талхизе. Ну, знаете, там еще дорогу собирались строить, был скандал…

- Ой, я даже не знаю…

- Ладно, забудьте про скандал и дорогу. Вы про Талхиз ведь знаете, да?

- Конечно! Мне это интересно. У меня даже какая-то книжка была про Талхиз. Начало Талгара, это и был Талхиз, там постоянно раскопки ведут. Вы что! Я горжусь, что здесь живу. Честно сказать, мне самой хочется узнать историю Талгара. Жалко, что источников не очень много.

Ее зовут Наталья Кулешова, она первая, кто заговорил. Хорошо если у нее будет много-много источников. Заслуживает, чтобы мечты сбылись.

В Талгаре сейчас чаще мечтают о других вещах: на дворе же кризис. «Людям в основном пофиг. Есть что поесть – и хорошо. Хотя в Талхизе, как я слышал, много культурных ценностей нашли. И вообще там очень красиво, я вам покажу», - говорит, оживляясь, Ибрагим Бакиров – гид доброй воли из местных.

Талхиз впервые упоминается на страницах анонимного трактата «Худуд ал-Алем», написанного в конце X века нашей эры неизвестным персом. «Там (на территории городища Талхиз – V) проходил Шелковый путь. Люди активно занимались ремеслами, хорошо ковали, мастерили. Мой муж лично нашел там кувшин. Приличных размеров осколок. Кто это говорит, что там нет культурных ценностей?!», - недоумевает Ирина Хомулло, заведующая Талгарским музеем природы. 


 

Стену, окружавшую древний город, реставрировали «года полтора назад», как пояснил Бакиров. «Она (стена – V) была убита полностью, разваливалась на глазах. Сыпалась. Она, считай, со средних веков стоит», - говорит он.

Выше, если подняться, начинается «Маракана». Так талгарцы называют местность близ Талхиза. Зимой там катаются «с горок» на баллонах и санях. Летом – пикники. Под этой землей лежат мертвые талхизцы. «Там же находят останки. Получается, эта дорога, которую строят, на костях», - говорит Ирина Хомулло, добавляя, что дорога, впрочем, нужна. Только в другом месте. «Надо было это заранее продумать», - отмахивается она. 

Бакиров говорит: «Местные только рады, что дорогу построят. Работники, студенты, они на путь до Алматы полтора-два часа затрачивают. Если дорогу сюда пробьют, трасса разгрузится. Никто не против».

Пока, впрочем, строительство дороги заморожено. Такое распоряжение, приехав на юг, дал заместитель премьера Имангали Тасмагамбетов. «…Несогласованность действий государственных органов привела к организационным и техническим коллизиям, которые могут стать причиной исключения объекта из списка всемирного наследия…В этой связи, необходимо предпринять конкретные меры, чтобы объект не только остался в списке всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, но и была создана прочная основа для глубокого археологического изучения. Для этого нужно осуществить комплекс мер, включающий в себя научно-изыскательские исследования, чтобы иметь конкретные результаты для выработки дальнейших практических действий», - говорил вице-премьер.

Как Ирина Хомулло, так и Ибрагим Бакиров не уверены, что строительство встало раз и навсегда, и Талхизу больше ничто не угрожает. «Вы представляете, какие деньги туда (в строительство дороги – V) вложили? Кто же вам это вдруг возьмет и остановит?», - говорит Хомулло.  

А, может, это и не важно? Может, да будь оно все бетоном залито?

Вновь – автостанция в Талгаре. Юный местный житель, чье имя, пожалуй, называть не стоит, говорит: «Когда я учился в школе, классные руководители собирались нам экскурсию устроить, но как-то не получилось. Там с историей многое связанно, войны были… Но, если честно, я мало что помню со школы по этому поводу. Помню, что он (Талхиз – V) ценность имеет. Захоронения вроде есть. Но, вы знаете, вообще нет особого ажиотажа, чтобы взять и поехать туда, посмотреть. Ну, на городище. В основном моим друзьям без разницы».

Музей природы. Ирина Хомулло объясняет, в чем причина такого равнодушия. «То, что молодежь у нас безразличная, так это в школе должны исправлять. Не прививают любовь к своей земле. Я, например, своим дочерям всегда рассказывала, что здесь было древнее поселение», - вспоминает она. 

Ее предки поселились в станице Софийской в 1854 году. Ее муж руководил музеем природы 20 лет. «Как ты думаешь, болит у меня душа за Талхиз?», - спрашивает Хомулло, а потом, когда речь заходит о том, что было сделано для защиты городища, задумывается. А затем, подумав, говорит: «Смотри, вот есть интеллигенция, рабочие, а есть… ну, просто люди, которым кроме как поесть и выпить ничего не надо. Они отпадают. Рабочим, которые потом зарабатывают на хлеб, им разве есть дело до дороги, Талхиза? Остается интеллигенция, которая иногда встречается, обсуждает… Но что поделать? От нас, в принципе, ничего и не зависит…». 


Талхиз – один из 33-х средневековых городищ Великого шелкового пути, которые можно встретить на территории современного Казахстана, Кыргызстана и Китая. В 2014 году Талхиз включили в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В этом, 2016 году, он привлек к себе широкое внимание, когда археологи и общественные деятели забили тревогу: дорога, призванная разгрузить основную трассу из Талгара в Алматы, пролегала через городище, разбивая его пополам.

После приезда правительственной делегации стройка затормозилась, а ту часть Талхиза, где должна пролегать дорога, огородили сеткой. После потепления почва там стала рыхлой, если идти по этой земле, то можно увязнуть в грязи. О том, как и когда будут восстанавливать уже разрушенное пока никто не говорил.