Абитуриентом в Великобританию

Айсулу Тойшибекова, Vласть

Фото Данияра Мусирова

Британские вузы традиционно занимают лидирующие позиции в международных рейтингах высшего образования и это неудивительно – система высшего образования Великобритании формировалась столетиями, в течение которых были выработаны строгие стандарты. Университеты Соединенного Королевства чрезвычайно популярны среди казахстанцев, а студенческое сообщество выпускников британских вузов – одно из самых сплоченных. Vласть записала истории четырех выпускников и одного студента университетов Великобритании об их учебе в британских вузах.

Данияр Муханов – выпускник магистерской программы Университета Кардиффа в Уэльсе, в рамках которой он изучал информатику. О том, чтобы продолжить образование он задумался на четвертом курсе университета:

— Когда я поступал на бакалавриат в СДУ, я решил, что это будет последним местом учебы, а после я буду работать. Первые два года я работал, но не по специальности, на 4-ом курсе нашел себе работу по специальности – стал разработчиком продукта, работал 4 дня в неделю, а 5-ый день посвящал сдаче заданий в университете. Тогда я понял, что учиться – прикольнее, чем работать. Я начал искать варианты для поступления на магистерскую программу, но казахстанские вузы рассматривать не стал.

Однажды он посетил образовательную выставку, которую в Алматы проводил British Council. Там Данияр узнал о программе Кардиффского университета, которая предлагала не просто годовую программу магистратуры, но и второй год работы с дальнейшим написанием диссертации:

— Дело в том, что в Великобритании магистратура – это 1 год учебы, в Кардиффе была возможность остаться еще на год и поработать. Неважно где. Ты сам находишь работу, университет заключает контракт, работодатель будет оценивать твою работу и отправлять оценки в университет. Это часть учебы, только ты получаешь не только оценки, но и зарплату. Мне это очень понравилось, потому что одно дело отучиться и совсем другое – поработать. 

Определившись с программой, Данияр отправил документы для поступления в два вуза – Университет Саутгэмптона и Университет Кардиффа, а затем подал заявку на соискание стипендии «Болашак».

— На 4-ом курсе я поднял себе GPA, сдал IELTS, мотивационное письмо и рекомендательные письма от работодателя и профессоров. Отбор был не очень сложный, потому что в британские вузы не нужно сдавать другие тесты, вроде SAT и GMAT. Недели три заняло рассмотрение документов. Сейчас по условиям «Болашака» можно остаться работать на год, чтобы набраться опыта. Я считаю, что это большая возможность – поработать в Англии по своей специальности. Когда я поступал, этого не было. Кроме того, «Болашак» оплачивал только один год учебы, поэтому остаться поработать по программе Кардиффского университета не получилось.

Одним из главных открытий для Данияра стало отличие британской системы образования от казахстанской. В Великобритании студентам дается больше времени для самостоятельного поиска нужной информации и подготовки.

— В Англии дают лекции и возможность самостоятельной подготовки. Твоя оценка складывается из 30 баллов за проект и 70 баллов за финальный экзамен – файнал. Это развивает дисциплину, потому что американская система, например, просто не позволит тебе весь семестр ничего не делать. Еще нет ретейков (повторного прохождения курса и пересдача – V), то есть, если ты провалил экзамен, то у тебя есть возможность пересдать в августе предмет бесплатно. Правда, тогда ты больше 50 баллов не получишь. Конечно, если ты и его завалишь, то придется брать весь модуль и учиться заново. Мне очень понравилось, что экзамены проверяют два профессора сразу – один твой преподаватель и второй из другого вуза, если оценки разнятся, то приглашают третьего профессора. Ты знаешь, что оценка будет беспристрастной. Правда, ждать результатов приходится долго – около 2 месяцев, – объясняет он.

Помимо профессиональных навыков, учеба и жизнь в Великобритании поменяли отношения Данияра к некоторым вещам:

— Я – южанин и для меня было недопустимо, чтобы мужчина носил серьгу, например. Как-то в метро я встретил ребенка с родителем, мальчику было года 2, и в ухе у него была серьга. Я подумал, что он завтра вырастет и серьга в ухе для него будет нормальным явлением, как я могу его судить? То есть, жизнь там сделала меня более толерантным. В целом, люди в Великобритании показались мне гораздо терпимее.

Помимо профессиональных навыков, молодой человек приобрел навыки работы в команде и презентации продукта. Сейчас Данияр работает программистом в компании Zero To One Labs:

— Одно слово о том, что ты учился в Англии, дает тебе преимущество, к тебе внимательнее прислушиваются. Я закончил казахстанский вуз – СДУ, который даже здесь не все знают, каким бы хорошим он ни был. Отучился в Великобритании – и люди сразу реагируют на тебя иначе. Еще диплом зарубежного вуза – это весомый аргумент, когда вы обсуждаете с будущим работодателем зарплату.

Гульзира Амантурлина – тоже степендиантка программы «Болашак». Окончив Нархоз, она решила поработать несколько лет, чтобы получить опыт и понять, чем она хочет заниматься, а затем поступить в зарубежный вуз, чтобы получить магистерскую степень:

— У нас был экспериментальный курс, состоящий из отличников. Практически все студенты этого выпуска начали поступать за рубеж по «Болашаку». Я не стала поступать сразу, а решила поработать, чтобы понять, в каком направлении развиваться, потому что сразу после окончания вуза студенты обычно поступают на популярные специальности. Пока я училась в университете, я занималась волонтерством в фонде «Эльдани», который я сейчас возглавляю. В 1999 году некоммерческая сфера вообще не была развита, никто не знал, что такое некоммерческая организация, не знал, что и как делать. Мы вслепую начинали работать, хотелось, чтобы организация развивалась. Проработав с фондом несколько лет, я решила, что мне эта сфера интересна, я начала искать вуз. Я получила три вызова из Университета Лидса, Университета Манчестера и Лондонской школы экономики. Было сложно выбрать, потому что все три университета предлагали замечательные программы по управлению некоммерческим сектором. В тот год – 2002-2003 - Лондонская школа экономики была второй в рейтинге и первой в мире по социальным наукам, я выбрала ее и нисколько не жалею, – вспоминает Гульзира.

Если отбор на стипендию от «Болашака» был жестким, то с поступлением в Лондонскую школу экономики сложностей не было: у девушки был опыт работы в некоммерческой организации и рекомендации.

— За рубежом очень важно заниматься волонтерством и для поступления в университет, неважно на какую специальность, хорошо иметь опыт общественно-полезной работы. Моя специальность называется «управление некоммерческим сектором». В школе учили лоббировать интересы на законодательном уровне, проектному менеджменту для того, чтобы мы не зависели от грантов и финансирования, потому что большая боль НКО заключается в том, что они не умеют планировать расходы на год. А дети не могут ждать, им нужна постоянная реабилитация. Нас научили создавать команду, потому что в этой сфере нужна хорошая мотивация, потому что заработный фонд не такой, как в банке, зарплата всегда небольшая. Важно уметь создать команду, которая будет готова развивать некоммерческую организацию.

В Лондоне, отмечает Гульзира, перед студентами открываются не только много соблазнов, но и возможностей. Одна из которых – доступ к огромному объему знаний и многовековой культуре:

— С одной стороны появляется много соблазнов, о которых не знала прежде, а с другой есть очень много возможностей. Например, поглощать знания в огромной библиотеке – в Лондонской школе экономики одна из самых больших библиотек в Европе. Первое время было тяжело, потому что система образования другая: в Британии все поставлено на аналитике и логике, все ответы открытые, нужно думать и рассуждать. У нас было 2 лекции в неделю, а все остальное время ты готовишься самостоятельно. В Англии я развила свои лидерские качества. Находясь там, ты становишься еще толерантнее, потому что вокруг – огромное количество национальностей, ты понимаешь, что у каждого свои особенности. У меня получилось поработать в Лондоне, я устроилась на практику. Мне очень помогло то, что нас обучили аналитике. Учеба в Англии расширила мой кругозор и помогла раскрыть внутреннее ощущение того, что уже не страшно – во всем мире есть друзья, единомышленники.

Сразу после возвращения в Казахстан Гульзира должна была проработать в госструктуре:

— Я сразу пошла устраиваться в местное управление социальной защиты, к сожалению, меня не взяли, потому что я слишком умная (смеется). Я-то хотела все менять, было столько планов, но не получилось, и зарплату в соответствии с моим опытом и образованием мне платить не могли. Я устроилась в «Народный банк», тогда только начало появляться такое понятие, как «корпоративная социальная ответственность». Я написала для банка методику, которую они используют по сей день. 

В Лондоне училась и Индира Кыйлыбаева. Она подала документы на программу стипендий Великобритании Chevening и поступила в University College of London – ведущий междисциплинарный вуз Лондона:

— 10 лет назад я окончила КазГУ по специальности «экономика» и все эти годы работала экономистом и финансовым аналитиком – с бюджетами и инвестиционными проектами компаний. О «Чивнинге» я узнала еще будучи студенткой. Мне всегда казалось, что получить ее нереально, потому что среди моих друзей и знакомых не было ни одного ее стипендиата – в основном проходили по «Болашаку» или стипендии Эдмунда Маски. У меня было представление, что для прохождения по этой программе нужно быть сильным студентом с шикарным резюме, но прошла я с первого раза (смеется). Многие ребята считают, что на «Чивнинг» очень высокая конкуренция, но это не так. Например, в тот год, когда я подавала, было 8 стипендиатов, а претендентов было 426 человек. Например, на весь Китай было всего 100 мест, в Иране всего на 10 мест претендовали 3 или 4 тысячи человек. К тому же стипендию на учебу в Англии проще получить, на мой взгляд, чем в другие страны. Во Франции и Германии есть возможность обучаться на французском и немецком языках даже бесплатно, но сам языковой барьер очень ощутим и не для всех преодолим.

Индира планировала поступить на магистратуру к 25 годам, проработав несколько лет, но свадьба и рождение детей внесли свои коррективы. Несмотря на это, супруг Индиры полностью поддержал ее желание учиться в Англии:

— На тот момент я даже не была уверена в том, что у меня будет вновь возможность учиться дальше. В принципе, я и не сильно стремилась – это было на периферии моих планов. Работая в «Самрук-Казына», я видела, что многие мои коллеги учились за рубежом. Не то, чтобы у меня появились комплексы, просто на одном из этапов развития моей карьеры, я поняла, что однажды достигну потолка. Зарубежное образование – это весомый аргумент. Я стала думать о своей старой мечте. Мне повезло, что мой муж учился за рубежом в Канаде и Франции, и он меня поддержал, давал советы. Для подачи документов на «Чивнинг» нужно было написать эссе о трех выбранных программах, то есть, подавая документы, ты должна знать, на какую специальность ты хочешь поступить. Я начала изучать программы, отзывы выпускников, рейтинги вузов и на этом основании я выбрала UCL. Я не жалею об этом, потому что если бы я выбрала просто экономику или финансы, то, думаю, получила бы меньше знаний.

— Системе британского образования не одно столетие – это хорошо отлаженный механизм. Критическое мышление на Западе доведено до абсолютного приоритета. Это непривычно, но это правильно. Первым письменным заданием в университете стало эссе по энергетическому моделированию, для его написания нужно было изучить отчет Национального центра аудита. А это независимая комиссия при парламенте Великобритании, которая дает оценку по любому проекту, требующему финансирования. Так вот, нам нужно было раскритиковать его. Студенты не западных стран были в таком шоке – как можно критиковать работу профессионалов такого подразделения. Этот опыт расширил мое сознание. Я 4 года жила в Канаде и, несмотря на то, что Монреаль – мультикультурный город, но по сравнению с Лондоном он не такой разнообразный. И с точки зрения логистики Лондон очень удобен, если вы любите путешествовать. У города очень богатая культурная жизнь – можно посетить театры, музеи и фестивали и это обойдется дешевле, чем в Северной Америке. 

Алматинец Данияр Мусиров получил в Лондоне степень бакалавра. Переезд в столицу Великобритании случился с ним неожиданно – после того, как его родителей пригласили в Лондон на работу:

— Мы с младшим братом остались жить в Алматы с бабушкой. Через какое-то время приехал папа и сказал, что есть возможность поступить в университет в Лондоне. Мы начали искать языковые курсы, потому что у меня был базовый английский. В поиске университета и подготовке документов нам помогала подруга родителей, которая уже несколько лет жила в Лондоне. Я оставил учебу в колледже и уехал в Великобританию.

В Лондоне он сменил два университета, учился в Queen Mary и Университете Вестминистера. Прежде он год проучился на фаундейшн – курсах подготовки к поступлению и учебе в университете:

— Если здесь нас гоняют учителя и преподаватели, то в Англии 80% знаний ты находишь самостоятельно. У нас, в Казахстане, до учителей трудно достучаться, а в Англии у них другое отношение к студентам, они ближе. Для меня было дико, когда мы с преподавателем пошли в паб, у нас был на территории кампуса студенческий паб. Однажды я завалил один предмет – набрал 49 баллов, когда проходным были 50 баллов. Мне пришлось пересдавать, потому что учителя не идут на встречу. У нас бы, наверное, добавили 1 балл – «понять, простить», но только не в Англии (смеется).

В Англии Данияр понял, какие есть возможности для реализации себя не только как специалиста, но и личности.

— Там ты понимаешь, что все такие разные и до тебя нет никому дела. Однажды я видел в метро мужчину с птичьей клеткой на голове, никто к нему не лез, не смеялся. Люди просто могли улыбнуться.

После окончания университета Данияр вернулся в Алматы, сейчас он думает о том, что было бы неплохо вернуться в Лондон и пожить какое-то время:

— Мои работодатели часто считали, что если ты учился в Англии, то значит я могу синхронно переводить все (смеется). Я знаю английский, да, но я не смогу синхронно переводить любой текст, например, медицинский, потому что в нем есть своя терминология. Тем не менее, знание языка – это плюс. 

После окончания университета Ильяс Артаев пару лет проработал на государственной службе, пока не понял, что хочет повысить свою квалификацию и стать более конкурентоспособным на бирже труда. Перед ним встал выбор университета, он остановился на российском и английском вузе:

— Я изучил рынок и понял, что тренд последних лет – анализ данных. Я начал искать программы и университеты, которые бы удовлетворили мои запросы. Главным условием для меня была программа, которая смогла бы за год научить человека, который раньше не сталкивался с анализом данных. Я искал программы в Казахстане, но на тот момент таких в Казахстане и в помине не было. Увидел программу российского вуза, но она была открыта недавно, то есть еще не обкатанная как следует. Также у меня была возможность учиться в Великобритании, которая давно славится своими университетами и качеством образования. Я вбил «анализ дата» на сайте findmasters.com и поиск выдал мне университет Эссекса с программой «прикладная экономика и анализ данных». Так я нашел мой университет.

Не в пользу российского вуза была и процедура рассмотрения документов:

— Подача документов в британский вуз – полная противоположность подачи документов в Казахстане и России. На все про все у меня ушло месяцев пять вместе с подачей визы: я подтянул английский язык, сдал два раза IELTS – результаты первого тестирования меня не удовлетворили, написал мотивационное письмо, получил рекомендательные письма от моих профессоров, перевел их на английский и отправил. Кстати, я одновременно подал документы в британский и российский вузы в феврале. Ответ от российского вуза пришел в июле только, хотя результаты должны были прийти еще в мае, потому что моя заявка попала во второй поток абитуриентов. В Эссексе такого не было, они каждую заявку рассматривают индивидуально. В Англии мне ответили быстрее – в мае я уже знал, что поступил. 

— Мы привыкли к тому, что студент должен сидеть на лекции, тихо-смирно – консервативно. Здесь мне первое время было непривычно, потому что атмосфера свободнее: можешь ходить на лекции или не ходить, никто не держит. Студенты полностью сами составляют себе программу, выбирают предметы для изучения. Средний возраст магистрантов в Великобритании – 30-32 года, кто-то и в 40 лет идет на магистратуру, поэтому программа первых двух недель учебы построена так, чтобы освежить память. Это удобно, с таким подходом можно без проблем освоить даже теорию игр. Я учусь 2 дня в неделю, так получилось (смеется). Учеба в эти дни с 10 утра до 5 вечера. В свободные 5 дней я посвящаю повторению пройденного материала и, в перспективе, работе. Мне нравится, здесь у меня есть возможность найти работу на полставки с минимальной зарплатой 7,5 фунтов в час. По моей визе я могу работать 20 часов в неделю. В университете есть центр карьеры, который помогает в поиске работы как на территории кампуса, так и за его пределами – в городе. Я подал свою заявку на поиск работы, ее сейчас рассматривают.

21 октября в Астане и 22 октября в Алматы British Council (Британский Совет) проведет выставку британского образования, где будут представлены образовательные программы лучших вузов Соединенного Королевства. В Астане выставка пройдет в Rixos President Hotel с 14:00 до 18:00, в Алматы – в Rixos Hotel с 14:00 до 18:00. Посещение выставок бесплатно, главное – пройти регистрацию на сайте