Работа: возвращать имена

В Центральном госархиве Алматы состоялась презентация публикации журналиста Дины Игсатовой «Право на добрую память». Издание было выпущено при поддержке Фонда Фридриха Эберта. В книге собраны исследования о советских солдатах, попавших в плен и пропавших без вести. Информация о воинах собиралась несколько лет историками, решившими восстановить справедливость и вернуть имена воевавших во Второй Мировой войне. Некоторые прозвучали на презентации из уст тех, кто все это время восстанавливал имена и судьбы, словно проявляя старую пленку.

Юлия Панкратова
  • Просмотров: 2077
  • Опубликовано:

Для журналиста Дины Игсатовой поисковая работа началась десять лет назад. В редакцию журнала «Аружан», где в тот момент она работала главным редактором, пришел Полат Джамалов, директор-координатор московского фонда «Казахская диаспора». Разговор был долгий и почти весь посвящен истории 106-ой Казахской национальной кавалерийской дивизии.

Фото из личного архива Дины Игсатовой

 «Публикации о трагической судьбе солдат не вписывались в формат издания. Я, как человек, воспитанный на книгах и фильмах о войне считала, что о Великой Отечественной всё давно известно. Из уважения к памяти казахов, погибших и пропавших без вести, думала, ограничусь одной публикацией. Но так не получилось», - вспоминает Игсатова.

В мае 1942 года вблизи города Краснограда Харьковской области след 106-ой кавалерийской дивизии теряется. Большинство документов о них были утеряны, живых очевидцев практически не осталось. Собирать истории Дине Игсатовой приходилось по крупицам. За время поисков она познакомилась с казахстанскими, российскими и украинскими поисковиками, изучавшими следы дивизии. Несколько лет назад в Центральном архиве министерства обороны России нашлись сведения о месте гибели майора 106-ой кавалерийской дивизии Тажигали Уваисова. Последним пристанищем бойца стала деревня Тарановка Змиевского района Харьковской области. Журналист опубликовала найденную информацию и фотографию в газете «Дат». Увидев снимок, родственники Уваисова обратились в редакцию и показали другие фотографии деда. Так спустя 70 лет семье удалось выяснить его судьбу.

Но не во всех случаях близкие погибших солдат готовы подключаться к поискам сведений. 

«Есть родственники тех, кто был в плену, они до сих пор боятся рот открыть на эту тему, даже просят, чтобы мы не говорили об их родне, - говорит Дина Игсатова. — Эти страхи должны когда-то закончиться».

Кроме того, журналист считает, что архивы со списками солдат, призванных с территории Казахстана должны быть открыты для всех. «Мы единственная страна, которая не обладает базой данных тех, кто был призван с территории Казахстана в действующую армию, и кто принял участие в боях во время Второй Мировой войны. Мы не располагаем такими данными, я в течение пяти лет упорно добиваюсь у министерства культуры, чтобы они дали возможность рассекретить в Центральном архиве Республики Казахстан фонд «Казвоенкомат». Там есть отчеты каждого областного военкомата, начиная с 1938 года по тем воинам, которые были призваны с территории Казахстана. Когда был министром обороны Тасмагамбетов, по его поручению была делегирована комиссия с Минобороны, они исследовали этот фонд, дали свое заключение, что можно рассекретить. С одной стороны, я с ними согласна, что, наверное, какие-то военные секреты есть в этих данных. Но я объясняла всем военным, что нас интересуют имена и фамилии, я не думаю, что это военная тайна. К примеру, 316-ая стрелковая дивизия, которую мы все знаем, как знаменитую «панфиловскую». Списки до сих пор не обнародованы и мы не располагаем такой информацией. И этот миф про 28-панфиловцев мы бы могли давно прекратить, если бы мы располагали всеми рассекреченными документами по формированию этой дивизии», - говорит Дина Игсатова.

Кандидат исторических наук Алмас Джунисбаев специализируется на советском периоде истории Казахстана. В 2013 году в рамках большой государственной программы «Народ в потоке истории» он и другие сотрудники Института истории и этнологии им. Ч. Валиханова решили сфокусироваться на встречах с ветеранами. Выяснилось, что в выбранном историком Райымбекском районе Алматинской области остались восемь участников Великой Отечественной войны.

Фото из личного архива А. Джунисбаева

К одному из них,  Бабе Алимжанову, Алмасу пришлось добираться несколько километров пешком. Историк приготовился к долгому разговору о тяготах и прожитых невзгодах, но Бабы-ата не оказалось дома — он ушел играть в шахматы к другу.

«Я подождал его минут 20. Он пришел бодрой походкой, живой, здоровый. Мы с ним очень долго разговаривали. Он перенес такие ужасы жизни, которые не всякий вынесет. Он выдержал и вырастил поколение после себя. Например, его младший сын является единственным электриком в поселке. Когда ты читаешь об этом, это одно, а когда рядом ощущаешь эту энергетику, видишь эти глаза, это совершенно другое», - вспоминает Джунисбаев.

Фото из личного архива Алмаса Джунисбаева

История жизни Бабы Алимжанова – это тот путь, который преодолели казахстанцы в 20 веке. Он родился в 1919 году в период революции и гражданской войны, рано остался без родителей и попал в детдом. В 1938 году  окончил школу в поселке Жаланаш, и попытался поступить в Казахский педагогический институт, но его не приняли. В 1939 году призвали в ряды Красной Армии, на службу попал в Белорусскую ССР, в Брестскую область, там служил в танковых войсках. В 1941 году его дивизия в числе первых встретила вражеские войска. Они отступали до Смоленска, там танк Бабы Алимжанова загорелся, он получил тяжелое ранение в ногу. А дальше плен. Его отправили в концентрационный лагерь Брест-Литовск, оттуда - в лагерь Острув-Мазовецкий. 

«По воспоминания Бабы Алимжанова, жили в очень тяжелых условиях, не было достаточно питания. Многие солдаты и военнопленные погибали и от острых инфекционных заболеваний и от эпидемий. Многих просто убивали, потому что человеческая жизнь вообще ничего не стоила. И дальше их перевели для исполнения различных работ в город Ромны. Это сейчас территория Украины. И там из их числа начали создаваться Туркестанские легионы», - рассказывает историк Алмас Джунисбаев. Их одели в форму бывших венгерских солдат, дали учебное оружие. Никто не принимал у них присягу, в таких условиях выбирать не приходилось.

«Баба Алимжанов не выдержал издевательств и избил немецкого ефрейтора. За это его раздели догола, избили и отправили в штрафбат. Из Ромны их перевезли в город Неймеген. Там он охранял железнодорожные пути. Улучив возможность, Баба сбежал к польским партизанам», - рассказывает историк Алмас Джунисбаев. 

В один из дней они попали в окружение войск СС, и Баба Алимжанов снова оказался в плену. Его отправили в концлагерь Маутхаузен. «Там условия были нечеловеческие, их не кормили, их избивали, люди жили на холоде. Там Баба Алимжанов стал одним из немногих свидетелей смерти генерала-лейтенанта Карбышева», - вспоминает слова Бабы Алимжанова историк Алмас Джунисбаев.

В 1945 году Бабу Алимжанова, как и других выживших в концлагере Маутхаузен, освободили американские войска.  В 1946 году, спустя 7 лет он вернулся в родной аул, где начал преподавать физику и математику в сельской школе. В 1948 году его арестовали как изменника родины и отправили в Степлаг. Для Бабы Алимжанова начался следующий круг ада. «Обвинения были страшные, он попал в немецкий плен, воевал на стороне фашистов. В итоге Алимжанов сказал Прохорову, который вел дело: даже если вы меня назовете заместителем Гитлера, я готов это все подписать. У него уже не оставалось сил терпеть все эти мучения», - рассказывает Джунисбаев. В 1955 году вышел оправдательный приговор, Баба Алимжанов вышел на свободу.

«В прошлом году Бабы Алимжанова не стало. О нем в родном поселке осталась добрая память. Но до того момента, пока я с ним не поговорил и не записал его слова, о нем никто не знал», - говорит Джунисбаев. «Я начал писать о нем в социальных сетях, отправил письмо в Союз ветеранов, чтобы ему оказали материальную помощь. Как выяснилось, например, на 70-летие победы там людям никаких толковых подарков не давали. Одна тонна угля и то с самовывозом. Там говорили: агашка вам Ниву подарят, а когда была очередная юбилейная дата, выяснилось, что Нива пропала, подарили коня».

Историк пытался выяснить как жертвы нацизма могут получить компенсации от немецкого фонда. К делу подключилась Дина Игсатова, но, к сожалению, бюрократия помешала. Документы из Казахстана не были вовремя направлены в Германию и Баба Алимжанов не дождался денег.

Иван Капась, историк, кандидат исторических наук, член Национального объединения краеведов Украины последние пять лет живет и работает в Киеве. Свою диссертацию он посвятил советским партизанам Украины в годы Великой Отечественной войны, а точнее как они обретали официальный статус и что о них должны были помнить люди во время сталинизма. «Особое место я уделяю участию Касыма Кайсенова. В его биографии есть много эпизодов, которые в советской исторической науке умалчивались. О них, в силу цензуры и политической целесообразности, не писал, собственно, Кайсенов и другие авторы мемуаров, в частности, о репрессировании бывших партизан и подпольщиков, борцов с нацизмом во время сталинизма», - говорит Иван Капась.

Фото из личного архива Ивана Капася

После 1992 года в Украине произошло рассекречивание архивных дел и уже можно беспрепятственно воссоздать картину военного прошлого. Сейчас доступ к раннее недоступным документам имеет каждый гражданин Украины и иностранных государств. В Казахстане же до сих пор многие документы 40-х годов имеют гриф «секретно» и недоступны общественности.

Историк Иван Капась родился в селе Яворивка Черкасской области Украины. Через его родное село война прокатилась дважды. Осенью 1941 года через Яворивку прошли защитники Киева и в 1943 году — во время боев за освобождение территории Украины.

Аспирант истфака педагогического университета Киева стал собирать материалы о том периоде. «После войны в селе появилась братская могила около школы. В 50-х годах прошлого века на том месте установили памятник высотой около 2,5 метра – это был солдат с автоматом. В конце 80-х годов из-за аварийного состояния скульптуру воина демонтировали, а вместо нее установили значительно меньшую по размеру плиту. На плите были три фамилии: Мельников, Кавун и Носок. Я в селе бываю нечасто, и вот приехал, решил уточнить фамилии на плите. Оказалось, что этой плиты вообще нет, ее убрали, разровняли и посадили клумбу. Я обратился к директору школы, к голове сельсовета, они сказали, там никто не похоронен и мы ничего не будем восстанавливать», - рассказывает Иван Капась. Тогда историк стал собирать доказательства, что здесь действительно похоронены советские воины. 

Фото из личного архива Ивана Капася

В военном архиве Министерства обороны России нашелся документ, в котором зафиксировано, на территории Яворивки были 6 индивидуальных могил. В другом документе Иван Капась нашел информацию о том, что в 1951 году останки бойцов были перезахоронены в братской могиле. Трое известны, пять из них не опознаны. При дальнейших поисках выяснилось, что один из них —  Дмитрий Кавун, родом из Казахстана, села Успеновки, Хобдинского района. Нашлись и родственники Кавуна, которые подтвердили, что в братской могиле действительно лежат останки их близкого.

«Благодаря резонансу плита на братской могиле была восстановлена. Фамилии вернули, правда, с ошибками, солдатам «добавили» по два года жизни. Они погибли в 1941 году, а на плитах сейчас значится 1943 год», - рассказывает историк.

История получила продолжение. «В прошлом году я обследовал территорию, там у нас есть курган на краю села, я решил проверить, не поработали ли там «черные археологи» и вот наткнулся на еще одно захоронение периода Великой Отечественной войны — хаотически раскиданные кости на окраине села. Соответственно, я сообщил об этом главе сельсовета, была вызвана полиция. Они забрали кости на экспертизу, через некоторое время они дали мне ответ, что кости принадлежат, по крайней мере, трем людям, время смерти — 40-е года. Я общался и со старожилами, и с краеведом. Они рассказали об обстоятельствах появления этих костей, но история не совсем понятна. То ли это были красноармейцы, которых расстрелял Особый отдел одной из частей Красной армии, якобы за то, что они изменники родины. Другая версия, что у них были немецкие листовки, которые они взяли себе на папиросы. Но я думаю, что раскопки этого места должны дать дополнительные данные», - говорит Иван Капась.

Историк пришел к мнению, что на территории Яворивки существуют неопознанные захоронения. В архивах о них нет информации, а раскопки и изучение останков помогли бы устранить «белые пятна» в истории, а родные погибших смогли бы выяснить судьбу пропавшего без вести.

Эти истории, восстановленные из небытия, словно напоминания о страницах нашего общего прошлого, которое хочется забыть. Но есть только один путь, по которому нужно идти, чтобы не повторить ошибок прошлого. Это путь памяти.