«Вот это работа нашего акимата»

Тамара Вааль, Атбасар, Vласть

Фото автора

Жители затопленного Атбасара в Акмолинской области только-только начинают приходить в себя после прихода очередной «большой воды». С одной стороны, говорят они, им не привыкать: паводок приходит почти каждый год. Так было в 2014-м, потом в 2016-м и сейчас. Вот только с каждым разом он все сильнее и сильнее. В этом году пострадали те, к кому вода никогда не заходила. И если в самом городе спасательные работы еще ведутся, то в поселке Заречный, который тоже считается частью города, но был «отделен» ставшей известной всей стране «плотиной за 200 миллионов тенге», ни представителей власти, ни других служб жители не видели. В акимате этим утверждениям, правда, очень удивляются.

  • Просмотров: 15625
  • Опубликовано:

За речкой

«Весело у нас, - говорят жители, ласково называя свой поселок «за речкой». Первый шок от паводка уже прошел и люди потихоньку возвращаются в свои дома оценивать ущерб. Многие даже не уезжали в эвакуационные пункты, ночевали прямо здесь, в машинах — сторожили скот и имущество.

Здесь у каждого своя история, и каждая похожа — вода пришла на Пасху ближе к ночи. Дом Дулата Шанбаева пострадал сильнее многих — паводок смыл две стены. С женой, тремя детьми и двумя внуками он живет здесь 11 лет. Рассказывает, что дважды пережил сильное наводнение, в 2007-м и 2014-м. Тогда отделались ремонтом. Причем, сначала комиссия заявила, что дом аварийный, затем перевели на капитальный ремонт, который плавно перешел в текущий. В итоге, Шанбаев взял кредит в 1,7 млн. тенге, поставил пластиковые окна, сделал все на совесть. В прошлом году снова влез в долг — купил новую мебель. Теперь ни дома, ни мебели. Усмехается, «в собственности» осталось два кредита.

«Вот, полюбуйтесь, результат работы нашего акимата. В этом году, «благодаря» дамбе, которую они построили — наше руководство, которое до сегодняшнего дня не приезжало к нам, - пришла большая вода. Они взяли, просто с двух сторон накидали кучу — вся их работа. Если элементарно не могут такие вещи до ума довести, кто их ставит руководить?», - говорит мужчина.

Куда идти с семьей житель Заречного не знает, бросить даже полуразрушенный дом и скот он не может.

Такую историю может рассказать практически каждый житель этой части Атбасара. И все сходятся во мнении: всему виной та самая плотина, на строительство которой акимат потратил 200 миллионов тенге. Паводки были и раньше, признают люди, но не таких масштабов.

«В 2014 году комиссия была, как только вода сошла, приходили, смотрели, документировали, а в этом году никому ничего не надо», - говорит местная жительница Надежда.

Она тоже в прошлом году сделала свежий ремонт. А сегодня в родном доме даже не может справить поминки отцу, из дома сестры вода ушла только сегодня.

«Там больше, чем по пояс, сарай повалился, углярка в воде.... Не знаю.... Придется поминки делать у другой сестры в городе. И вот это все бросать тоже никак», - чуть не плача говорит женщина.

«Я сегодня, когда открыла дверь, чуть не упала, - признается Вера Солопенко. - Вода была, только ушла. Вот видно, как вода была, внутри все. Он не упал, а как жить в таком доме? Дети в сырости. Даже если помощь выделят, а когда все делать? Оно же не просохнет за лето? После 2014 года только немного начало подсыхать, а тут опять все мокрое. Даже если выделят какую-то компенсацию, на нее ничего не восстановишь. Со всех сторон стены частично разрушились. А дальше – еще хуже. Уровень пока упадет, сколько дней вода стоит, это пока она уйдет».

Любовь Терентьева тоже только начала отходить от шока. Женщина прожила здесь всю жизнь, но в дом вода пришла впервые. В ее части дома, а он саманный, трещины пошли по двум несущим стенам. На одну сын Александр уже поставил подпорку, на вторую еще не успел. На второй половине дома мужчина живет с женой и двумя дочками, младшей — семь месяцев. Здесь тоже вода стояла до подоконника, но каменный дом стоит. Испорчена мебель, вещи и практически весь корм для скотины. Семья планировала в этом году купить новую машину, теперь все деньги пойдут на ремонт.

«Все сыпется. Все намокло», - говорит Александр.

«Самое страшное, что несущая стена дала трещину. Подпорку поставили, чтобы не упала», - вздыхает Любовь Михайловна.

«Дамбу прорвало, я быстрее скот спасать. Мам, смотри, печку раздавливает. Ой, что будет?», - тихо сам с собой говорит хозяин дома.

Несмотря на то, что с начала паводка прошло уже пять дней, местные жители говорят, что не видели ни спасателей, ни чиновников. Им каждый день обещают, что придет комиссия по оценке ущерба. До ее прихода, объясняют люди, ничего мыть и убирать нельзя. Вот только комиссия так и не идет, а жителям нужно выходить на работу, да и убрать грязь «не мешало бы». И что делать в этой ситуации они не знают.

«Когда дамбы не было, вода проходила и у меня дома воды не было. Теперь дамбы построили, ко мне в дом вода пришла. Как это понимать? А теперь комиссию сегодня обещали, не пришла, а мы помыть даже не можем. Пока комиссия не придет, нам нельзя убирать. Потому что они потом скажут — не было воды у вас. Зря просто деньги просите у государства. Сейчас помою, скажут, что стены специально ковыряла, чтобы деньги получить. И сидим в грязи», - объясняет Бибатима Айпкалиева. 

В эвакуационные пункты люди уезжать не хотят, детей отправили к родственникам, а сами спят в машинах — охраняют скот и имущество.

«Мы почему не идем в эвакопункты, вода ушла вчера вечером, мы здесь сидели караулили, чтобы хоть что-то спасти. А до этого пункта еще не дошли. Здесь сидишь, думаешь, мебель побыстрее вытащить, просушить, все же грязное, надо что-то делать. А что мы в пункте будем делать?», - говорит Любовь Юркина.

«Мы остались один на один со своей бедой. Хорошо, все дружные, бегали всей улицей всю ночь друг другу помогали. А если бы никого не знали, утонули бы к чертовой матери», - вздыхает она.

Практически у каждого жителя Заречного то и дело возникает вопрос о дамбе и регулярности паводков. Практически каждый из них высказывает мысль о переселении. Чем каждый год выделять из бюджета деньги на ремонт, проще один раз всех переселить из этого поселка, и отвести от города воду в эту часть.

Лучше построить, чем каждый год спасать

В акимате над этим вопросом уже думают. По крайней мере, в этом заверяет заместитель акима Атбасарского района Корлан Тажденова.

«Сегодня у нас было заседание штаба и аким района озвучил идею том, что те дома, которые находятся в прибрежье, безусловно, будет стоять вопрос о том, чтобы их снести, и дать возможность людям жить спокойно на неподтопляемом районе нашего города», - рассказала она.

Причем, заверила замакима, речь идет обо всех домах, находящихся в прибрежной, так называемой, «темно-красной» зоне.

«Из опыта 2014 и 2017 годов, мы сами для себя сделали вывод, что для того, чтобы лучше построить сейчас, чем каждый год спасать. Безусловно, это будет все на бюджетные средства», - отмечает она.

А вот на вопросы о том, что жителям поселка Заречный не оказывается помощь Тажденова очень сильно удивляется: «Вы что? Я хочу вам сказать —это искаженная информация самими жителями. У нас заместитель акима, курирующий сельское хозяйство, он с первого дня, как только паводок начался и до последнего дня находился там. И сегодня мы обеспечиваем их горячим питанием, хлебом, необходимыми продуктами. Так что — зря. Так что, это уже слишком, конечно», - удивленно говорит она.

В целом, по ее информации, на сегодняшний день в Атбасаре создан штаб по ликвидации ЧС, в состав которого вошли семь человек, организована круглосуточная горячая линия, а также работают пять групп быстрого реагирования, которые оказывают помощь пострадавшим от подтопления. Открыт счет для оказания помощи пострадавшим. В акимате ожидают, что первые средства перечислят уже сегодня. Более того, местные предприятия и акимы соседних районов привозят еду, воду и продукты питания. Со вчерашнего дня в местном дворце культуры начал работать информационный отдел, который предоставляет гражданам юридическую помощь.

«Мы занимаемся приемом документов от пострадавших от подтопления. В перечень входит удостоверение личности, акт на землю, адресная справка и договор купли-продажи. В первый день мы собрали 237 заявлений и люди еще идут. Таким образом, мы уже примерно знаем, в каком состоянии дом. Мы уже знаем, сколько у нас аварийных домов, сколько требуют капитального ремонта — потому что уже из опыта 2014 года эти люди знают, какой дом каким могут признать. Это нам помогло узнать количество аварийных и требующих капительного ремонта домов. На сегодняшний день порядка 23 домов признаны аварийными будут», - пояснила Тажденова.

Она заверила, что работа будет продолжаться. И даже те граждане, которые придут в этот штаб с документами, к ним домой все равно придет оценочная комиссия и каждый получит свою компенсацию. К слову, по ее информации, оценочная комиссия начинает работу только с сегодняшнего дня.

Эвакуационный пункт. Место, куда не идут люди

На территории города находится несколько эвакуационных пунктов. Как заверял Vласть накануне аким района Андрей Никишов, они могут вместить около тысячи человек. Вот только людей там нет. Одни не хотят ночевать в спортзалах, другие опасаются мародерства и охраняют дома. Но факт остается фактом — людей здесь практически нет. 

Сергей Гончаров — единственный, кто сегодня живет в эвакопункте. Его соседи на протяжении последних дней — спасатели, которые также ночуют здесь. В зале около 20 спальных мест.

«Я еще дома не был. Завтра только пойду. Мы еле вышли, вода так быстро прибывала. Воды было около метра — это больше, чем в 2014 году. Третью ночь я тут», - рассказывает житель Атбасара.

При этом он заверяет, кормят здесь, как дома. Например, вчера был борщ, картошка с мясом, чай с вареньем, печеньем и бубликами.

«Изначально нас здесь было восемь человек. Люди, как узнавали, что вода ушла из домов, потихоньку начали расходиться», - рассказывает он.

Пока мужчине идти некуда, поэтому он коротает время за листом бумаги и ручкой. Говорит, папа был художником, поэтому кое-чему научился, иногда пишет стихи. Но уже завтра Сергей вновь забудет об этом — другие проблемы.

«Если высохло, буду убираться, там оставаться. Не знаю пока», - говорит он.

А вот кто в эвакуационных пунктах только ночует — это спасатели. Они прибыли в Атбасар со всей области. Начальник управления гражданской обороны департамента по ЧС Акмолинской области Асхат Акельжанов признается, что такого паводка не ожидали. Думали, приедут на неделю, пропустят воду, и вернутся домой, к семьям. В итоге, он уже здесь 23-й день. И сколько пробудет еще — неизвестно.

«Думали, максимум, может на 4 метра вода поднимется, а получилось... на семь. Из-за большого уровня воды тело дамбы-насыпи у нас не выдержало. Если честно, я уже боюсь что-то говорить. Я думал, что мы уедем через неделю, пропустим воду, а тут — раз, и такой «подарок» к нам пришел. Но я думаю, еще неделю, максимум, потихоньку она должна сойти. Пока такой прогноз, в течение недели, потом еще ликвидация последствий ЧС, надо будет производить откачку, пожилым людям помочь. Это уже будет в штатном режиме проходить», - говорит Акельжанов.

По его словам, всего по городу Атбасар подтоплено 269 домов, вода отошла лишь с 71 дома. С начала паводкового периода эвакуировано 1379 человек, вернулось в дома - 73. Но цифры неточные, ситуация меняется каждый час. Телефон спасателя разрывается: то местные журналисты звонят узнать обстановку, то руководство требует отчет, то, что называется, приходят «вести с полей» - сотрудники докладывают обстановку.

В Атбасаре спасатели работают в круглосуточном режиме. Сегодня здесь остается более 60 человек. На сегодняшний день уровень воды в районе автомобильного моста составляет 4,5 метра при критическом 3,45. Это на данный момент. А 17 апреля был 6,10. На железнодорожном мосту было 7,40 , сейчас 6,3, критический — 6,4.

Акельжанов говорит, что самые большие проблемы доставляют люди, которые, несмотря на постоянные предупреждения в последний момент отказываются уходить из дома. В результате, спасатели просто разрываются, чтобы спасти граждан.

«Некоторые лица отказывались от эвакуации. Мы лично с начальником департамента вместе выезжали, приглашали сотрудников полиции, а люди говорили: «Это мой дом я не хочу его покидать». После, когда приходила вода, когда уровень поднимался на метр-полтора, они начинали звонить. У нас телефоны разрывались, дежурные не успевали отвечать. Все заявки, которые поступили, мы их отработали. С одного дома по 2-3 человека эвакуировали. В этот период было спасено более 250 человек», - приводит он цифры.

Мало кто знает, но на место таких трагедий выезжают и сотрудники «Центра медицины катастроф». Ни одно ЧС не обходится без их присутствия. В Атбасаре все эти дни работали два психолога. Одна из них — Меруерт Джусупова. На протяжении трех дней девушки ходили по домам и оказывали людям поддержку. За это время поговорили с 65 горожанами.

«Не все, конечно, хотят раскрываться, все очень обиженные, злые. Не со всеми получается поговорить, очень много агрессии с их стороны. Особенно когда речь заходит об акимате — всё, они как с цепи срываются. Недоброжелательно относятся. И даже когда говоришь, что я психолог, нужна ли помощь, многие говорят: «Нам сейчас не до вас». Ищем лазейки поговорить с ними», - рассказывает Джусупова.

Основные «клиенты», таких служб — пенсионеры, которые хотят выговориться. Люди помоложе думают, что их потом назовут психами и вызовут соответствующие бригады.

«Сильно нас здесь не воспринимают, как хотелось бы. На Западе психолог для людей — это идол. А здесь это надо притереться. Сразу не говоришь, что ты психолог, потому что люди «шугаются»: «Я же не псих». Скажете кому-нибудь, нас заберут. Поэтому мы чаще всего просто переходим постепенно на разговор, спрашиваем, данные берем. Мы можем с людьми, если они соглашаются, специальные дыхательные упражнения с ними поделать, массаж по рукам, есть точки, которые успокаивают нервную систему. Опять же, очень мало, кто соглашается на это. Потому что горе у человека, ему сейчас психолог и не нужен. Говорит, а, сам справлюсь», - рассказывает девушка.

По ее словам, на трагедию люди реагируют по-разному, у одних шок, у других — паника, многие не могут собраться с мыслями. Поэтому психолог должен не только поговорить, но и посоветовать, что делать и куда обратиться. И дело даже не в медицинской помощи.

«Говоришь им: идите в акимат, соберите документы, требуйте. Они: «Аааа...». Наверно это шок у них».

Живут психологи наравне со всеми, в эвакуационных пунктах. Здесь же проводят специальные тренинги для спасателей. «Они же тоже получают негативное воздействие», - говорит она.

Но сегодня работа психологов уже закончилась. Люди немного отошли от шока и уже думают, как жить дальше. Как заново обустраивать свой быт, и начинать строить жизнь заново. До очередного паводка.