Город-семья

Тамара Вааль, Шахтинск, Vласть

Фото Бориса Копылова

Пошли четвертые сутки с того момента, как горняки шахт, принадлежащих компании «АрселорМиттал Темиртау», объявили забастовку. По данным акимата Карагандинской области, под землей находится более 600 человек. В эти дни в Шахтинске простые жители и бизнес помогают бастующим шахтерам. Корреспондент Vласти – о жизни в городе в дни забастовки.

  • Просмотров: 17921
  • Опубликовано:

Журналистов в Шахтинске встретить достаточно сложно. Закрыта для прессы и территория всех шахт – охранники разворачивают на подходе. Основной штаб для переговоров находится на шахте «Тентекская» - сюда проход также закрыт.

Глава региона Ерлан Кошанов в Шахтинск дважды за три дня забастовки приезжает поздно вечером. Как сообщал акимат области, в ночь со вторника на среду он спускался в шахты, а накануне вечером, в районе 20:00 вместе с вице-президентом компании ArcelorMIttal и членом управляющего комитета группы Парамжитом Калоном и представителями профсоюзов они провели совещание. Разговаривать с шахтерами руководство не стало, это взял на себя председатель профсоюза угольщиков «Коргау» Марат Миргаязов. На эти встречи журналистов также не пускают. Единственная возможность узнать о происходящем – просить шахтеров, которые присутствуют в актовом зале, записать аудио или видео, что, собственно, они в итоге и делают.

Чтобы пообщаться с прессой, шахтеры выходят за территорию шахт – им скрывать нечего. Они просто говорят – устали молчать, терпеть и жить в бедности. Те, кто наверху – их порядка тысячи человек. Они каждый день приходят на работу, но просто сидят в актовом зале, поддерживают тех, кто сидит внизу. На «работу» вышли даже те, кто находится в отпуске и на больничном.

«Это же не за один день выросло. Это идет как снежный ком. Мы не согласны на 30% (повышения зарплаты). Сто процентов увеличение заработной платы. На шахте работает 1400 человек в среднем, и думают, что все они получают по 280-300 тысяч. А реально такую зарплату получает 280 человек, а все остальные вспомогательные – 120-130, а женщины - и того меньше», - говорит шахтер шахты «Саранской» Бейбут.

Мы не надеялись на такую поддержку.

«Жены, сестры, матери, они приносят горячую еду, одежду, с других шахт привозят, даже с Жезказгана», - говорят собравшиеся шахтеры.

На шахте «Ленинская» у горняков настроения похожие: «На сегодняшний день никаких сдвигов в переговорном процессе по повышению заработной платы нет. Мы как пришли в первый день за стол переговоров и все эти дни топчемся на месте. Наши ребята, наши кровные братья, находятся в шахте, там очень холодно. И наша компания заводит эти переговоры в тупик», - рассказывает проходчик Олег Левченко.

«Тяжело, но ребята держатся. Сейчас власть должна решить, как и что будет. Мы и ребята будем продолжать сидеть. Мы здесь будем до последнего, пока ребята в шахте», - заверяет проходчик четвертого разряда Сергей Гарсер.

Пока шахтеры бастуют, в городе развернулась масштабная кампания по оказанию помощи горнякам. Волонтеры Юля, Виктория и Елена практически не спят уже несколько дней – в их маленький подвал помощь для шахтеров несут постоянно. Продукты, лекарства, одежду и одеяла – все, за исключением табака и спиртосодержащих продуктов, они передают на шахты. Эти девушки практически единственные, кого пускают на территорию.

«Было сложно не узнать о забастовке. Тем более, у нас мужья шахтеры, но они на поверхности. Люди отзываются, приносят колбасу, сало, хлеб, яйца, соленья, варенье, чтобы можно было спустить в шахту, горячее питание. Например, шахту «Шахтинскую» только вчера включили в горячее питание, а до этого только сухпаек. Профкомы стали выделять средства, и жены в местных столовых начали готовить», - рассказывают девушки.

Помогают все, говорят волонтеры, руководство местного супермаркета прислало партию продуктов питания, одна из местных аптек постоянно отправляет лекарства, местные рестораны также готовят еду. Как говорят жители Шахтинска, здесь в каждой семье есть шахтер, поэтому нельзя оставаться в стороне, нужно помогать и держаться вместе.

«Мы начали со вчерашнего дня отправлять еду на шахту «Казахстанская». Вчера 70 литров борща отправили, напекли 200 булочек, 30 лепешек, 70 литров домашней лапши наварили. Сейчас сидим, ждем сигнала, что на ужин готовить», - рассказывает повар ресторана «Вертикаль» Ольга, у которой муж тоже работает на шахте «Казахстанская».

Еду собирают в каждом доме. Ксения Семенова складывает очередную «передачу» в пакет и рассказывает: муж Дмитрий, уходя в понедельник на работу предупредил – домой он не вернется – со смены не выйдет по известным уже причинам. Скромный ремонт, сделанный много лет назад в трехкомнатной квартире, которая принадлежит маме, на руках двое маленьких детей - год и шесть лет. Ей 26, ему – 27. Зарплаты в 170 тысяч катастрофически не хватает. Ксения соглашается – решение мужа было правильным.

«Он уходил, он серьезно со мной попрощался – меня не ждать. Я буду до конца. Позвонил только через полтора суток. Он предупреждал заранее, что они останутся в шахте. Потому что они сколько просили у начальства, начальство не реагирует на них. Им все равно. Было даже такое, он в ноябре работал без выходных и по две смены. Уходил в полшестого утра, приходил в десять вечера. Ему сказали, что людей не хватает, а план надо выполнять. А на зарплате это сказывалось, только если выполнен план. Причем, об оплате за переработку речи не велось. И зарплата у него 170-180 (тысяч)», - рассказывает Ксения.

Женщина уверена: пока руководство компании не примет решения в два раза поднять заработную плату шахтерам, люди не выйдут на поверхность земли, а иначе «не стоило и начинать».

«Они не уволят 500 человек. Кого они возьмут на эти места? И так недобор. Они их сейчас пугают, чтобы хоть как-то на них повлиять. А мужчины до такой степени уже устали, что им уже все равно. Они выдвинули свои требования и все. И на уступки они не пойдут. И здесь надо либо идти до конца, либо не надо было этого делать вообще и сидеть молчать дальше. Но молчать сил уже нет», - уверена Семенова.