106603
23 июля 2018
Алексей Ли, фотографии Жанары Каримовой

Переломит ли гибель Дениса Тена ход истории Казахстана?

Почему мы в собственной стране должны чувствовать себя стадом на убой или уезжать из неё

Переломит ли гибель Дениса Тена ход истории Казахстана?

Ужасно писать колонку на теме чьей-то гибели, но меня до сих пор трясёт. В тот трагический день утром мы пригласили Дениса на мероприятие, которое должно было состояться в среду. Дениса не стало. Мероприятие мы, конечно же, отменили.

…10 лет назад на меня сзади напали двое таких же отморозков и запинывали ногами, чтобы поживиться сотовым телефоном. Залитый кровью, с сотрясением, с рассечённой переносицей и невидящим глазом, я отряхнулся и кое-как дошел 100 метров до дома, шокировав маму. В больнице ко мне, зелёному и неуверенному в себе, зашел полицейский и надавил не писать заявление, «так как всё равно скорее всего не найдем, а статистика испортится».

Год назад у коллеги скрутили фары с авто, она написала заявление. Почти сразу преступника-рецидивиста поймали, но славная полиция выдала матери преступника номер телефона нашей коллеги (!), и та названивала, убеждая отозвать заявление. Коллега бы не дрогнула, но переживая за двоих детей, побоялась мести. Какая программа защиты свидетелей, о чём вы.

С месяц назад у знакомой около нашего офиса на улице Назарбаева разбили стекло в машине и украли сумку. Результат? Ну вы догадываетесь. И список можно продолжать бесконечно. И да, каждый автомобилист знает про проблему кражи зеркал.

Недавно передо мной встал очень сложный выбор: остаться в Казахстане или уехать. Поскольку я передал в надежные руки управление компанией, которую строил последние 5 лет, меня перестали связывать какие-либо обязательства.

Остаться и дальше вкладывать силы, средства и драгоценные годы в казахстанскую экономику, или уехать и что-то развивать в другой стране?

Не секрет, что для людей с определённым track record в сферах технологий, бизнеса, искусства, культуры есть «зелёные коридоры» на гражданство во многих странах, включая и США. Тем не менее, я пару недель назад принял осознанное решение в пользу Казахстана, о чём отдельно писал в Facebook.

И также не секрет, что выпускники Болашака и выпускники Nazarbayev University неиссякающим потоком уезжают за рубеж, как только представляется возможность. Часть таких выпускников работает в наших компаниях, но они оглядываются на нас как на более старших товарищей и в чем-то ролевых моделей. Мы все — звенья возможной цепной реакции. Айдан Карибжанов написал очень хороший пост на эту тему — «сделано всё, чтобы средний класс уехал из страны». Если усилится отток среднего класса, то всё, это будет смертельное пике для страны. Начнут утекать мозги, а с ними знания, культура, энергия и надежда.

Толку государству вкладываться в образование, пока не обеспечена безопасность?

Как и «Рухани жангыру», бездумная цифровизация всего порой вызывает смех. Давайте уж начнём с цифровизации безопасности тогда. Сделаем прозрачный и быстрый процесс онлайн-подачи заявлений в полицию, публичное отслеживание статуса уголовных дел и досрочных освобождений, молниеносную реакцию на звонки в полицию, скорую, и т.д.

Далее. Честь и гордость. Эти слова должны характеризовать нашу полицию. Должны. Как в компаниях важнейший фактор — это корпоративная культура, так и в органах власти работает абсолютно это же правило. Если отравлена атмосфера, то из организации в первую очередь уйдут лучшие. За ними пойдут отличные специалисты. Потом неплохие. Останутся иждивенцы и те, кому некуда больше идти. И в этом случае надо перезапускать систему.

Итак, что делать? Как и в корпоративном мире, формулировка «мы» не работает при постановке задач, когда все прячутся за спинами друг друга. В моменты экзистенциальных угроз именно сильная личность может и должна вытягивать всё на своей воле — и в компании, и в государстве. Каждый должен нести личную ответственность и персонально переживать за свой публичный позор или за лучи славы. Как кто-то сказал, «мы» — это плохое слово, работает только персональная ответственность конкретного человека.

Чтобы сработало: если бы кто-то персонально взял на себя обещания. Без размытых фраз «мы постараемся», «организуем специальный комитет», и т.д., а в формате «я беру на себя ответственность в такой-то срок сделать следующее:

1. запретить мнимое примирение сторон в уголовных преступлениях;

2. ввести живые программы защиты свидетелей;

3. улучшить реальную раскрываемость преступлений за счёт видеокамер и пр. не на проценты, а в разы;

4. искоренить возможность отговаривания полицейскими потерпевших от подачи заявлений;

5. выкорчевать рынки краденых запчастей;

6. искоренить взяточничество в органах;

7. искоренить подрезания на дорогах как один из триггеров в теории разбитых окон;

8. жёстко карать автовладельцев за непредоставление дороги скорой помощи;

9. добиться поднимаемости трубки при дозвоне в полицию и скорую помощь за 5 секунд.

Власть получила пощёчину, и все в ожидании, есть ли порох в пороховницах. Люди ждут от властей публичного плана, волевых действий прямо сейчас. И от этого зависит, останется ли надежда или усилится отток из страны.

Я, как гражданин, хочу дать Казахстану последний шанс, прежде чем махну рукой, но только с таким отношением:

• если работающие в государстве начнут брать на себя персональную ответственность за конкретные планы по системному улучшению безопасности, и эти планы начнут исполняться.

• если каждый из нас займёт активную гражданскую позицию и не будет давать слабину. Это касается неприятия взяток, принципиальности при заявлениях в полицию, и вообще всех ситуаций, когда дрожат руки, но делаешь не то, что легче, а то, что чувствуешь правильным.

• если все зрелые люди, причисляющие себя к интеллектуально активной части населения, начнут вести активный диалог на всех публичных площадках, с целью добиваться конкретного плана по улучшению безопасности.

Недавно организаторы всемирно известной культурной конференции SXSW пригласили меня представить Алматы на конференции в Стокгольме в начале сентября, в качестве одного из привлекательных городов мира для стартапов и для предпринимателей. Я был очень горд и воодушевлён, ведь это такая честь — представлять мой родной любимый город среди 20 других. Сейчас — пустота. Не умею фальшиво рассказывать. Хочу посмотреть, начнут ли за эти полтора месяца происходить конкретные действия со стороны властей, без растягивания на годы и «дорожные карты».

Я же со своей стороны продолжу придерживаться принципиальности во всех контактах с властью, продолжу в меру своих сил развивать в Казахстане знакомую мне область IT, и завтра же выдвину предложения по цифровизации безопасности премьер-министру через Совет по конкурентоспособности РК при премьер-Министре, членом которого являюсь. Если сдвигов не случится, буду выходить из данного совета.

Очевидно, что сейчас недовольство ситуацией назрело во всех, вне зависимости от их статуса, сферы деятельности или чего-либо другого. Приведу выдержки из постов двух других членов вышеупомянутого совета, очень уважаемых людей из бизнес-сферы:

Айдын Рахимбаев: «Грустно и больно наблюдать как уезжают молодые и прогрессивные…»

Ерлан Оспанов: «В этих автомобильных зеркалах я вижу смердящее отражение нашей глубоко засевшей коррупции…»

Все мы ходим по минному полю — тут можно жить ровно до тех пор, пока мы здоровы и не сталкиваемся с полицией или скорой помощью, а там остаётся только молиться. Искренне не понимаю, почему мы в собственной стране должны чувствовать себя стадом на убой или уезжать из неё. И я закончу эту публикацию цитатой из поста Тулегена Байтукенова: «Произошла большая трагедия. Но, возможно, смерть Дениса Тена была не напрасной. Я хочу, чтобы мы сделали все, чтобы она была не напрасной».

Рекомендовано для вас