9510
21 декабря 2018
Юлия Миленькая

Казахские комиксы: от физики Перельмана до Поднебесной

Как наши комиксы добираются до Китая

Казахские комиксы: от физики Перельмана до Поднебесной

Спрос на кинокомиксы растет по всему миру. Любителей такого сплава литературы и изобразительного искусства, как показал прошедший в Алматы День комикса, у нас предостаточно. Но есть и профессиональные создатели историй в картинках. Как показывает практика, их работы сегодня востребованы не столько на родине, сколько на зарубежных рынках.

На Дне комикса мне довелось поговорить с двумя создателями комиксов: Тимуром Давлетгиреевым, графическим дизайнером, создателем игр, иллюстратором книг, и Оразханом Жакупом, сценаристом, основателем комикс-издательства Khan Comics. Их совместное творчество нередко выливается в интересные проекты, как, например, «Физика в комиксах», подготовленная по заказу научно-образовательного фонда им. Есенова. Это серия комиксов c использованием материалов легендарной книги «Занимательная физика» физика и математика Якова Перельмана. В центре сюжета – приключения компании четырех казахстанских школьников, попадающих в необычные ситуации и проходящих вместе самые разные испытания. Комикс на казахском и русском языках в доступной форме объясняет детям элементарные законы физики, пробуждает их интерес к точным наукам.

Это далеко не первый и не единственный проект Тимура и Оразхана. В беседе они рассказали, как впервые в жизни познакомились с комиксами и впоследствии сделали их своим хобби, переросшим в интересную работу. Более того, их сотворчество дает право верить в то, что комиксы, созданные на казахскую национальную тематику, заинтересуют не только самих казахстанцев, но и представителей зарубежья. Сейчас в их копилке проектов уже есть успешные примеры выхода на Китай.

– Тимур, Оразхан, расскажите, как вы так «заболели» комиксами. С чего началось ваше знакомство с ними?

Тимур: На наш рынок все начало заходить рывками. В нулевых годах, когда я учился в школе, в Казахстан зашло издательство «Комикс ЛТД», которое перепечатывало комиксы американской компании «Marvel Comics» и издавало их на русском языке. В то время я из родного Петропавловска приезжал в Алматы на соревнования. Вернувшись в свой родной город, обнаружил комикс про Человека-Паука. Около полугода он был моим единственным источником комиксной культуры. Мы не могли купить себе комиксы, потому что их просто не продавали. Я сохранял обложки из интернета, сидел и любовался ими. Представлял, что за этой обложкой разворачиваются интересные приключения. В придумывании помогало и краткое содержание комикса, напечатанного на обложках. С развитием высокоскоростного интернета на нас хлынул весь этот большой информационный поток. Начались и японские комиксы Манга, и тот же Марвел. В 2008 году вышел фильм «Железный человек». Мы начали открывать для себя мир комиксов. В Голливуде стали популяризировать тему комиксов, она начала проникать и к нам на рынок. Всё это меня очень интересовало. В 2011 году до меня дошла информация, что в Алматы проводится выставка комиксов, инициатором которой как раз и выступил Оразхан. Мы с ним списались, и уже через полгода я забросил все свои петропавловские работы и приехал сюда рисовать комиксы. Сегодня сотрудничаю с издательством Оразхана. По специальности я – графический дизайнер. Это профессия, которая с появлением интернета, стала никому не нужной. Себя могу назвать скорее иллюстратором. Иллюстраторская база у меня больше, нежели комиксная. Но комиксы считаю более интересными, потому что они позволяют все придумывать самому. Работа же над иллюстрациями это, в больше степени, отображение чьих-то мыслей. Когда мы работаем вместе с Оразханом, то он, как правило, пишет сценарий, я его дополняю, где-то даже критикую, исправляю. У нас полная демократия в работе.

Оразхан: Моя история началась немного раньше. Это самое начало 90-х. На тот момент мне было 9-10 лет. Тогда в Казахстане вещал единственный канал «КТК». По нему показывали знаменитый мультфильм «Черепашки-ниндзя», который произвел на меня и, наверное, на многих ребят неизгладимое впечатление. Мы, я и мой сосед Рашид Юсупов, начали самостоятельно рисовать истории про этих персонажей. Видеозаписей тогда не было. То, что мы успевали ухватить глазом, старались переложить на бумагу. Мы начали сами импровизировать и придумывать свои истории про этих черепашек. В то же время показали мультфильм «Трансформеры». Они перевернули всё детское, что во мне было. До этого вся страна смотрела диснеевские мультики по выходным – «Чип и Дейл спешат на помощь», «Утиные истории». Но когда мы увидели этих черепашек, само слово «ниндзя» будоражило нас. А тут следом зашли эти трансформеры – гигантские работы, которые превращались в танки, самолеты, да еще и воевали между собой. Что еще нужно для десятилетнего пацана? С соседом мы начали рисовать комиксы наперегонки.

Когда я был ребенком, то вставал в шесть утра, шел на кухню, включал свет и в 12-страничных тетрадках рисовал свои истории.

Общие тетради были дорогие и мне их не покупали. Тонкие тетради я склеивал канцелярским клеем. В 9 или в 10 утра встречался с Рашидом, чтобы показать, что я нарисовал больше, чем он. Но иногда получалось, что он приносил больше рисунков, потому что вставал еще раньше меня… Сколько себя помню, все время рисую. Вначале кому-то подражал, став немного старше, начал рисовать комиксы про себя, про своих друзей, а еще позже перевел это дело в хобби, которое стало приносить доход. В 2003 году мы издавали газету «Комиксы» в Алматы. Вышло несколько номеров. Это был самиздат, и, что интересно, он даже окупился. Мы с двумя товарищами скинулись деньгами, напечатали первый тираж, продали его, напечатали второй. Потом был перерыв в несколько лет. Я поехал в Китай и застрял там на четыре года. Когда вернулся, собрал старую команду, встретил свою будущую супругу, которая помогла мои разрозненные знания систематизировать. Мы сделали несколько мероприятий, в том числе две выставки комиксов. Первая в 2011 году явила собой начало работы нашего издания. На одно из мероприятий приехал Тимур. Мы подружились, начали общаться. Сегодня Тимур рисует обложки, с успехом выполняет работы на заказ.

– В книжных магазинах я как-то не сталкивалась с казахстанскими комиксами. Почему? Комиксы в нашей стране не рассчитаны на массового потребителя?

Оразхан: В Казахстане сложилась такая ситуация, что физических магазинов, где могли бы продаваться комиксы, не так много, как хотелось бы. В большей степени все компенсируется онлайн площадками. Мы представлены везде, где можно быть представленными. Рынок комиксов есть, но сама монетизация и заработок идет не с комиксов, а с сопутствующих им заказов. Для себя мы делаем комиксы «Еркетай», «Жетысу», «Орда» – это наши авторские фэнтези-приключения. У меня есть маленький сын. Поэтому сегодня я пишу истории, которые, на мой взгляд, смогли бы заинтересовать его, когда он научится читать. Для людей постарше создаем боевики – вариации на тему постапокалипсиса, киберпанка. Это истории о том, что я бы хотел видеть, смотря какой-то фантастический боевик.

– Сегодня комиксы для вас – основной вид деятельности, заработка?

Оразахан: Последние восемь лет я занимаюсь ими профессионально – 24/7. Хотя комиксы – это вершина айсберга. На данном этапе наше издательство каждый комикс стало рассматривать как кусочек какой-то франшизы. Какое-то время назад мы продали права в Китай на одну из наших франшиз. Китайцы очень медленные, но при этом очень основательные. Как придет время, надеемся, будут новости оттуда.

– Оразхан, представителям Китая в комиксах интересен непосредственно наш национальный контент?

Оразахан: Существует много международных программ в Китае, в том числе такие как «Дружба народов», «Шелковый путь», «One way – one road». Они будут задействовать наш продукт в этих программах, найдут применение казахской национальной тематики на их локальном рынке. Все началось так: приехали ребята из Китая для исследования казахстанской культуры. Основной целью их визита был отбор интересных проектов для их представления на шанхайской выставке искусств. Комикс «Еркетай» стал одним из трех проектов, который показали в Шанхае. Он там всем понравился.

– А каков сюжет у этих комиксов?

Оразхан: «Еркетай» – комикс про приключения мальчика и его друзей. Через некоторое время представители китайского издательства приехали снова в нашу страну, и мы подписали с ними контракт, в котором указано, что они будут представлять наши интересы. Они взяли права на франшизу. Китай заинтересован не в самих комиксах, а в их экранизации. Остается надеяться, что все произойдет так, как они планируют. По контракту им нужен только китайский рынок. Там гигантская потребительская сила.

– Вы увлекаетесь комиксами с детства, и мне до настоящего момента казалось, что комиксы остались где-то в 2000-х…

Оразхан: Здесь надо окунуться в историю. То, что индустрия комиксов осталась в 2000-х, отчасти правда. Это так называемая вторая волна. Первая волна затронула конец 80-х, когда еще на советский рынок зашли комиксы «Путь Эльфа», «Черепашки- ниндзя», «Бамси», «Индиана Джонс» и другие. Пошумела та волна и сошла. Лет десять была тишина. А потом опять интерес к комиксам начал пробуждаться. Тогда-то мы и узнали о «Человеке-пауке», «Людях Икс». Но и это пошумело и прошло. Третья волна началась примерно в 2010-м.

– И, по-моему, с тех пор идут ремейки на то, что когда-то было…

Оразхан: Это и ремейки, и отклики на то, что происходит в Голливуде. В силу того, что Голливуд испытывает недостаток сценариев, они нащупали ту жилку, которая приносит доход. Сейчас каждый месяц выходит куча фильмов, основанная на комиксах. Голливуд подогревает интерес к ним. Соответственно, сейчас даже взрослые люди, которые раньше лет пять назад даже не посмотрели бы в сторону комиксов, видят в них не только какое-то чтиво, но и возможность для вложений, заработка.

– Кто основной потребитель комиксов в Казахстане?

Оразхан: Определенного портрета нет. Не смогу корректно ответить на этот вопрос, потому что я не занимаюсь продажами, а занимаюсь именно созданием.

Тимур: Можно только предположить, что это аудитория в возрасте до 25. К комиксу нужно привыкнуть как к жанру. Смартфоном я начал пользоваться лет в 20 и иногда я даже сейчас не могу сориентироваться с ним. Чем раньше начинается восприятие комиксов, тем лучше. Сейчас дети, скорее всего, будут читать всё, что выходит. Более взрослая аудитория, скорее всего, привязана к ностальгическим мотивам в комиксах. Нам интересны фантазийные сюжеты на местную тематику. При этом создавая эти комиксы, мы не столько на местный рынок ориентируемся, сколько хотим ориентироваться на внешнего потребителя. Потому что зарубежные компании до наших мест доберутся очень не скоро. Они протягивают руку на Восток и почему-то через Казахстан сразу попадают в Китай. Средняя Азия не попадает в их поле зрения, хотя культура ее очень самобытная. Если сейчас начать про нее рассказывать, у нас есть огромные бонусы – мы можем выбрать то, что нам нравится. Есть тюркская культура, есть время возникновения казахского ханства, есть кочевая культура – широкое поле для создания интересного, неповторимого.

– У нас часто прибегают к национальной теме для создания отечественного продукта. Можем ли мы с успехом создавать что-то свое, используя глобальный язык и контент?

Тимур: Это тоже необходимо. Ведь самые крутые истории, которые продаются во всем мире, не имеют никакой национальной привязки. Например, археолог Индиана Джонс. Совершенно неважно, из какой страны он приехал. Или же «Звездные воины». Но сейчас с идеями ситуация плоха. Мы можем придумать все, что угодно: новую галактику, необыкновенных существ, но если есть возможность взять источник идей, сюжетов в своей стране, при этом этот источник будет иметь практическое обоснование, грех этим не воспользоваться.

– Тимур, слышала о вас еще как и о художнике-мультипликаторе…

Тимур: Слухи о мультипликации сильно преувеличены. Но я успел поработать в нескольких анимационных студиях.

– И каков опыт?

Тимур: Рынок есть, нет мощностей. Для создания мультфильмов мирового уровня используется высококлассная техника, задействуется солидный штат работников. Нам не угнаться за ними, хотя мы постоянно пытаемся это сделать. Никого сегодня не удивишь современными технологиями, которые используются в мультипликации. Но перспектива развития всегда есть. Нам нужно подтягивать специалистов для того, чтобы они смогли разработать какой-то самобытный стиль. Комикс – это готовый сеттинг для мультфильма. Траты для создания мультфильмов были бы меньше, если можно было бы брать готовые комиксы. Так, например, делается в той же Японии. Комикс – готовый набор ресурсов. Но пока у нас не получается интегрировать эти два процесса, потому как специализация узкая...

Оразхан: Узкая специализация и отсутствие кадров. В силу того, что интернет стал доступен, среднему по уровню специалисту можно, не выходя из дома, работать на российский рынок, американский – те страны, где ценник на его услуги будет в два-три-пять раз выше, чем в Казахстане. Такие люди у нас есть. Почему у нас есть хорошие комиксы, а мультфильмов нет? Для создания хорошего комикса, нужны один-два толковых человека, для создания хорошего мультфильма – целая команда высококлассных специалистов и очень много денег, которые в прокате могут и не отбиться. Деньги должны быть частично невозвратными, чтобы люди за это взялись.

Тимур: Эта индустрия пока сама себя не продвигает. Даже в Америке до сих пор выпускаются комиксы, основанные на старых сюжетах, альтернативных вселенных. Индустрия движется сама по себе, вовлекает людей, выбрасывает, вовлекает новых. У нас же пока основная движущая сила – это люди. Не индустрия двигает людей, а люди двигают индустрию.

Рекомендовано для вас