10208
24 февраля 2020
Марьям Зиаи, специально для Vласти

Три книги для самых любознательных

Биологическая, космическая и музыкальная одиссеи

Три книги для самых любознательных

«Восхождение на гору Невероятности» Ричарда Докинза

Автор: ученый, этолог, эволюционный биолог и популяризатор науки

Вкратце: Книга непростая, но интересная. Местами она больше напоминает настоящий учебник, а не научпоп-литературу. Возьму на себя риск допустить, что более интересной ее найдут те, кто неровно дышат к естественным наукам, в особенности – к биологии. Навряд ли она сообщит что-то принципиально новое профессору или академику, но менее опытному натуралисту, начиная со старшего школьного возраста, определенно будет полезна. Человеку же далекому от наук иногда будет непросто следить за ходом мысли автора, который, пускаясь в объяснения, рассуждает о цепочках аминокислот, высчитывает КПД камней в качестве сосудов для питья и объясняет, как устроено преломление лучей у воды и стекла. Думаю, не будет спойлером объяснить, что метафорическая гора Невероятности – это о дарвиновском естественном отборе, который сделал возможным «медленное, кумулятивное, постепенное и неслучайное выживание случайных экземпляров». Самое ценное в книге, пожалуй, этот авторский посыл: случайности – случайны. По крайней мере, в том, что можно объяснить эволюцией.

Цитата: «Представьте себе гиппопотама, уменьшенного до размеров блохи с точным соблюдением всех пропорций. Рост (длина или толщина) настоящего гиппопотама могут быть в тысячу раз больше, чем у “блохопотама”. Следовательно, он в миллиард раз тяжелее. Площадь его поверхности больше всего лишь в миллион раз.

От площади поверхности зависит скорость обмена веществ, а также другие важные свойства. К таковым относится способность подниматься в воздух и летать. Нашего блохопотама мог бы унести легчайший ветерок. Зверек взмыл бы к облакам вместе с восходящим потоком теплого воздуха, а потом, целый и невредимый, плавно опустился бы на землю. Если с такой же высоты упадет настоящий гиппопотам, он костей не соберет, а рухнув вниз с пропорционально увеличенной высоты, прокопает себе могилу. Живой гиппопотам может летать только во сне. Блохопотам при всем желании не смог бы не взлететь. Для того чтобы оторвать от земли обычного гиппопотама, надо привязать к нему такие большие крылья, что... впрочем, проект с самого начала обречен на провал, потому что даже гигантским крыльям не поднять колоссальную мышечную массу, которая должна будет приводить их в движение. Если уж вам придет в голову вывести летающее животное, не стоит начинать с гиппопотама».

Издательство «Corpus», 2020, перевод Ю. Плискиной

«Космическая мифология. От марсианских атлантов до лунного заговора» Антона Первушина

Автор: журналист, автор ряда научно-фантастических и научно-популярных книг

Вкратце: Первое, что нужно знать об этой книге, – это «темное прошлое» автора. Он рассказывает, что семь лет работал внештатным корреспондентом газеты «Попутчик», публикуясь в еженедельном приложении «Аномальные новости». Ему приходилось писать на темы вроде наблюдения «летающих тарелок», контактов с инопланетянами, криптоисторических и криптозоологических гипотез. Никогда не воспринимая тему серьезнее, чем современную мифологию, он в той или иной степени подталкивал читателей к мысли, что фантастические теории, конечно, интересны, но не стоит им слепо доверять. Автор совершенно справедливо считает, что «разоблачать мифы куда увлекательнее и полезнее для саморазвития, чем их создавать». И вся книга (которая, к слову, состоит из трех разделов, описывающих мифы от докосмической эры до лунной гонки США и СССР) – это такой удивительно подробный справочник фактчекера, с максимально логичными и полными доказательствами развенчания мифов. Так, в первую очередь, я могу посоветовать книгу на равных правах как любителям астрономии и истории, так и борцам с конспирологией. Она, как и первая книга, достаточно подробна и требует усидчивости читателя, хоть и написана менее сложно для восприятия далекого от науки человека. И, соответственно, не могу рекомендовать ее закостенелым приверженцам теории плоской Земли: может разрушить мировоззрение.

Цитата: «Примечательно, что на первом же этапе опроса свидетелей офицеры ВВС столкнулись с аферистами, которые хотели подзаработать на «тарелочном буме», предъявляя «обломки» или «следы» космических кораблей пришельцев. Чтобы избавиться от бесконечных проверок мошеннических заявлений, командование ВВС захотело привлечь к опросам Федеральное бюро расследований, но директор ФБР Джон Гувер прослышал об этом, оскорбился и запретил своим агентам сотрудничать с ВВС по вопросу «летающих тарелок». Тем не менее факты наблюдений НЛО поблизости от секретных американских объектов заставили ФБР понервничать, поскольку напрашивалось только одно объяснение: кто-то в мире обладает технологиями, позволяющими осуществлять воздушную разведку над территорией США».

Издательство «Альпина нон-фикшн», 2019

«Музыка и мозг. Как музыка влияет на эмоции, здоровье и интеллект» Аре Бреана и Гейра Ульве Скейе

Авторы: норвежские преподаватели нейробиологии музыки

Вкратце: Всех авторов этой книжной подборки отличает явная симпатия к теории Дарвина. Даже в случае, когда речь идет о влиянии музыки на людей, рассказ начинается с эволюции. Этот научпоп (также в отличие от первой упомянутой книги) написан понятным человеку немузыкальному языком, однако стоит сделать очередной акцент на том, что, в первую очередь, читать ее стоит музыкантам или просто страстным любителям музыки и нейробиологии. Кроме того, она достаточно интересна с точки зрения эмоционального интеллекта. В книге дается множество интересных объяснений, которые неочевидны, несмотря на простоту: например, за рулем ученые советуют слушать музыку с темпом, соответствующим пульсу покоя, поскольку с темпом быстрее водитель, распаляясь, начинает вести себя на дороге более агрессивно. Или, скажем, феномен наличия ритма в языке, который влияет на ритм композиций музыкантов разных стран. С другой стороны, поскольку связь между заболеваниями и музыкальной терапией изучена мало, почти каждая глава третьей части книги, «Музыка как лекарство», сопровождается фразой «…однако требуются более масштабные исследования, чтобы выявить роль музыки в лечении». В остальном, смею предположить, читатель узнает гораздо больше о музыке как явлении, чем знал до прочтения. И, возможно, захочет научиться играть на новом для себя инструменте.

Цитата: «В отличие от изобразительного искусства, языка и большинства других присущих человеку видов самовыражения, у музыки нет внешней формы. Слова и изображения, как правило, являются символами конкретных

явлений и предметов, но мелодия, гармония или ритмика не имеют подобных аналогов или соответствующих им явлений во внешнем мире. Однако для нас музыка обладает коммуникативной ценностью.

Даже первые человекообразные обезьяны, существовавшие почти 20 миллионов лет назад, вероятно, применяли для коммуникации различные звуки. Скорее всего, они пользовались вариациями тона, ритма и высоты тембра — так родилась ранняя «музыкальность», краеугольный камень нашего эмоционального отклика на музыку. Набор звуков, разумеется, был весьма ограничен, однако он значительно изменился в ходе эволюции, когда примерно шесть миллионов лет назад мы отделились от шимпанзе, а еще на несколько миллионов лет раньше — от горилл. И шимпанзе, и гориллы используют звуки для передачи эмоций и обозначения ограниченного набора понятий, в том числе чтобы подать сородичам сигнал об опасности. Но их звуковую коммуникацию нельзя сравнить с нашей устной речью или с тем, что мы называем музыкой. Эмоциональность — предпосылка для развития высокого уровня интеллекта и способности быть частью общества».

Издательство «Альпина Паблишер», 2020

Рекомендовано для вас