9284
30 июля 2020
Оксана Акулова, фото Данияра Мусирова и Тимура Нусимбекова

«Всем хотелось почувствовать себя сопричастными»

Как казахстанцы объединились, чтобы помогать врачам во время пандемии

«Всем хотелось почувствовать себя сопричастными»

С Ажар Джандосовой и Тимуром Нусимбековым мы встречаемся в конце июня. Ажар – учредитель общественного фонда «Таусар фонд», общественный активист, Тимур – журналист, со-основатель Adamdar.ca. В стране, а главное, настроении людей - переходный период: уже понятно, что весенний карантин не стал панацеей, пока не ясно, как долго и глубоко придется затягивать пояса. Но мы говорим не об этом (хотя во всем – интонациях, прогнозах, репликах – чувствуется озабоченность). Я спрашиваю об «AqJurek» - инициативной группе волонтеров, которые объединили людей и стали помогать медикам.

«Люди открыли свои сердца»

- С чего все началось? - спрашиваю Ажар? координатора «AqJurek».

В марте, сразу после начала карантина нашего друга Досыма Кыдырбаева пригласили в городской штат волонтеров. Мы вместе пришли на одно из заседаний, послушали и поняли, что нужно создать собственную независимую общественную инициативу. Было много нерешенных вопросов, но невозможно заниматься всем и сразу - надо выделить что-то одно и двигаться в этом направлении. Кому помогать? Кто сейчас наиболее уязвим? Было очевидно, что это медики.

Тогда уже началось заражение в Центральной городской клинической больнице, мы знали, что врачи инфекционных и провизорных клиник практически живут в стационарах, специалисты, которые каждый день приезжали на работу в Алматы из области, вынужденно оставались в городе – их не пропускали через блок-посты, - продолжает Ажар. - Мы слабо представляли, что нас ждет впереди, и даже не подозревали, какими будут масштабы нашей работы. Нам хотелось сделать что-то хорошее для тех (тогда уже стали так говорить), кто оказался на передовой. Порадовать их. Скрасить будни. Оказать моральную поддержку. Как? Мы думали, что будем покупать для них вкусняшки: торты, пирожные, фрукты, конфеты, напитки. Нам казалось, что все самое необходимое - средства защиты, еда и жилье - у медиков есть. Тем более, что официальная повестка выглядела именно так: деньги на борьбу с коронавирусом были выделены, на тот момент уже создали фонд «Birgemiz». Но когда мы получили первый список больниц, которым нужна была помощь, поняли, что это не так. Врачи просили нас привозить им горячую еду: персонал оставили в больницах, но питание для них предусмотрено не было.

- Как вы находили больницы, которым нужна была помощь?

- На первых порах было непросто. Нас еще не знали. На контакт руководство больниц шло неохотно. Сначала действовали через знакомых, обратились в фонд «Добровольное общество милосердие» Аружан Саин, она нам очень помогла. Нам предоставляли список больниц и мы передавали туда продукты и обеды – сами даже не связывались с главврачами. Дело пошло: с кем-то познакомились мы, кто-то звонил сам. Через пару месяцев у меня было ощущение, будто я знаю всех главврачей и их замов в Алматы. С самого начала акции мы открыли сбор на краудфандинге. Это было удивительно! Столько людей откликнулось, взносов становилось больше и больше, нашу инициативу поддержал фонд «Сорос Казахстан», фонд Евразия, «Шеврон» и другие - большие и небольшие компании. Количество больниц, в которые мы отвозили обеды, увеличивалось – это уже были и инфекционные, и провизорные стационары.

- Обеды готовили кафе, с которыми мы сотрудничали, - говорит Тимур. - В момент карантина не так просто было найти тех, кто потянет такие объемы. На начальном этапе доставляли 30-40 порций в день, в пиковый момент (в апреле-мае) – 300-400, в июне, когда всем казалось, что дело идет к завершению – 80 порций. Готовили то, что было в меню кафе – в этом смысле все на потоке, стандартно и буднично. Еще нам очень помогла Расима Темербаева, вы, наверное, знаете ее проект «Добрые обеды»?

Киваю в ответ.

- Она кормила врачей и фельдшеров «скорой» помощи. Мы и через нее передавали обеды (порой по 300-400 порций). Это было общее дело. Наш проект называется «AqJurek» и было ощущение, будто люди открыли свои сердца и объединились, чтобы сделать что-то хорошее.

«Где государство?»

- С самого начала я представляла себе, что мы – промежуточное звено между огромным количеством людей, которые с готовностью откликнулись на наш призыв, и медиками, - говорит Ажар. - Тогда был общий подъем, воодушевление, всем хотелось почувствовать себя сопричастными, сделать что-то полезное. К концу первого этапа (так Джандосова говорит про конец июня, когда казалось, что все самое страшное позади – V.) мы оказывали помощь 18 больницам. В двадцатых числах июня проблема с питанием была снята, но всё ещё остро стояла другая – обеспечение средствами индивидуальной защиты. Врачи постоянно говорили об их нехватке.

- Они стали говорить о проблемах?

- Возможно, через какое-то время, врачи поняли, что можно быть более открытыми. Мы оказывали реальную помощь и ни на что не претендовали. Но они нам не жаловались. С одной стороны, они привыкли терпеть – а с другой… Наверное, у них есть распоряжение не жаловаться. У нас был такой случай. О помощи попросили медики одной из областных больниц. Их поселили в местной школе, совершенно не приспособленной для жизни. Как там питаться было не совсем понятно. Мы могли передавать им продукты (тогда еще на границах города стояли блок-посты). Пока решали эти вопросы, прошло дня два. Звоню главврачу этой больницы, прошу дать конкретную заявку. А она торопливо: «Нет-нет, нам ничего не нужно». И ты не знаешь, как вести себя в этой ситуации. Правда, это было в самом начале.

- Может быть, сначала они боялись, что начнется хайп. Что мы станем писать: медикам не помогают! Их бросили! – предполагает Тимур. - Но у нас не было такой цели. Мы и в соцсетях не так часто, как могли бы, писали о том, что делаем. Лишний раз не указывали названия больниц – лишь бы не было ненужных разговоров и хейта. Мы помогали медикам – это главное.

- Нас просят: нам срочно нужно 10 тысяч перчаток, - подхватывает Ажар. - В таких объемах мы, конечно, купить их не можем, но и без внимания этот запрос не оставляем: привозим тысячу перчаток. Быстро – в тот же день или на следующий. С управлением здравоохранения так быстро не получится. Больница делает запрос, потом выбирает поставщика, проводит закупки. Да, перчатки им доставят, но через какое-то время, а они нужны сегодня. Вот мы и занимались поиском промежуточных решений.

- Да, много было авральной работы, когда запросы измерялись не то, что в днях – в часах, - соглашается Тимур. - Система не справлялась, были просчеты в планировании, недостаток финансирования – никто ведь не понимал масштабов пандемии.

- А сейчас ситуация тяжелая по СИЗам, лекарствам, ИВЛ. Опять же об этом не говорят открыто, - замечает Ажар.

- Конечно, люди боятся, что их снимут с должности, - Тимур говорит эту фразу за нас всех. - Их страх понятен. Скованность все равно есть.

- Я вот сейчас думаю: а что происходит в районах и в областных центрах? – задает риторический вопрос Джандосова. - Жалко, что наша акция постепенно сходит на нет. В конце июня мы сами себя сказали: все, закрываемся. Еще месяц после завершения весеннего карантина мы продолжали кормить медиков. Под конец и мы устали, и люди помогали не так активно. Все выдохнули в тот момент. Казалось, что теперь все будет хорошо, все позади. Но начался второй этап. В конце июня мы сделали запрос в больницы и были в шоке от количества тех вещей, которых им не хватает. Может быть, для больницы это маленькие цифры.

- Какие это цифры?

- Допустим, те же 10 тысяч перчаток, о которых я говорила. В больнице 400 врачей, они надевают сразу по две пары, и за день их уходит очень много. Для них этого количества хватит на несколько дней. 10 000 одноразовых тарелок и вилок (по правилам инфицированные Covid должны есть только из такой посуды), 500 рулонов туалетной бумаги (одно из проявления болезни – диарея, и туалетной бумаги попросту не хватало). Мы покупали и микроволновые печи, чтобы врачи могли разогревать еду, в гостиницах и санаториях, где они сейчас живут. Утюги для «скорой» помощи. Бригады выезжали к пациентам в противочумных костюмах – каждый день их нужно дезинфицировать. Костюмы не успевали сохнуть, особенно, весной, когда было прохладно.

«Я же не улыбнулась…»

- Что вам писали врачи?

- Благодарили, - коротко отвечает Ажар.

- Мы сами с ними редко контактировали – когда привозили продукцию, оставляли их в безопасной зоне, откуда их и забирали сотрудники больниц. Виделись с ними немного: да, они нас благодарили. Им сложно было выражать эмоции – они ведь в масках, у них дикий стресс. Еще весной нам признавались: «Надеюсь, что в ближайшие недели это закончится, я высплюсь, наконец, увижу свою семью». Поверьте, мы не можем оценить весь груз, который свалился на них. Когда ты видишь их, понимаешь, как это тяжело, и еще больше их уважаешь.

- Я вспомнила, - улыбается Ажар. - Им пироги понравились. Мы как-то решили отойти от традиционного меню и заказали пироги с курицей. Потом медики нам писали и благодарили – это был сюрприз для них. Нам хотелось внести долю тепла.

- Вы тоже это тепло чувствовали?

- Конечно. На самом деле, это было очень трогательно получать такие сообщения. В клиниках нельзя было фотографировать, а нам снимки нужны были для отчетов - люди должны были видеть, на что уходят их деньги. Врачи и медсестры сами присылали нам фотографии, сделанные во время обеда, и мы видели, что они довольны… Благодарны за то внимание и тепло, которое им передавали вместе с едой.

- Помню фельдшера «скорой» помощи, который благодарил именно не за еду, а за психологическую поддержку. Это было очень важно, - говорит Тимур. – Был еще такой случай. Мы привезли конфеты в БСНП, я делал фотографии, чтобы выложить их в соцсети для отчета «AqJurek». Одна из медсестер меня спрашивает: «Зачем вы сейчас фотографируете?». «Вы против?», - уточняю. «Нет, но я же хотела улыбнуться!». Это было забавно – передо мной стояла девушка в маске. Но я не стал возражать. Она поправила волосы, посмотрела в камеру, и улыбнулась – это было видно по уголкам ее глаз. «Как хорошо, что в этом мире еще есть место для таких моментов, - подумал я тогда, - а девушки всегда остаются девушками».

- Сколько человек помогали «AqJurek»?

- Вот справка, я ее для вас распечатала, - Ажар протягивает мне лист бумаги. – Здесь указано все, вплоть до мелочей. 458 человек – они перечислили около 7,5 миллионов тенге. И гранты от спонсоров и благотворительных фондов на сумму более 17 миллионов тенге.

- Ожидали, что так много людей откликнется?

- Наверное, нет. В первые дни деньги скидывали друзья и знакомые - мои подруги собрали около миллиона меньше, чем за сутки.

- Очень помогала Майя Акишева (известный журналист, публицист – V.), если можно, упомяните ее. Когда Майя делала репосты в своем Instagram, мы замечали, что много людей переводили деньги, - припоминает Тимур.

- У нас все прозрачно, мы готовы пригласить независимую аудиторскую комиссию, чтобы специалисты проверили все суммы и их расходование, - добавляет Ажар. - Вдруг у кого-то возникнут вопросы? Хотя напрямую у нас никто об этом не спрашивал. Я еще раз поняла, насколько недооценен труд тех людей, от которых зависят наши жизни. Обычно мы об этом не задумываемся. Раздражаемся, когда нам кажется, что что-то не так. Это должна быть самая уважаемая и хорошо оплачиваемая профессия.

Тимур согласно кивает:

- Важно говорить и про учителей - их роль тоже недооценена. От них зависит будущее каждого из нас – и это не просто патетика. Все наши проблемы не только из-за пандемии. Мы видим, что люди не соблюдают социальную дистанцию, не носят маски, верят в фейки - все это последствия низкого образования. Приоритетная задача – сделать так, чтобы врачи и учителя стали элитой общества, а не аутсайдерами. А медики... В последнее время у меня было две истории, после которых стал еще больше их ценить. В феврале, после кордайских событий, я был в аулах, которые пострадали от погромов. Жертв могло быть больше, если бы не врачи (об этом мне рассказывали местные жители). Потом началась пандемия. И снова на переднем краю люди в белых халатах...

«Реагировали на тебя, как на Деда Мороза»

- Я чувствовала моральное удовлетворение. Давно такого не испытывала, хотя странно это осознавать – я ведь все время занимаюсь общественной деятельностью, - признается Джандосова. - Думала про себя: как же здорово, что во время карантина я могу приносить людям пользу. Мне было так странно встречаться с тем, кто этого не понимал, не ощущал, спрашивал: «Зачем вы это делаете?». Но близкие, конечно, не задавали таких вопросов. Наоборот, я чувствовала себя неловко. Слишком много было восторгов: «Ажар, какая ты молодец!». Как будто у тебя день рождения. Конечно, это приятно. Но если тебе приписывают какие-то заслуги, а ты не чувствуешь, что это стоит всех благодарностей. Знаете, таких слов было много и от людей, которые перечисляли деньги. «Спасибо вам за то, что вы делаете», - писали они в сообщениях. Им было очень важно чувствовать свою сопричастность. И это ничуть не зависело от суммы пожертвований: мы получали переводы и по 500 тысяч тенге, и часто по 100, 200, 300 тенге.

- Да, я тоже помню таких людей, - вспоминает Тимур. - Студентку, которая написала: «У меня маленькая стипендия, но я хочу быть полезной». Девушка, которая в свой день рождения сделала пост в соцсетях: «Если вы хотели сделать мне подарок, перечислите эту сумму на счет «AqJurek». Мы кормили обедами Национальный центр экспертизы, в котором анализируют тесты на коронавирус, и через какое-то время сами сотрудники собрали деньги и перечислили на наш счет. И врачи частных клиник поддерживали коллег. В такие мгновения ты чувствуешь единение. Это было удивительно…

- Вы говорили, что в какой-то момент вы устали. Сейчас открылось второе дыхание? – спрашиваю Ажар и Тимура.

- Оно было еще весной, - улыбаются. - К нашей команде подключились новые люди, которые готовы этим заниматься. Надеюсь, это будет следующий виток.

И они увлеченно рассказывают мне о своих друзьях-волонтерах, перечисляя вклад каждого из них.

- Жандос Сеит, он занимался СИЗами, очень много сделал для нашего проекта. Было бы хорошо, если бы вы позвонили ему...

Я звоню. Спрашиваю Жандоса, кто или что больше всего запомнилось ему за эти месяцы. Он первым делом восхищается врачами. А потом добавляет:

- Еще я благодарен тем людям, которые были в инициативной группе – они жертвовали свое время и ресурсы для того, чтобы помочь. Получить запросы от больниц и найти средства, чтобы их осуществить – это не так просто. Не все же хотят помогать. Меня удивляла жадная предприимчивость отдельных граждан, которые занимались продажей тех же СИЗов - мы видели, как взлетели цены по всем показателям. Не было ни одного поставщика, который бы их снизил. Когда я делал закупки, объяснял: «Это нужно врачам. Ребята, подвиньтесь в цене». Бесполезно. Каждый хотел найти выгоду.

Но важнее, конечно не это… Вы бы видели, как медики радовались перчаткам или респираторам. Такая благодарность была в глазах, хотя, казалось бы, - элементарные вещи. Ощущение, будто они возвращались в детство и реагировали на тебя, как на деда Мороза. Оно того стоило…

***

Инициативная группа«AqJurek» - это семь человек, которые почти все свободное время на протяжении трех с половиной месяцев звонили, писали, просили, заказывали, договаривались, убеждали, отвозили, решали…

Ажар Джандосова, Тимур Нусимбеков, Досым Кыдырбаев, Жандос Сеит, Умиль Габитова, Сурия Есентаева, Асель Керимбекова.

Что могут сделать семеро? Я просто процитирую ту самую справку, которую мне передала Ажар.

«С 23 марта по 21 июня было закуплено:

Горячее питание для медработников клиник, находящихся на карантине – 11 230 порций.

Одноразовые комбинезоны – 1720 шт.

Защитные барьерные маски (экраны) – 1200 шт.

Перчатки нестирильные – 4000 шт.

Маски респираторные – 1400 шт.

Маски нестирильные– 2000 шт.

Маски многоразовые – 300 шт.

Бахилы высокие – 1000 шт.

Шапочки одноразовые – 700 шт.

Продукты на сумму 1 548 576 тенге

Вода питьевая (1 л.) – 4000 бутылок

Туалетная бумага – 1000 рулонов

Бумажные полотенца – 200 рулонов

Одноразовая посуда – 30 000 комплектов»

А еще: памперсы, утюги, микроволновые печи…

Цикл материалов о людях, которые продолжают делать важную работу, несмотря на пандемию и связанные с ней ограничения Vласть выпускает при поддержке компании «Шеврон».

Рекомендовано для вас