16300
14 октября 2021
Тамара Вааль, Vласть

История акима района, ставшего генеральным менеджером в ТШО

Зачем акиму района корпоративная карьера

История акима района, ставшего генеральным менеджером в ТШО

На протяжении последних 20 лет бывший аким района Рзабек Артыгалиев работает в Тенгизшевройл (ТШО), компании, которая является крупнейшим налогоплательщиком Казахстана. Команда, которую он возглавляет, отвечает за связь с правительством и общественностью, а также за социальные проекты, действующие в регионе. О том, как выбирают и реализуют социальные проекты, и как ТШО ведет переговоры с государством Артыгалиев рассказывает в интервью Vласти.

Вы много лет проработали на госслужбе. Что вам такого пообещали в ТШО, что вы ушли в частную компанию?

С самого начала все складывалось неслучайно. Для нас, кульсаринцев, Тенгиз был известен еще с конца 70-х, начала 80-х. Но колоссальное развитие мы увидели после XXVII Съезда Компартии в 1986 году, по итогам которого в решении одной строкой было написано: «Ускорить освоение Тенгизского нефтяного и Карачаганакского газоконденсатного месторождения». Приехали люди из разных уголков СССР, началось активное строительство: дорог, комплекса технологических линий, вахтового поселка...Я в это время был инструктором в райкоме партии, курировал все производственные и строительные организации. Знал все боли и нужды нефтяников.

В 1990 году меня направили в Ленинградскую Высшую Партийную Школу, который позже был переименован Северо-Западный кадровый центр, по окончанию которой получил специальность преподаватель - политолог. Через несколько лет меня назначили акимом Жылыойского района. Я успел поработать с тремя акимами Атырауской области – Равилем Чердабаевым, Имангали Тасмагамбетовым и Серикбеком Даукеевым и глубоко узнал все боли и нужды своего родного района. Поэтому, когда после нескольких лет в должности главы района меня пригласили в Тенгизшевройл выстраивать взаимоотношения между компанией и государственными органами, а также развивать социальную политику, я согласился. Понимаете, здесь все совпало: у меня была возможность продолжать помогать решать «боли» родного района, а компания благодаря мне максимально эффективно настроила работу с государственными органами.

Хотела спросить, когда вы были акимом, как вам удалось уговорить ТШО выделить по тем временам безумные деньги на свой район – два миллиона долларов. Столько же компания выделила на всю Атыраускую область.

Когда на должность акима области пришел Имангали Тасмагамбетов, он сразу сказал, что нужно в первую очередь «поднимать» Атырау, поэтому первый год с крупными компаниями о спонсорской поддержке он планировал договариваться сам. Тогда в ТШО генеральным директором был Том Уинтертон, а заместителем Борис Чердабаев, который родом из села Косчагыл, Жылыойского района. Как-то я предложил Борису Чердабаеву показать руководству ТШО район, где расположено месторождение, и где живут многие их работники на межвахте. Руководство ТШО согласились, и я повез их по всем селам и поселкам района, начиная от Сарыкамыса, которого сейчас нет, в Каратон, которого тоже уже нет, затем Косчагыл...Представляете, 90-е годы, вокруг разруха, дорог нет, воды нет, коммунальное хозяйство разваливается, задолженность по пенсиям, по детским пособиям. У Тома Уинтертона было, мягко говоря, не совсем приятное впечатление. Он поверить не мог, что так живут в районе, где добывается 30% казахстанской нефти. Этот визит сработал. Именно тогда в ТШО решили сосредоточить реализацию социальных проектов в том месте, где они живут и работают – в Жылыойском районе. А еще через несколько месяцев пришло письмо о том, что ТШО начинает новую добровольную корпоративную социальную программу «Игилик», в рамках которой выделит два миллиона долларов на нужды Атырауской области, и отдельно два миллиона долларов на нужды Жылыойского района. Тогда я понял: скоро меня вызовут на ковер.

Вызвали?

Да. Имангали Тасмагамбетов, конечно, в шутку спросил: «Ты что отдельное государство? Почему всей области два миллиона, а тебе - отдельно Жылыойскому району - также два миллиона?» Но его заместитель Болат Палымбетов разрядил обстановку, напомнив, как Имангали Нургалиевич попросил не тревожить крупных спонсоров в течение года, а один год уже прошел и аким района проявил инициативу, чтобы привлечь социальные инвестиции в район. «Все бы акимы так работали», подметил тогда Палымбетов.

Рзабек Даутович, можно сказать, что в том числе благодаря вам, появилась социальная программа ТШО в регионе?

Тогда в ТШО генеральным менеджером по связям с общественностью была Мария Каражигитова, совместная работа с ней и руководством ТШО, способствовала зарождению добровольной программы развития социальной инфраструктуры «Игилик», в рамках которой компания уже много лет строит социально-значимые объекты: школы, поликлиники, детские сады. В то время как раз завершалась соцпрограмма Bonus Fund Atyrau, которая была частью обязательств по контракту и предполагала потратить 50 миллионов долларов в течение 5 лет на социальные объекты. После ее завершения стартовала уже новая, добровольная программа «Игилик», в рамках которой с 1993 года и по сей день построено 133 объекта – это детские сады, школы, больницы, физкультурно-оздоровительные комплексы и многое другое. Всего же ТШО направил более 2,1 миллиарда долларов США на финансирование социальных проектов для населения Атырауской области и сотрудников.

Ну вот те первые два миллиона в Жылыойском районе, какую пользу в конечном итоге они принесли народу?

В первую очередь, акимат тогда направил деньги на решение проблем с водой и дорогами. После этого, началось строительство школ, детских садов, физкультурно-оздоровительных комплексов. «Игилик» начался с тех самых четырех миллионов долларов США, а вырос до 25 млн. долларов США в год. Вы просто представьте – село, безработица, а один детский сад создает примерно от 40-70 рабочих мест – это воспитатели, няни, кухонные работники, сторожи и тд. Поэтому за счет строительства новых объектов ТШО создал тысячи новых рабочих мест. А уже после, работая в ТШО, в дополнение к программе «Игилик», мы создали Программу Социальных Инвестиций (ПСИ). Ее суть в том, чтобы поддерживать долгосрочные инициативы жителей, гражданских активистов и НПО, направленные на обеспечение доступности и качества образования, здравоохранения, а также на поддержку социального бизнеса. Таким образом, что мы изменили философию оказания помощи жителям Атырауской области: мы перестали предоставлять «рыбу» частным лицам по индивидуальным запросам, вместо этого «снарядили» активистов и НПО необходимыми инструментами, чтобы они научили нуждающихся пользоваться «удочкой» и обеспечивать себя «рыбой» самостоятельно каждый день. Благодаря этому, мы смогли охватить поддержкой намного больше людей, а позитивные результаты стали более устойчивыми в долгосрочной перспективе.

А сейчас, уже не будучи чиновником, а будучи генеральным менеджером, вы продолжаете участвовать в этих проектах? Или продолжаете рекомендовать компании, во что нужно вкладываться, а во что – нет?

Мы систематизировали этот процесс, сделали его прозрачным и понятным. Так как социально-инфраструктурные проекты реализуются совместно с руководством области, то и решения принимаются совместно. Например, если кто-то просит построить здание для нужд государственных органов, или доделать проект, на который не хватило бюджетных средств, мы не одобряем. Наш приоритет - детские сады, школы, инфраструктура – все, что нужно для населения, мы готовы делать.

Ваше направление по связям с правительством - в чем заключается эта работа? Какую работу вы проводите с правительством в рамках того, о чем можно, скажем так, говорить?

Наша задача помочь ТШО и правительству лучше взаимодействовать. Предположим, государство выпускает какой-то нормативный документ, который затрагивает нашу сферу. Одну для всех. Но когда этот документ начинаешь применять, к одному предприятию она подходит, а к другому – нет. Выходит, надо остановить работу, но это повлияет на экономику. Другой выход - сесть за стол переговоров. И вот здесь наш департамент помогает в налаживании эффективного диалога. Приведу пример, внутренние требования по защите окружающей среды в ТШО жестче, чем этого требуют власти. Мы же не можем теперь их ослабить в соответствии с новыми правилами. Поэтому мы садимся, разговариваем, предлагаем корректировки. Отрадно, что государственные органы через профильные ассоциации направляют нам проекты нормативно-правовых актов, законов и других документов для внесения предложений. Мы в этот процесс вовлекаемся, привносим свою экспертизу и многолетний опыт, чтобы готовить более эффективные изменения: без дискриминации участников рынка: как большого, так и малого бизнеса.

Если взять примерное соотношение, в скольких процентах случаев удается договориться, а в скольких – нет?

Скажем так, в большинстве случаев мы находим точки соприкосновения.

То есть, сами чиновники тоже спорят и доказывают свою правоту?

Конечно. Сейчас же, чтобы новую норму в закон внести, ее надо согласовать. Да, мы друг другу обосновываем, приносим свои документы, спорим и, в конце концов, приходим к консенсусу.

А у вас не бывает усталости от этого всего?

Это огромный пласт работы, но для этого у нас есть команда. В ТШО уделяют большое внимание инвестированию в развитие сотрудников и дают им возможность реализовывать свои способности, независимо от возраста и статуса. Ты учишь людей, делишься опытом, они передают этот опыт. Без сплоченной команды ты ничего не сделаешь.

Рзабек Даутович, все же, почему не госслужба, не иностранная компания за границей, а компания в Казахстане?

Когда меня пригласили в компанию, мне в первую очередь понравился подход к работе. После госслужбы контрастировало другое видение, другая философия, соответственно, другие методы работы. И здесь я впервые увидел системный подход к решению всех задач компании, которую внедрила большая международная корпорация «Шеврон». Большая ответственность к технике безопасности, забота о своих сотрудниках. Здесь нет такого: «я сказал, а ты молчи». Любой проект, который осуществляет компания, изучает вся команда, каждый может внести правки по улучшению, хотя и ответственность несет каждый. Также мне нравилась возможность способствовать прогрессу и помогать казахстанцам. Понимаете, развитие общества зависит не только от денег, направленных в бюджет, это еще и качественное образование и здравоохранение, социально ответственный бизнес, а также эксперты и гражданские активисты, которые улучшают процессы, держат в тонусе, как нас – нефтяников, так и государственные органы. Правильный баланс между всеми участниками общества обеспечивает равномерный, здоровый рост. Я все эти годы вижу непрекращающийся прогресс, и мне хочется верить, что наша команда этому также способствует.

Тенгизшевройл сегодня безоговорочный лидер в нефтяной отрасли. А все дело в балансе, в правильных методах работы. Это привлекает высококвалифицированных специалистов, и они обеспечивают рекордные показатели и достижения.