3543
9 июня 2021

«Надо все время идти вперед - медленно и уверенно»

История об одной карьере и большой ответственности

«Надо все время идти вперед - медленно и уверенно»

Замзагуль Бекова – одна из тех менеджеров «Тенгизшевройла», которые прошли длинный карьерный путь в компании и стали ее руководителями. Бекова, выросшая в небольшом городе Кульсары и мечтавшая стать профессиональной домбристкой, работает в ТШО 25 лет и сейчас отвечает за финансы компании. Vласть в небольшой серии партнерских материалов рассказывает о пути казахстанских менеджеров внутри компании, которая обеспечивает десятую часть экономики страны.

Замзагуль, вы родились в небольшом городе Кульсары, получили образование в Казахстанском химико-технологическом университете в Шымкенте, а работаете в финансовом департаменте ТШО. Как так вышло?

Да…. Я в детстве была очень музыкальной, горела желанием учиться играть на фортепиано, и родители меня записали в музыкальную школу. Вот только в группе на фортепиано мест не было, и я пошла учиться играть на домбре. Я сникла, говорила, что не хочу на домбру. Но они меня успокоили, сказали, что со второго класса будет сольфеджио, и так – общее фортепиано. В общем, я занялась домброй и очень-очень это дело полюбила. Спустя несколько лет преподаватели предлагали мне пойти без вступительных экзаменов в консерваторию. Но мама сказала: «Никакого творчества, надо окончить школу, а домбра – это всего лишь хобби. Мы хотим, чтобы ты нашла свое место в обществе, чтобы у тебя была стабильная работа. В общем, давай что-нибудь серьезное. Только не в артисты». Я очень расстроилась. А уже после восьмого класса решила стать врачом. Из крайности в крайность, что называется.

Обычно творческие люди - это гуманитарии, а врач – это же полная противоположность: физика, химия, биология…

А я все время любила химию и биологию, участвовала в олимпиадах. В общем, отец у меня врач, и я тоже решила стать врачом. Устроилась санитаркой в поликлинику после уроков на пол ставки. Но в какой-то момент, то ли было жарко, то ли при вскрытии раны- я упала в обморок. И моему папе сказали, что я – не для медицины. Это был какой-то переломный момент, и я сдала документы на экономический факультет в Химико-технологический университет. И ни разу не пожалела.

Как вы оказались в ТШО?

ТШО же был организован в 1993 году. Мы тогда учились на втором или третьем курсе. Нужно было проходить студенческую практику, и я попросилась к ним в финансовый отдел только образовавшейся компании и меня взяли. Для меня все было новым. Нас окружали иностранцы. Мне нравилась атмосфера, общение, стиль, уровень. Но тогда я подумала, а почему нет казахстанцев, это же казахстанская компания? Меня это прямо задело. И тогда я сказала себе, что хочу работать здесь. Для этого нужна была самая малость - получить диплом и знать в совершенстве английский.

А английского, естественно, у вас не было.

Конечно. Были базовые знания со школы и все. Поэтому я записалась на вечерние курсы, а еще у нас в университете на другом факультете преподавал экономику Карим. Он по национальности индус и приехал из Америки по программе Корпус мира. Он преподавал экономику, финансы, и международные отношения. Я долго ходила за ним и просила разговаривать со мной. Он долго не соглашался, но в конечном итоге сдался, пообещав уделять 30 минут в день. Так я начала учить язык и год спустя уже более-менее разговаривала. А потом мне предложили работу в ТШО и, конечно, я согласилась.

То есть, фактически за 2-3 года вы выучили язык?

Да. И, знаете, есть еще один нюанс. Это было актуально и в то время, и сейчас – ТШО же создает условия для развития местных кадров. У нас есть отдел людских отношений, у них действует специальная тренинговая программа, которая нацелена на развитие тех или иных навыков. В то время это было актуально. К нам приезжали, например, лингвисты из Москвы и обучали языку. Поэтому да, буквально через два года я уже достаточно свободно говорила.

Конечно, я не могла представить, какой путь мне предстоит в компании. Но по прошествии времени, когда ты устаканиваешься как личность, как профессионал, ты понимаешь, что ты идешь к этому и пытаешься идти дальше, несмотря на какие-то переломные моменты в карьере и жизни. Надо все время идти медленно и уверено. И тогда все возможно. Главное не останавливаться и постоянно развиваться.

Вы как раз затронули тему развития. Что компания делает для развития своих кадров? Потому что в большинстве казахстанских компаний, по крайней мере, раньше, ты приходишь – и работаешь. На этом все.

С самого начала, с 1993 года, когда образовался ТШО, развитие кадров было первостепенной задачей. И это развитие продолжает расширяться, углубляться и охватывать все больше и больше людей. Это - один из наших приоритетов по сей день, он будет оставаться таковым и в будущем. И за 28 лет существования в ТШО мы уже построили хороший фундамент: 93% сотрудников – казахстанские кадры. А в 1993 году было только 50%. Этих людей мы растили и развивали год за годом. У меня в подчинении сейчас приблизительно 140 человек и в среднем 40% рабочего времени я трачу на работу с людьми. Мы постоянно оцениваем эффективность каждого и смотрим не только на те навыки, которые указаны в должностных инструкциях. Нам важны также и дополнительные критерии, такие как: инициативность, умение работать в команде, умение быть открытым, тем, на кого можно положиться, умение презентовать сложные вещи не только коллегам, но и менеджменту компании. А все остальное – аналитический склад ума, профессиональное экономическое образование - это только базовые требования. И стратегическая цель компании - расширяться в плане возможностей. А какие это возможности? Фокус на развитие кадров, развитие людей. Предоставлять им массу возможностей в плане тренингов, обучающих работ, командировок за рубеж, стажировок в различных филиалах, включая США, Филиппины, Корею и так далее. У нас очень много бизнес-локаций, куда мы отправляли и продолжаем отправлять сотрудников. Я считаю, это одно из направлений, которыми компания гордится.

Вы – финансист. По сути, именно вы заправляете всеми финансами огромной нефтяной компании. У вас никогда не было страха – а как я с этим всем справлюсь?

Конечно, да. Каждый раз, когда мы меняешь позицию, идешь по лесенке вверх, повышается и ответственность. Но просто надо понимать, что никто никого за красивые глаза не ставит. Конечно, страшно, но все зависит от того, насколько ты профессионален. Насколько ты знаешь те или иные сферы и можешь внести свой вклад в развитие людей, как лидер, как эффективный руководитель. И это не только знание своей работы, но и умение завести людей, завести их на тот уровень, чтобы у этой команды был успех. Знаете, когда я получила свою первую должность супервайзера, спустя четыре года работы, для меня это было «Вау!», прямо супер круто, я же заменила иностранца. И было ощущение, что мы тоже можем. И уже страха как такового нет. Сейчас мне очень комфортно от того, чем я занимаюсь. Потому что у меня отличная команда, где каждый отвечает за свой участок работы, будь то анализ фактических данных, бухгалтерия, казначейство, налоги или еще какие-то вещи. Ну и очень большое внимание я уделяю развитию кадров.

Замзагуль, вы возглавляете финансовое подразделение крупнейшего налогоплательщика страны. Это огромная ответственность, но и, безусловно, успех. Чем больше всего гордитесь вы сами?

В 2016 году мне выпала уникальная возможность заниматься привлечением внешнего финансирования для Проекта будущего расширения - Проекта управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД) ТШО. Общая стоимость проекта ПБР-ПУУД более 45 миллиардов долларов США. Тогда партнеры приняли решение привлекать внешнее финансирование - облигационный займ. Как менеджер казначейства ТШО, я взялась за этот проект. Инвесторам нужны были гарантии ТШО по платежеспособности и того, что мы можем управлять как внутренними, так и внешними рисками. И если такие внутренние риски, как: надежность оборудования, процессов и технологий мы могли обеспечить самостоятельно, то внешние факторы: цена на нефть, способность транспортировать и продавать нефтепродукты, стабильность законов, курс тенге к доллару - все эти риски мы контролировать не могли. Тем не менее, вместе с нашей командой мы разработали дорожную карту привлечения финансирования, собрали экспертов разных направлений внутри компании, привлекли внешних экспертов: рейтинговые агентства, юристов, потенциальных инвесторов и получив одобрение партнеров - мы все должны были проделать огромную работу, чтобы получить один из самых крупных займов в истории Казахстана на тот момент.

Как вы справились с уровнем ответственности?

Вы знаете, наши казахские традиции сильно отразились на моей личности. Ко мне, как к старшей в многодетной семье, всегда было особенно требовательное отношение. Я должна быть лучше всех, я должна быть примером, потому что «маған қарап басқалар өседі» (другие растут, глядя на меня - V). Это давало как преимущества и права старшей сестры, так и дисциплинировало и научило сопротивляться страху. Начинать любую работу страшно. Когда меня назначили менеджером казначейства ТШО, моя ежедневная работа была - управлять самым большим активом в Казахстане, это миллиарды долларов наличности. Чтобы вы понимали масштаб, доля ТШО в обеспечении казахстанского номинального ВВП в последние 10 лет составляет в среднем 11,4%. А затем, в дополнение к этому я получила проект финансирования ПБР-ПУУД. Конечно, было страшно. Страшно, что-то не доделать, не довести сделки до кульминационного момента, не выпустить бонды, не удовлетворить ожидания инвесторов, упустить возможности «момента» на рынке, когда достаточный уровень подписки инвесторов и приемлемые цены за твой риск. Но в итоге результаты в 3-4 раза превысили ожидания, и получили хорошие условия. ПБР-ПУУД успешно продолжил строительство и уже сегодня видим, что с 2010 по 2019 годы совокупные затраты ТШО на казахстанском рынке составили $24,4 млрд. А на одно рабочее место в ТШО приходится еще 39 рабочих мест в экономике страны, созданию которых поспособствовала компания.

Компании 28 лет, из которых вы в команде – 25. Не было усталости? Не было желания уйти или вообще уехать из страны работать в другие международные компании, учитывая ваш опыт? Наверняка были предложения.

Да, конечно. И эти соблазны всегда существовали и существуют. Бывают моменты, когда тебе ничего не нравится. Бывают переломные моменты, когда ты хочешь все бросить. Тебе не нравится твой супервайзер, или твой менеджер, или тебе не нравятся коллеги, или тебе все надоело. Но важность видения того, к чему ты стремишься и создание возможности твоим руководителям для того, чтобы ты быстрее достиг этого своего видения – это очень важно. И у нас в ТШО этому уделяется огромное внимание, и это способствует достижению целей. Для меня в целом работа в этой компании – самое классное, что случилось в моей жизни. Эта компания дала мне работу с интересными людьми, дала возможность развивать себя и окружающих, возможность зарубежных поездок. Меня держит лояльность к этой компании, ведь все, что я от нее ожидаю, она мне дает.