Фильм недели: «Лунный свет». Только ты можешь решить, кем быть

Абулхаир Ерлан, специально для Vласти

Вновь прошла церемония вручения «Оскаров», обязующая всех кинолюбителей и тех, кто себя к данной касте причисляет, почесать затылок, вспоминая лучшие фильмы прошлого года. Вновь был и скандал: ошибочно врученная мюзиклу Дэмиена Шазелла «Ла-Ла-Ленд» премия в номинации «лучший фильм» ушла драме «Лунный Свет» Барри Дженкинса. Ушла прямо из рук недоумевающего Шазелла и его товарищей.

  • Просмотров: 4139
  • Опубликовано:

Часть озлобленных фанатов прошлогоднего мюзикла и прочие неравнодушные принялись обвинять «Оскар» в повальном насаждении толерантности, дескать, киноакадемия ковром распласталась перед всеми возможными притесняемыми меньшинствами. А что же «Лунный свет» вне данного контекста?

Новый фильм Барри Дженкинса повествует об истории афроамериканца Шайрона: сначала мальчика, потом юноши, а потом и мужчины. Шайрон – обитатель неблагоприятной среды. Отца у него нет вовсе, а мать сидит на крэке, ради которого порой продает свое тело и обыскивает сына. Казалось бы, со всем трагизмом, такая ситуация тем не менее – сплошь и рядом, что же такого исключительного? Примечательно то, что Шайрон, кроме всего прочего, носит в себе гомосексуализм, который не может понять, а общество, в котором он живет, не может принять.

Перед просмотром и после знакомства с синопсисом у зрителя может возникнуть резонное опасение, что он увидит второе «Сокровище» (Precious, 2009) – чрезвычайно (а может и чересчур) красочную иллюстрацию самого печального существования, которое возможно в современном американском обществе. 

Бояться не стоит.

Реализм «Лунного света» не вызывает сомнений. Огромным удовлетворением для наевшихся не самыми лучшими социальными драмами зрителей будет тот факт, что в трагизме и собственно способах создания драмы Дженкинс и компания умудряются нигде не перегнуть, не превратить ни одного персонажа в образ-клише, неизменно переносимый из одного фильма в другой долгими годами. Персонажи, над которыми висела такая опасность, надо сказать, являются основными в картине: школьный задира (и школьники вообще), мать-наркоманка, добрый дядя и наставник по совместительству.

Картина скорее тихо и неторопливо показывает зрителю жизнь Шайрона, нигде не отходя от баланса - зритель в событиях является бесстрастным наблюдателем. Джеймс Лэкстон, оператор, открывшийся широкому зрителю фильмом «Бивень» Кевина Смита (Tusk, 2014), интересно поработал в «Лунном Свете»: стабилизированная камера находится почти всегда очень близко к герою, но при этом не создает нарочито эмоциональную близость. Эмпатия безошибочно порождается игрой актеров и происходящими событиями. 

Игра всех задействованных актеров не вызывает ни единого упрека. Некой особенностью предстает то обстоятельство, что много времени на экране не получает ни один из актеров. Обусловлено это тем, что и главный герой исполняется на ранних стадиях жизни тремя разными актерами. К слову, просто необходимо отметить игру юного Алекса Гиберта (Alex R. Hibbert), который проявил в своей, казалось бы, незамысловатой роли огромную выразительность, столь редкую для актеров-детей. «Оскаром» за мужскую роль второго плана отметился Махершал Али, сыгравший выходца из Кубы по имени Хуан. Его исполнение безупречно, но небольшое количество экранного времени может резонно смутить

Наверняка удивит зрителя и музыкальное сопровождение: в фильме, в котором нет ни одного не-афроамериканского персонажа музыка жанра хип-хоп присутствует лишь изредка как элемент сцены. Само сопровождение – неоклассическая музыка, исполненная на смычковых инструментах. Музыка настолько хорошо вписывается в происходящее, что порой приходится сделать усилие, чтобы в какой-то момент попытаться воспринять ее отдельно. Впрочем, таким свойством музыкальное сопровождение и должно обладать.

Трагедия Шайрона, ядро всей картины, – это трагедия почти каждого человека, различны лишь обстоятельства, с ней сопряженные. Он видел истинного себя, но (в данном случае под давлением общества) изменил себе, извернул свою сущность в такой рог, что и сам почти поверил в то, что он – это тот, кем он стал. Не мог знать и потому не учел Шайрон одного: истинный «я» никогда не уйдет, однажды зов его прозвучит вновь, и страшнее всего этот зов слышать, но быть не в силах понять. 

Стоит возвратиться к контексту «Оскара»: «Ла-Ла-Ленд» и «Лунный свет» – диаметрально противоположные фильмы. «Лунный свет» – это реальные проблемы как и современного общества Соединенных Штатов, так и каждого человека, в то время, как «Ла-Ла-Ленд» – это то прекрасное далеко, куда многим от реальных проблем хотелось бы убежать. При необходимости выбора между этими двумя картинами встает вопрос о назначении кинематографа, и тут не может быть правильных ответов.