«Игра престолов» глазами историка: прототипы – ссора королев

«Vласть» продолжает серию публикаций, призванных скрасить полтора года ожидания финального сезона главного телесериала планеты. В разных нюансах политической жизни придуманного писателем Джорджем Р. Р. Мартином мира пытается разобраться медиевист-любитель Мади Мамбетов. Сегодня мы пытаемся выяснить, опираясь на реальные исторические прототипы героев «Игр престолов», кому в восьмом сезоне предстоит одержать победу в борьбе за Железный трон: Серсее Ланнистер или Дейенерис Таргариен?

Мади Мамбетов
  • Просмотров: 2837
  • Опубликовано:

Напоминаем, что читать текст следует тем, кто посмотрел все уже вышедшие серии – впереди спойлеры.

Мартин, работая над своей вселенной, опирается на хроники времен Столетней войны и Войны Алой и Белой розы (в английской историографии известной как Война Кузенов), в первую очередь. Поэтому при попытке докопаться до исторических прообразов его эпической саги, следует опираться именно на историю Западной Европы. Но автор хорошо знаком с историческими персонажами разных эпох и стран, что делает поиск источников вдохновения еще более интересным. 

Королева Елизавета II осматривает Железный трон 

Последние два сезона – шестой и седьмой, - свели борьбу за Железный трон к противостоянию двух женщин. Короля Севера можно проигнорировать – это локальное явление, нередкое во времена феодального строя. Так что по большому счету, соперничество за корону сводится к Серсее Ланнистер и Дейенерис Таргариен. 

Первая осуществляет фактическую власть, но ее претензии на легитимность базируются на узурпации давно усопшего мужа. Вторая – всего лишь претендентка, но она опирается на трехвековую традицию и длинную линию венценосных предков (и на драконов, конечно, - но мы сознательно опустим этот нюанс как сугубо фэнтезийный). Если говорить о принципе, и та, и другая опираются на «право завоевания» – когда основатель династии и ее претензий на власть получает трон благодаря насильственному захвату власти. Для Серсеи стартовая точка отсчета – успешное восстание ее покойного супруга, Роберта Баратеона против Таргариенов. Для Матери Драконов - это деяния ее предков Эйемона Завоевателя и его сестер, которые никаких наследственных прав в Вестеросе не имели. Но у таргариенской принцессы есть преимущество – ее предки правили почти триста лет. А Серсея – всего лишь вдова первого представителя новой династии, похоронившая всех своих детей. 

И ведь право завоевания с веками превращается в политическую константу – нынешняя королева Великобритании Елизавета II, например, хоть и происходит от древних англо-саксонских королей, но возводит свое право на власть к нормандскому герцогу Вильгельму Завоевателю, в 1066 году захватившему Англию.

Сама драматургическая конструкция – борьба двух женщин за власть, - случалась в британской истории не раз. Когда в XII веке отлученная от престола принцесса Матильда Английская, единственная дочь Генриха I, пыталась отстоять свое право против узурпатора Стефана Блуасского, ее сторонникам удалось взять в плен Стефана. Но его дело подхватила жена, Матильда Булонская, которой удалось организовать эффективное сопротивление торжествующей сопернице и вызволить мужа из плена. Спустя 400 лет, после смерти Эдуарда VI началась борьба за престол между его старшей сестрой, Марией Тюдор, и кузиной, леди Джейн Грей. Последняя правила Англией чуть больше недели и вошла в историю под прозвищем «Девятидневной королевы», и закончила свою жизнь на плахе, когда Мария, вскоре получившая прозвище «Кровавой», все-таки взяла верх. 

Но самым главным женским соперничеством в истории Англии является, конечно, дуэль двух королев, английской Елизаветы Тюдор и шотландской Марии Стюарт. Две правящие монархини вели свою тихую войну на протяжении почти тридцати лет, прибегая к заговорам, подкупу, интригам и прямому подстрекательству подданных друг друга к мятежу и измене. В этой аналогии Марией является Дейенерис: обе королевы провели детство и юность на материке (Дейни – в Эссосе, Мария – на родине своей матери, во Франции), вышли замуж за континентальных правителей (кхал Дрого и король Франции Франциск II), принадлежали к неоспоримо легитимной линии правителей (с Дейни все понятно, Мария же была внучкой старшей сестры Генриха VIII, короля-Синей Бороды, законнорожденность дочери которого, той самой Елизаветы I, католическая Европа не признавала). Мало того, сходство может продолжиться и в восьмом сезоне – Мария, овдовев после смерти французского короля, вышла замуж за своего двоюродного брата Генриха Стюарта, от которого родила единственного сына. Готовый рецепт для Дейенерис и Джона Сноу. Правда, история шотландской королевы кончилось плохо: подданные восстали против нее (не без инспирации из Лондона), ей пришлось бежать в Англию и провести последние годы в заточении. А в 1587 году Елизавета, раздраженная бесконечными заговорами кузины, повелела отрубить ей голову. Что и было исполнено в замке Фотерингей.  

Сходство Серсеи с Елизаветой не ограничивается сомнительной легитимностью и умением прибегать к решительным мерам. Обе королевы отличались любовью к роскоши, платьям и балам; обе славились коварством и известной сумасбродностью; обе пользовались поддержкой населения страны просто в силу того факта, что были «своими» (вестеросской и англичанкой, соответственно) – в отличие от «чужачек» Дейенерис и Марии. Елизавета активно использовала брачные переговоры как инструмент в международной политике – ей удалось устранить испанскую угрозу, чрезвычайно актуальную в первые месяцы правления, успешно мороча голову Филиппу II Испанскому обещаниями выйти замуж. Потом она принимала ухаживания двух безумцев – Эрика XIV Шведского и Ивана IV Грозного, под шумок добиваясь торговых привилегий для английских купцов; и почти два десятилетия удерживала Францию от враждебных действий, благосклонно принимая ухаживания двух братьев, принцев из рода Валуа (их старший брат был первым мужем Марии Стюарт, кстати). Чем не пример для Серсеи, которая то с Лорасом Тайреллом обручалась, то вот кормит обещаниями Эурона Грейджоя? Обе королевы, кстати, бездетны – Елизавета, правда, никогда не была замужем и вошла в память людскую как «Королева-девственница», а Серсея потеряла всех своих детей. 

Аналогию этому эпическому противостоянию можно найти и поближе к нам – в истории России. Серсея, между прочим, очень напоминает Екатерину II Великую. Помимо общих характеристик (политический талант, сила воли, умение выжидать), правительниц роднит и изрядный сексуальный аппетит: Серсея, помимо брата и мужа, делила ложе с кузеном Ланселем, например, - а любовные похождения Екатерины стали притчей во языцех еще при ее жизни. Но главное – обе не имели никакого кровного родства с правящей династией, однако умудрились взобраться на трон, на который не имели права. Каким бы не был никчемным императором Петр III, он все-таки был внуком Великого Реформатора, - а Екатерина всего лишь принцессой крохотного Ангальт-Цербстского княжества. Так же и Роберт Баратеон, хоть и правил в силу завоевания, но все же принадлежал по женской линии к Таргариенам (через бабку). Да и сами Баратеоны в принципе были побочной линией дома Таргариенов. Серсея происхождением от бывшей династии похвастаться не могла. 

Правда, в жизни Екатерины, казалось бы, не было серьезной противницы – но это если не присматриваться. Однако в 1773-1775 годах по всей Европе прогремела весть о притязаниях некоей «княжны Володимерской», которая уверяла всех и вся в том, что является дочерью покойной императрицы Елизаветы Петровны от ее тайного брака с Андреем Разумовским. Такими самозванками мир испокон веку полнится, но Екатерина II внезапно всполошилась и повелела «княжну Елизавету» похитить и доставить в Санкт-Петербург. Там девица неведомого происхождения, известная в дальнейшем как «княжна Тараканова», в скором времени и скончалась. Часть историков до сих пор считает, что претензии этой авантюристки имеют под собой какое-то основание.

Внимательный взгляд найдет сходство между княжной Таракановой (если она действительно была дочерью императрицы Елизаветы) и Дейенерис – обе принадлежали к законной династии, отправились в изгнание из-за узурпаторов, скитались по заграницам в поисках поддержки и признания.

В российской истории можно найти и другие прототипы. Не только вторая Екатерина, но и первая, вдова Петра Великого, не принадлежала к правящей династии и взошла на престол при условиях, в западной Европе не представимых. Ведь после смерти Петра оставалось больше полудюжины Романовых, однако корона досталась Марте Скавронской (Екатерине I Алексеевне). Это случилось в 1725 году, а уже в 1741 году дочь Марты и Петра I Елизавета (та самая, чьей дочерью, возможно, являлась княжна Тараканова) при помощи дворцового переворота отняла российский трон у своей кузины Анны Леопольдовны и стала императрицей. 

Наконец, еще несколько исторических параллелей можно вновь найти в истории Англии, причем в близкую Джорджу Мартину эпоху – Войны Алой и Белой розы и последующие десятилетия. Например, Серсея очень напоминает неукротимую «Французскую волчицу», Маргариту Анжуйскую (1430-1482). Эту принцессу по политическим резонам подростком выдали замуж за безвольного святошу, короля Англии Генриха VI Ланкастера, который в итоге и вовсе сошел с ума и был объявлен недееспособным. Соперничающая ветвь королевского дома, Йорки, тогда выдвинули претензии на престол, и Маргарита почти двадцать лет потратила в бесконечных войнах, интригах, заточении и изгнании, из года в год набираясь новых сил и бросаясь в бой – все, чтобы сохранить право на корону своего сына, Эдуарда Вестминстерского. Этот принц, убитый в 17-летнем возрасте, кстати, отличался не самым уравновешенным характером и был склонен к насилию – чем не Джоффри? 

Или вот парой поколений позже можно встретить другую ситуацию, когда законная жена Генриха VIII Тюдора, испанская принцесса Екатерина Арагонская за двадцать лет брака так и не смогла родить ему сына. Король, и так изменявший жене регулярно, увлекся фрейлиной королевы по имени Анна Болейн и начал с ней бурный роман, который продлился шесть лет и закончился тем, что Генрих противозаконно расторг брак с Екатериной и женился на Анне. Когда та за три года брака родила только одну выжившую дочь (упоминавшуюся в начале текста Елизавету I Тюдор), король решил аннулировать и этот брак. Причем, если Екатерине в свое время позволили доживать последние годы в ссылке, то Анна была слишком политически опасна – ее пришлось обвинить в государственной измене и отправить на плаху. А чтобы окончательно загубить ее репутацию и заодно сокрушить все ее семейство, поднявшееся к вершинам власти за годы фавора Анны, вторую жену Генриха VIII обвинили в кровосмесительной связи с родным братом – Джорджем Болейном. Того обезглавили за считанные дни до казни сестры. Думается, именно отсюда и растут корни инцеста между Серсеей и Джейми Ланнистерами. 

«Игра престолов» глазами историка: наследование трона

«Игра престолов» глазами историка: инцест в Вестеросе

«Игра престолов» глазами историка: кто должен править Винтерфеллом?