4611
17 сентября 2019

Almaty film festival. День второй. В поисках работы

Продолжается Второй Международный кинофестиваль Almaty film festival

Almaty film festival. День второй. В поисках работы

Баглан Кудайберлиев рассказывает о трех картинах второго конкурсного дня: фильме «Адам» режиссера из Марокко Марьям Тузани, «Олеге» Юриса Курсиетиса и ленте «Отец» из Болгарии.

Во второй фестивальный день, 16 сентября, в отеле Mercure Almaty City Center в сотрудничестве с UNESCO прошел круглый стол на тему «Женщины в кино», где приняли участие видные кинематографические деятели нашего региона и не только - в частности: режиссер и продюсер из Ирана Яссмин Малекнаср, продюсер из России Наталья Иванова, кинокритик из Кыргызстана Гульбара Толомушева и другие. Актуальная сейчас во всем мире тема женского кинематографа обсуждается на площадках многих кинофестивалей, - и призы крупных международных кинофестивалей, взятые режиссерами-женщинами, дают еще один повод к переосмыслению и рефлексии на этот дискурс. Участники круглого стола задавались вопросами о роли и месте, о сути и сущности женщин в современном киноландшафте, который, надо отметить, все больше расширяется и приобретает вес во всех странах мира - в Азии, в Европе, в американском кино. И во второй кинофестивальный день эта же тема прошлась по касательной по фильмам-участникам основного конкурса. ​

Так как в главной конкурсной программе все фильмы являются результатами копродукции, то в данных о них всегда значатся одновременно несколько стран. Это, собственно, является одной из концептуальных идей алматинского мероприятия. В показанном утром фильме «Адам» женщины-режиссера из Марокко Марьям Тузани, участвовавшей с этой своей дебютной картиной в конкурсе «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля, например, были задействованы продюсеры не только из ее родной страны, но и из Франции, Бельгии. Пока что этот фильм главный претендент если не на Гран-при, то на приз за лучшую женскую роль. Все действия происходят в Касабланке. У рядового кинолюбителя сразу же всплывает в голове тот легендарный, классический фильм с Хамфри Богартом, но в картине «Адам» все действия происходят на периферии города, возле базара. Правда географические данные для режиссера не так уж и важны, тут главное человеческие лица. Абла управляет небольшой местной пекарней из своего дома, где она живет с 8-летней дочерью Вардой. Однажды, в поисках работы, к ней домой приходит беременная Самия и жизнь всех троих меняется. Встречаются две женщины - одна немолодая, гордая и суровая, с веселой и милой дочерью, муж у которой давно погиб, другая - молодая, но без жилья, без работы и что самое страшное в мусульманской стране - неизвестно от кого беременная, тоже без мужа - но уже про другой причине. Они начинают работать вместе и постепенно преображаются, пытаясь преодолеть свои внутренние страхи и забыть призраков прошлого. Замечательно, тонко и элегантно, с еле заметными штрихами и мазками сделанная картина заставляет еще раз подумать о том, что все-таки в арабских странах делаются немало отличных фильмов. Главные преимущества кинематографистов этого региона, в частности, иранских, например, Джафара Панахи и Асгара Фархади, это умение плести искусный драматургический узор и невероятно естественная актерская игра. В «Адаме» соблюдается главная формула сценарного искусства, когда главный герой меняется по ходу фильма и в конце приобретает новые жизненные ценности. Абла становится более мягкой, жизнелюбивой и менее суровой по отношению к себе и к остальным, Самия же, изначально хотевшая отказаться от своего ребенка, забирает его с собой. Герои достигают гармонии с собой и с другими. Простая история двух одиноких женщин своей легкостью и многозначностью временами возвышается до уровня притчи. Можно полюбить и уважать этот фильм уже по двум фразам, сказанным главными героинями в тяжелый период: «Смерть не принадлежит женщинам», - говорит Абла. На что ей Самия отвечает: «Женщинам мало что принадлежит». Появление ребенка на свет утяжеляет конец фильма — режиссер словно начинает любоваться новорожденным мальчиком и забывает про зрителя, тратя много кинематографического хронометража на нового героя. Однако это ничуть не отменяет приятного впечатления от марокканской картины.

Поиск работы, главной темы второго фестивального дня, становится магистральной проблемой для главного героя второй картины-участника конкурса. Фильм «Олег» (финансирование из Латвии, Литвы, Бельгии, Франции) режиссера Юриса Курсиетиса участвовал в программе «Двухнедельник режиссеров» Каннского кинофестиваля 2019 года. Латыш средних лет Олег работает мясником в бельгийской фабрике. После несчастного случая его выгоняют и, пытаясь найти себе новую работу, он попадает к поляку Анджею — мошеннику и преступнику, — так начинаются мучения латыша под эгидой поляка, который терроризирует его, устрашая расправами над ним и его бабушкой. Фильм «Олег» сложно понимаем нашим зрителем - на месте Олега любой наш гражданин сразу же избил бы главного злодея и ушел. «Почему он так не сделал?» - этот вопрос задавали зрители после показа продюсеру фильма Гийому де Сей. На что он отвечал, что это воля режиссера и безволье главного героя и вообще это восточноевропейские нравы. Есть почти верная примета - если название фильма состоит из имени главного героя, то это, скорее всего, классически тяжелый фестивальный фильм, с проверенными формальными методами, когда камера все время трясется и как бы документально следит за главным героем, при этом нам показываются тяжелое социальное положение страны. Так сделан, например, фильм «Айка» нашего режиссера Сергея Дворцевого. «Олег» — не исключение. Если на экране что-то показывается, то только лицо главного героя или его спина - иногда периферийно виднеются и второстепенные герои. Временами можно даже вообще не смотреть на экран - только лишь читать субтитры внизу. Второй проект Курсиетиса изобилует шаблонными представлениями о так называемом «чернушном» кино - правда уровень благополучия тут повышается: не беженец из третьего или второго мира, но уже восточноевропеец в Западной Европе. Якобы метафизические ставки мыслей Олега в конце приобретают вполне жизненный и сильно пониженный смысловой и религиозный ряд - вместе с этим понижается и художественный уровень фильма.

В последней картине второго фестивального дня «Отце», главные герои не имеют «нормальной» профессии. Снята лента болгарскими режиссерами Кристиной Грозевой и Петаром Вылчановым. В производстве принимали участие Болгария и Греция. Фильм взял главный приз кинофестиваля в Карловых Варах — «Хрустальный глобус» за лучший фильм. Третий фильм двух режиссеров повествует о работнике телевидения средних лет Павле и об его отце-художнике Василе. Умирает мать Павла, тихая и скромная женщина, некогда работавшая актрисой. Павел приезжает к отцу и начинаются их приключения в деревне и вокруг нее. Классическая история семьи, когда сталкиваются представители двух поколении: старость против молодости, социализм (в лице инфантильного и не ценящего деньги отца) против капитализма (сын, который все время на связи с работой и женой), деревня против города. Начало и середина фильма кажутся комедийными, почти анекдотическими. Конфликт строится на непонимании главных героев друг друга и нелепости происходящего вокруг. Но постепенно фильм меняет тональность и переходит действительно в драму. Смерть матери Павла и жены Васила переосмысливается и сюжет берет тяжелый драматический характер. Комедийная случайность превращается в трагический рок. Сын превращается в отца и наоборот. И становится понятно, почему эта лента так успешно шагает по кинофестивалям мира. «Отец» всё время находится на грани фарса, структура на границе распада. Но режиссеры справляются с нелегкой задачей, и последние сцены действительно окрашиваются в полноценный эмоциональный спектр. Если фильмы первого фестивального дня носили социальный характер, то фильмы второго — психологический. Оттого и все первые картины имели открытый финал, — невозможно завершить социальный конфликт (вспомним роман «Гроздья гнева» Джона Стейнбека), - картины этого же дня завершаются благополучно.

Рекомендовано для вас