15862
25 января 2021
Баглан Кудайберлиев, специально для Vласти

Студия «Раушан»: рефлекс и рефлексия

Веб-сериал в жанре мокьюментари о казахстанской порностудии

Студия «Раушан»: рефлекс и рефлексия

В декабре прошлого города вышел первый эпизод веб-сериала «Студия «Раушан». Тема порноиндустрии нова для казахстанского сегмента медиа. О том, что получилось, рассказывает Баглан Кудайберлиев.

Первый эпизод веб-сериала «Студия «Раушан» (продюсер О. Кисляков, режиссер А. Есипов, авторы сценария: О. Кисляков, А. Мусаев, Е. Мукаддас, А. Мусалимова, Д. Алибеков) задевает и материализует ряд проблем: взаимодействие традиций и тенденций; соотношение интимных тем, касающихся секса, полового воспитания и гендерных вопросов с их отображением в медиасфере; восприятие новых моделей человеческой самоидентификации (феминизм, ЛГБТК+) и моральных координат (концепция «Новая этика»). Всё это облачается в комедийную нарративную линию, повествующую о молодом казахстанском режиссере Дастане (Д. Алибеков), который хочет снимать «настоящее кино», в интерпретации самого персонажа – большие, драматические фильмы с серьезными темами, а не порнофильмы в студии «Раушан».

Желание главного героя уйти с поста постановщика съемок сталкивается с сопротивлением остальных: операторка Камшат (А. Мусалимова) – активная феминистка, борющаяся за личные возможности и права снимающихся в порнофильмах девушек; звукооператор Ислам (Т. Жанботаев), полностью погруженный в свои плотские утехи и постоянно занимающийся мастурбацией; менеджер студии Даниял (О. Шахабаев), педантично и тактично следящий за документами и законами; директор и продюсер студии Арман (Р. Дуйсембеков), пытающийся контролировать бизнес, – все они по разным причинам и мотивам решают вернуть Дастана, который и сам в конце эпизода – после неудачных встреч с продюсерами на киностудии «Казахфильм» – решает остаться.

Веб-сериал строится на рефлексии о рефлексе – на показе, обсуждении и задевании тем о неизменных желаниях человеческой природы, в потребности удовлетворения сексуальных стремлений, – факторы, которые в нынешнее время коммерциализировались и достигли пика потребления – порносайты стоят на первых позициях по посещаемости в интернете. Тема порно и вытекающих из него ответвлений (порностудия, порносайты и т. д.) нова для казахстанского сегмента медиа: сериал, целиком посвященный этой тематике, появляется впервые.Однако настоящие, профессиональные казахстанские порностудии, отмеченные в культурном контексте, не существуют в нашей стране, – хорошо это или плохо – вопрос риторический, обсуждение которого не имеет однозначного спектра.

То, что авторы идеи данного проекта — авторская группа «Друзья, расходимся!», взялись за реализацию снятого предмета (нераспространенного и непринятого для показа) является художественной смелостью и концептуальным нововведением – особенно в мире, где набирает обороты «правая», консервативная система моральных ценностей и в сегодняшнее время, когда любая табуируемая тема убирается с поля психологического самоопределения страны и трансформируется в общественные комплексы неполноценности — в виде самосаботажа, нахождения неугодных тем и крайних людей. Условные рефлексы порождают условные рефлексии: ведь проблемы, очерченные в острых тонах в настоящее время (ложь, отсутствие стремления к культуре, образованию, просвещению, двойные стандарты), не являются перманентными и изначально данными, – они являются именно условными, приобретенными в течение жизни страны, выработанными при нынешних условиях. И они до недавних времен создавали условные рефлексии, фиктивные размышления, ложные дискуссии многих общественных деятелей, мыслителей и республиканских интеллектуалов.

Тема порнографии выбирается как резонирующий повод для рассуждений о трудностях молодежи, о наболевших проблемах общества и как отправная точка для рассказа о судьбах героев сериала. Один из главных лейтмотивов «Студии «Раушан» – лицемерие, охватившее все пласты государства и слои жизни. Оно выражается в нескольких моментах эпизода: в начале отмечается, что граждане страны, когда ищут порнофильмы, отдают предпочтение в основном именно казашкам — по некоторым статистическим исследованиям это является фактом, активно сторонясь контента с другими девушками азиатской внешности, – и это резонирует с тем, что среднестатистический мужчина в стране также активно порицает любые упоминания темы секса и тем более порнографии в открытом обсуждении; осуждает любые упоминания нации с этим понятием в одном контексте, окутываясь в метафорический чапан, сделанный напоказ из лоскутов целомудрия, покорности и традиционности.

Тема половых взаимоотношений и полового воспитания не рефлексируется и не обсуждается, а «запрятывается в долгий карман» ментального самосознания, что является опасной тенденцией, если брать в счет участившиеся симптомы этой проблемы: насилие в быту, беременность несовершеннолетних, самоубийства среди молодежи на почве непонимания, нестабильное психологическое здоровье поколения и т. д. Есть слова Ф. Ницше: «Часто лицемерие у нас называют правилами приличия». И оно в виде именно правил приличия все больше усугубляет человеческие коммуникации в стране и самоощущение граждан – люди многое делают напоказ; для окружения; говорят одно, делают другое; осуждают внешне, поддерживают внутренне (или наоборот) – несоответствие между двумя сторонами души и разума усугубляется и в порожденной бреши образуется моральная пустота и художественная несостоятельность многих авторов. Среди таких авторов и главный герой сериала Дастан, также занимающийся лицемерием – он хочет взяться за настоящее искусство, но обманывает и себя, и остальных, говоря, что на этой порностудии он лишь временно – чтобы заработать деньги и набрать небольшого опыта в съемках. Однако по сюжету, придя на киностудию «Казахфильм», и, стараясь найти там сторонников арт-хаусного кино, он встречает еще больших лицемеров и обманщиков, создающих конъектурное и приспособленческое кино, внешне угождая значимым течениям (me too, cancel culture) – с целью удовлетворить свои финансовые потребности.

Стоп-кадр из сериала

Жанр псевдодокументального кино (мокьюментари) выбирается как форма наиболее адекватного и полноценного отображения темы и действий героев – непосредственный показ истории и взаимодействующих друг с другом персонажей, которые временами в камеру говорят свои мысли и чувства, придает эффект живости и течения сюжета здесь и сейчас.

Однако мокьюментари сложен для художественного воплощения – нелегко балансировать между реальным и выдуманным, окружающей средой и сюжетом, набором идей, внешней серьезностью интонации и курезностью ситуаций. Двойное дно достоверности во взятой стилистической категории усугубляется размытостью четвертой стены и потолка дозволенности – надо уметь искусно выдать субъективное за объективное.

Комичность всей фабулы сериала «Студия «Раушан» вкупе с характерами исполнителей вызывает длинный метакультурный контекст, и тут можно сравнить его с рядом других мировых комедийных сериалов, созданных в этом же жанре и такими же приемами: «Офис» (как британский 2001-2003 гг., так и американский 2005-2013 гг.), «Парки и зоны отдыха» (США, 2009; актер Р. Дуйсембеков внешне напоминает одного из главных исполнителей данного сериала – Н. Оффермана) и т. д.

В отечественной развлекательной индустрии сериалов, и тем более, фильмов в жанре мокьюментари крайне мало – есть только несколько веб-проектов, показанных на YouTube. Одна из примечательных работ последних лет – это короткометражный игровой фильм Д. Зариповой «Озар», повествующий о выдуманной (но выданной за настоящее) древнеказахский традиции, суть в которой заключается в соревновании между младенцами – кто в определенный торжественный день быстрее и «больше» справит естественную нужду – для этого родители конкурирующих семей готовятся к этому дню, берут специальные легкоусвояемые продукты и даже изготовляют золотой горшок для своих детей: абсурдность и нелепость ситуации создает весь комический эффект; и то, что это преподносится как явление культуры народа, придает толчок для переосмысления всей сути казахских традиций в виде соревнований.

В плане деконструкции затаенных и сумеречных тем отечественного социума наши продукты медиакультуры разделяются на четыре категории (также по взаимодействию формального аспекта и характера содержания): 1. Неоригинальные по форме и неактуальные по содержанию (многие казахстанские комедии, исторические и биографические фильмы, задевающие абстрактные и неострые темы семьи, любви, дружбы, бизнеса и т. д. и сделанные в традиционных рамках жанра: «Бизнес по-казахски», «Семьянин»); 2. Оригинальные по форме и неактуальные по содержанию (авторские, некоммерческие фильмы с отсутствующим социальным посылом; некоторые музыкальные клипы; аудиовизуальные материалы из Instagram, TikTok); 3. Неоригинальные по форме и актуальные по содержанию (телевизионные сериалы про роль семьи и традиций в сегодняшних условиях, социальные ролики); 4. Оригинальные по форме и актуальные по содержанию (авторские фильмы с социальным посылом, интернет проекты, стендап). К последней категории также относятся разного рода веб-сериалы и веб-передачи, выходящие на разных интернет-платформах (YouTube, Aitube) – многие из них являются продуктами видеопродакшн-студии Salem Social Media («Пацанские истории», «Меховая 8/1», «Сағыз», «Қарапайым Қайрат», «Саке» и т. д.), – пользующиеся популярностью и переосмысляющие актуальные проблемы как центральных городов, так и провинции — феномен нынешних веб-произведений требует отдельного культурологического рассмотрения. К этому категориальному типу относится и проект «Студия «Раушан», отличающийся не столь распространенной жанровой характеристикой и новаторским тематическим комплексом. И эта система тем и мыслей, вложенных в сериал, не ограничивается понятием лицемерия, отмеченным выше, – можно вычленить из фабулы и проблематику стыда (ұят), и классическое поколенческое столкновение отцов и детей, и факт самого табуирования определенных тем вообще и т. п.

Тот факт, что эти темы пытаются переосмыслить — уже полезно и перспективно для нашего общества и нашей культуры.

В аниме-сериале «Наруто: Ураганные хроники» у некоторых персонажей существует сверхъестественная способность (техника додзюцу) под названием «изанами»: ею можно заточить человека в ментальную иллюзию, внедрив его в закольцованную временную петлю: чтобы освободиться от этого приема, жертва должна «принять судьбу такой, какая она есть, поняв собственные проступки, и раскаяться за них», – т. е. перестать бороться с внешними проблемами и решить внутреннюю, понять в чем он ошибся и попытаться гармонизировать свои намерения. У писателя и историка Э. Радзинского есть высказывание: «Кто не учит уроки, тот остается на второй год». Эти примеры могут быть приложены и к нам: чтобы граждане и общество развивались вперед, чтобы ментальное и психологическое, физическое и метафизическое состояние людей и социума было здоровым, нужно обращать внимание на проблемные места человеческого уклада – проговаривать их, обсуждать, вычленять и искоренять, – чтобы мы не кружились в одном месте и потихоньку не разрушались. Рефлексия должна главенствовать над рефлексами.