33413
12 ноября 2019
Газиз Акмырза

Великий исход казахов из Синьцзяна

О книге Годфри Лайаса «Kazak Exodus», изданной в 1956 году в Великобритании

Великий исход казахов из Синьцзяна

В Музей редких книг Алматы передана уникальная книга английского журналиста и писателя Годфри Лайаса «Kazak Exodus», изданная в 1956 году в Великобритании. Она повествует о трагическом периоде в жизни казахов Восточного Туркестана, когда под давлением китайских националистов, а затем и официальных властей КНР, тысячи казахских семей были вынуждены покинуть родные места и годами скитаться в поисках лучшей доли.

Переводы книги Годфри Лайаса на казахский и русский языки под названиями «Аспантау асқан үркін көш» и «Великий исход казахов» осуществил, а затем издал политолог Бахытжан Бухарбай. Одну из оригинальных версий книги Лайаса на английском языке, которая имеет небольшой тираж, и в настоящее время входит в число редких книг, издатель вручил на хранение фонду Музея редких книг при РГП «Ғылым ордасы».

— Бахытжан, как вы узнали о существовании книги Годфри Лайаса?

— Я искал в интернете информацию об Оспан-батыре, в середине прошлого века возглавлявшем в Синьцзяне национально-освободительное движение казахов. В 2017 году я встретил упоминание о книге, изданной в середине прошлого века в Англии, в которой автор-англичанин повествует о борьбе казахов Синьцзяня против вторжения китайских коммунистов на их исконные земли. Сотням тысяч казахов пришлось сняться с насиженных мест и пересекать безжизненную пустыню Такла-Макан и труднодоступные Гималаи. Только десятая часть казахов добралась до Индии, а затем им еще предстоял путь до Турции, ставшей им вторым домом. Многие кочевники погибли в боях с коммунистами, большая часть не выдержала тяжелых испытаний в пути.

Мне и раньше приходилось слышать об этих событиях, но мои знания были поверхностными. Издание давно уже стало букинистической редкостью, но мне удалось отыскать его на сайте Amazon. Продавец отказался продавать ее в Казахстан, несмотря на то, что я предлагал цену в три раза больше, чем стоила доставка. Пришлось сделать заказ через знакомого, живущего в США. Хотел просто ознакомиться с книгой, но после прочтения был впечатлен, так как увидел много интересного из жизни казахов того времени в описании обычаев, традиций, быта. Эти факты я еще нигде не встречал. Например, интересно, что в Восточном Туркестане еще до прихода коммунистов казахи в массовом порядке изучали английский язык. Я был искренне удивлен тому, как плохо мы знаем свою историю, хотя с момента описываемых событий не прошло и восьмидесяти лет!

В книге английский журналист и писатель рассказывает о массовой миграции казахов из Китая, описывает события, которые привели к этому, и берет интервью у людей, принимавших в ней участие.

Исход казахов тогда вызвал большой резонанс в мире, и Лайас специально приехал в Турцию, чтобы встретиться с его участниками.

Англичанин проявил сочувствие и сопереживание нелегкой участи казахов, подробно рассказывает о трагическом исходе целого народа, и не скрывает своей радости, когда герои наконец обретают свободу уже вдали от родины. Он восторгается смелостью казахских женщин и мальчишек, самоотверженно сражавшихся за свою свободу. Монография Годфри Лайаса проникнута огромным уважением к народу, имеющему богатые культурные традиции, развитое чувство этнического самосознания и гордость за принадлежность к данному этносу. Чувство собственного достоинства, характерное для казахских политических беженцев из Синьцзяна, вызывало искреннюю симпатию у автора.

— Вам пришлось делать двойной перевод. С какими трудностями вы столкнулись при переводе, а также при издании книги?

— Перевода книги на казахский и русский языки не было, поэтому решил перевести ее на казахский язык, чтобы она стала доступной для нашего читателя. У меня были очень высокие требования при отборе переводчиков. Вначале задумки выпускать книгу на русском языке не было, хотел сразу на казахском. Но в условиях жесткого лимита времени не нашел человека, который смог бы осуществить прямой перевод с английского языка на казахский. Видимо, такие специалисты штучный товар. И я, в том числе и в целях экономии, решил самостоятельно сделать перевод с английского на русский. Думаю, что вполне достойно справился с этой задачей, с учетом того, что это был мой первый опыт перевода. Переводы книги на русский и казахский языки заняли около пяти с половиной месяцев. На казахский язык ее перевели три профессиональных переводчика, которые были отобраны из 77 человек. Книга на двух языках вышла тиражом четыре тысячи экземпляров, и с весны этого года находится в продаже. Особую признательность хотел бы выразить Арману Шураеву за оказание спонсорской поддержки для издания книги. После того, как я загорелся идеей ее издать, благодаря Арману-ага этот вопрос был решен оперативно.

Из книги Годфри Лайаса «Kazak Exodus»:

«В дополнение к постоянным нападениям и преследованию со стороны отрядов коммунистов, кочевники подверглись тяжелым лишениям в пути, который проходил через безводные пустыни, где их скот погиб от жажды, через ледяные возвышенности Тибета, где у них не было пищи и убежища, через горные перевалы на высоте 5,5 тысячи метров над уровнем моря и через огромные участки бездорожья, враждебных земель».

Человек по имени Кайнеш рассказал Лайасу: «Во время нашего перехода мы сильно страдали из-за отсутствия воды. Пришлось вместо воды использовать мочу мужчин и женщин, кровь животных. Из-за нехватки воды, мы потеряли много животных».

— Интересно, какой резонанс вызвала книга Лайаса на Западе?

— Мне трудно судить об этом. Скажу лишь, что книга английского журналиста стала одной из первых работ, пролившей свет на эти гонения малого народа со стороны китайского коммунистического режима. Книга представляет собой большую историческую ценность. В середине прошлого века исход казахов из Восточного Туркестана (замечу, что тюрки испокон веков проживали на этой территории), вызвал достаточно большой резонанс в мире.

Годфри Лайас написал книгу на основе рассказов самих казахов-переселенцев, с которыми встречался в 1954-м году в Турции. Автор написал, что такая массовая миграция, если не принимать во внимание известный библейский сюжет, связанный с Египтом, в истории произошла впервые. Но переселение казахов было гораздо более массовым, чем исход израильтян.

Работа Лайаса ценна тем, что это одно из первых исследований данной темы, написанное сразу после исхода из Синьцзяна, перехода через Тибет, Индию и Пакистан. Годфри Лайас встретился в Турции с руководителями и участниками восстаний против китайских властей и организаторами трагического исхода из Синьцзяна. Он интервьюировал многих известных аксакалов, и сведения, сообщенные по горячим следам, благодаря английскому писателю сохранились для истории.

Но книга Годфри Лайаса стала не первой работой, посвященной данным событиям. Первым о казахских беженцах в Индии и Пакистане в 1951-1952 гг. написал американец Милтон Дж. Кларк. В 1954 г. в журнале National Geographic Magazine он опубликовал статью «Как казахи бежали к Свободе». Антрополог Милтон работал в Гарварде, когда узнал о том, что казахи бежали из Синьцзяня. Эти события он взял за основу для написания докторской диссертации, и вместе с женой прибыл в Кашмир, где больше года прожил рядом с казахскими беженцами из Синьцзяна. Докторскую диссертацию на тему «Руководство и политическое размещение в казахском обществе Синьцзяна» Милтон через несколько лет защитил в Гарвардском университете.

Так же, как и Годфри Лайаса, Милтон интервьюировал казахов. К его статье в журнале National Geographic Magazine приложена карта-схема маршрутов групп Султаншарипа Тайджи и Калибека Хакима, и фотографии, сделанные автором во время его пребывания в казахском поселении в Кашмире. Статья Милтона была переиздана в декабре 2016 года в казахскоязычной версии National Geographic Magazine.

— Что конкретно послужило причиной исхода казахов из Синьцзяня?

— В предисловии Лайас пишет, что побудительными причинами казахского исхода из Синьцзяна явились политика СССР и Коммунистической партии Китая в данном регионе в 1930-1940-х гг. по отношению к неханьским народам. Одной из причин исхода казахов стали действия китайских властей по захвату казахских пастбищ для дальнейшей передачи ханьцам и монголам.

Английский писатель описывает, что в 1936 году казахи Восточного Туркестана подвергались нападениям со стороны «краснобородых» —бандитов из Маньчжурии, которые состояли на службе у губернатора Синьцзяня Шэн Шицая. Одна из казахстанских беженок рассказывала Лайасу: «Они крали наш скот и насиловали наших жен и дочерей, прежде чем их убить. И даже местные китайцы не понимали их языка, потому что они прибыли из Маньчжурии, где люди говорят на грубом диалекте. Они были убийцами и головорезами, а также ворами. И увидев у человека, улыбнувшегося им, даже один золотой зуб, они убивали его, чтобы завладеть этим золотом». В своём интервью Годфри Лайасу Хусаин-тайджи сказал, что «лучше умереть, чем жить как животное».

До 1949 года Синьцзян вследствие значительной отдалённости был под властью Китая лишь формально. Коренные жители этого региона (казахи, киргизы, уйгуры, дунгане) на протяжении длительного времени сражались за независимость с маньчжурской властью, республиканским Китаем, а затем и с коммунистами. Казахи принимали участие в восстаниях 1930-1940-х годов, а в Илийском восстании 1944-1949 годов сыграли ведущую роль. И китайские власти очень хорошо об этом помнили. Казахи всегда были значительной политической силой в Синьцзяне, и силы, желавшие взять под контроль этот регион, решили ее уничтожить. Национально-освободительные движения народов Восточного Туркестана против гнета китайцев на протяжении первой половины 20-го века вспыхивали регулярно. К середине столетия восстания казахов были жестоко подавлены, и многие их лидеры, одним из них был Оспан-батыр, казнены.

Фотография из книги «Kazak Exodus»

— Сколько семей казахов покинули тогда Синьцзян, и сколько в итоге добрались до Турции?

— Я не историк, поэтому не могу говорить с уверенностью об этих данных. В своей книге Лайас пишет: «Спустя два года четверть казахов от первоначального числа, измученные, но неустрашимые, наконец добрались до Восточного Кашмира в Индии. Здесь они нашли убежище, но это была временная остановка. Многие из этих отважных людей погибли».

В исследованиях на эту тему существуют данные о том, что в путь двинулись двадцать тысяч семей вместе с домашними животными. Отмечу, что первый исход казахов из Восточного Туркестана состоялся еще в конце двадцатых годов прошлого века. Тогда казахи добрались до Тибета. Исходом в конце 30-х годов руководил Елисхан-батыр, а вторым в конце 40-х-начале 50-х годов – Калибек Хаким и другие люди. В этих двух случаях казахи дошли до Турции. В книге Лайаса рассказывается об исходе под руководством Калибека. Это было массовое переселение, когда тысячи казахских семей со стадами верблюдов, овец и лошадей двинулись из Восточного Туркестана в поисках лучшей доли. В целом же процесс вынужденного переселения китайских казахов из Синьцзяна в другие регионы Китая, Монголию и Индию, а затем и в другие страны длился почти два десятилетия.

Несмотря на относительную свежесть событий, мы многого не знаем об этом периоде жизни казахов в Восточном Туркестане. В недавнем коммунистическом прошлом многие факты по понятным причинам замалчивались. И книга Лайаса стала одной из первых работ, посвященных этой теме. Позже многие из тех, кто участвовал в исходе, написали книги об этих событиях, но это произошло через 15-20 лет после них.

Казахские беженцы были расселены в лагерях под Стамбулом, где в общей сложности провели 1,5 года. Официально расселённые мигранты по собственной просьбе переехали в горные и пастбищные места на западе Анатолии.

Все казахи в Турции занимались сельским хозяйством и ремёслами. В 1960-е годы они стали перебираться в крупные города. Благодаря им в стране начало развиваться кожевенное производство и пошив изделий из кожи. Небольшие мануфактуры превратились в фабрики, появились казахские магазины и ателье.

Фотография из книги «Kazak Exodus»


— Казахи целенаправленно шли именно в Турцию?

— Экспансия китайских коммунистов и националистов означала угрозу для сохранения самобытности и культуры казахов, да и самой жизни людей, и изначально стоял вопрос, какую страну выбрать для переселения. Казахи хотели переселиться в страну, которая бы максимально соответствовала им по культурным критериям, поэтому в итоге и была выбрана Турция.

По данным историка-диаспоролога Гульнар Мендикуловой, одного из самых авторитетных специалистов по данной теме, вскоре после прибытия в Кашмир Калибек Хаким написал письмо президенту США Гарри Трумэну и премьер-министру Англии Уинстону Черчиллю, обращая их внимание на бедственное положение казахской нации. Старейшины казахов в Пакистане и Индии, не сумевшие добиться для себя гражданства этих стран, стали обсуждать дальнейшие пути для миграции. Первым вариантом был переезд в Саудовскую Аравию, где проживали единоверцы-мусульмане. Второй вариант предполагал переселение на Тайвань, где уже находился Далелхан Жаналтай и другие казахи. Третьим вариантом было переселение в США - казахи установили хорошие отношения с американскими дипломатами и власти США обещали разместить их в Калифорнии и Техасе. Четвёртым вариантом было остаться в Индии и Пакистане, а пятый вариант предполагал переселение в Турцию.

Вариант переезда на Тайвань был отвергнут по той причине, что казахи перестали доверять китайцам, а от США отказались из-за значительной отдалённости и другой религии - казахи хотели сохранить этническое самосознание у последующих поколений. Арабские страны были слишком непривычными для казахов, а оставаться в Индии и Пакистане далее было невозможно. Кроме того, во всех перечисленных странах казахи могли подвергнуться ассимиляции. Наиболее оптимальным вариантом была выбрана Турция, где говорили на одном из тюркских языков и исповедовали ислам.

Иллюстрация из книги «Kazak Exodus»

— Бахытжан, судя по всему, эта тема вызвала у вас большой интерес. Стоит ли ждать ее продолжения и развития в других ваших работах?

— Я не занимаюсь исследованием этой темы специально, просто так получилось, что честь перевести и издать эту книгу на казахском и русском языках выпала мне. На презентации присутствовали такие уважаемые люди, как Мурат Ауэзов, Досхан Жолжаксынов, живой классик казахской литературы Кабдеш Жумадилов, кстати, он родился в Синьцзяне, и посвятил этой теме немало своих книг в жанре художественной литературы, модератором мероприятия был Айдос Сарым. После освещения в СМИ на меня вышел карагандинский бизнесмен Ерлан Ашим, крупный производитель молочной продукции, который сильно интересуется этой темой. Он сказал, что с восторгом встретил выход книги. Ерлан сообщил, что часто бывал в Турции, знаком со многими людьми, которые участвовали в исходе, и предложил мне отправиться в эту страну и взять у них интервью. Книга Лайаса заканчивается на прибытии казахов в Турцию, а мне он предложил написать книгу о том, как они адаптировались там, как сложилась их дальнейшая жизнь. Ерлан сказал, что до этого спонсировал исследования историков на эту тему, но они не справились с поставленной задачей, а у тебя, мол, получится. Все расходы по поездке и пребыванию в Турции Ерлан брал на себя. Этот разговор состоялся в конце марта-начале апреля, и мы запланировали поездку на середину августа.

Одна из моих знакомых Зауре-ханум, в последний момент узнав о предстоящей поездке, сказала, что это очень круто, и беседы нужно записывать не на диктофон, а на видео, ведь живых участников тех событий становится все меньше, и нужно обязательно как можно детальнее зафиксировать их рассказы. Она предложила взять с собой оператора, и профинансировать расходы по его поездке и работе.

Дальше события развивались как в голливудских фильмах. Нам предстоял вылет уже ночью, но я только вечером на казахском языке опубликовал в соцсетях объявление о срочном поиске оператора. Тут же посыпались предложения, многие писали, что снимают тои, а это для меня жесткий фильтр: если человек работает на тоях, то однозначно – нет. Один из знакомых прочитал объявление, и написал, что если я не продублирую его на русском языке, то, скорее всего, останусь без оператора, так как времени оставалось мало. Я последовал его совету, и после этого оператор нашелся где-то в Алматинской области, где он был в гостях. Человек все бросил и срочно выехал в Алматы. Вылет предстоял уже через несколько часов, и в спешке компания, которая оформляла билеты, что-то напутала с регистрацией. Оператора остановили для выяснения, так как на посадочном талоне было другое имя. До конца закрытия окна регистрации оставалось меньше минуты, и я уже думал, что придется лететь без него. И тут поступает сигнал, что он прошел регистрацию! Раньше я думал, что такие чудеса бывают только в кино.

Иллюстрация из книги «Kazak Exodus»

Судьба и дальше благоволила нам в этом приключении. Когда мы стояли возле памятника, который установлен в Стамбуле в память об исходе казахов из Синьцзяня, мимо проходил человек. Оказалось, что это Бешир – сын Султаншарипа по линии матери, и внук Жанымхана Тилеубайулы по линии отца – министра финансов Восточно-Туркестанской республики. О нем тоже написано в книге Лайаса. Бешир одно время жил в Лондоне, работал на радио «Свобода», и именно он помог найти компанию, которая выпустила для Казахстана первые банкноты тенге. В этом прослеживается особая преемственность – дед был министром финансов в Восточном Туркестане, а внук помог осуществить проект с национальной валютой.

В итоге мы отсняли в Турции фильм. Работа над ним до сих пор продолжается, мы планируем презентовать его в январе, и выпустить его на широкий экран. Это будет мой первый документальный фильм.

— Надо полагать, казахи в Турции сумели сохранили свой язык и культуру?

— И не только казахский язык и культуру сохранили. Знаете, что я заметил, общаясь с этими казахами? В отличие от нас, живущих в Казахстане, эти казахи никогда не были под чьим-то гнетом. Казахи того поколения сохранили непоколебимый дух свободы. Это очень четко прослеживается - в их словах чувствуется высокая степень одухотворенности, высокая степень знания своего исторического места, принятие своей судьбы, ниспосланной Всевышним. В их рассказах не было сетований на судьбу, хотя их семьи теряли по семь-восемь детей, нападок на коммунистов, они принимают это как должное, как испытание, которое было предопределено. Но при всем этом они сохранили особый дух, непоколебимый оптимизм, твердо верят, что должны были пройти это испытание, чтобы сохранить свой свободолюбивый дух, менталитет и культуру для будущих поколений. В Турции мне на ум часто приходили ассоциации с фильмом «Храброе сердце» с Мелом Гибсоном в главной роли.

Я встретился в Турции с тремя апашками – уже пожилыми женщинами, фотографии которых были размещены в журнале National Geographic Magazine, опубликовавшем статью Милтона. Удивительно, но по этим фото даже и не скажешь, что они прошли через такие адские испытания - такие на них светлые лица.

Кстати, на одной из фотографий в журнале Милтона запечатлен ребенок на чьих-то руках. Я встретился с этим человеком в Турции, ему уже было 75 лет.

Он рассказал, что во время перехода через Тибет и Гималаи многие люди от кислородного голодания опухали. В таком случае им давали выпить детскую мочу. Если человек после принятия урины блевал, то выживал. А если нет – впоследствии погибал.

Еще мне рассказывали, что когда человека хоронили во время перехода через горные цепи, то глубоко копать обессиленные люди не могли. Животные выкапывали останки и съедали их. Поэтому через могилы прогоняли стадо баранов, и дикие животные не могли учуять запах.

— Насколько тема исхода казахов из Восточного Туркестана освещена в научной литературе?

— Думаю, что еще в недостаточной мере. Казахский историк Сабит Шельдыбай, который выступил на круглом столе в Музее редких книг, в этом году ездил в Москву, покопался там в архивах, нашел немало интересных подробностей о событиях того периода в Восточном Туркестане, но, по его словам, на большинстве архивных документов стоит гриф «совершенно секретно».

В недавнем советском прошлом мы не знали о многих исторических фактах, которые по понятным причинам были покрыты завесой таинственности. Притеснения казахов в середине прошлого века в Китае, и по сути их изгнание стало одним из таких фактов, ставшим известным в последнее время. До сих пор многие документы - до 90-ти процентов архивных сведений - которые могли бы пролить свет на события тех лет, засекречены и в России, и в Китае.

В 1930-е годы в Восточном Туркестане насчитывалось около 800 тыс. казахов, из которых к 1950-м годам в результате восстаний и последующего исхода казахов в Индию погибло около 100 тыс. Согласно китайским источникам в 1937-1943 годах в Синьцзяне проживало 4 360 020 человек, из которых 930 тыс. были казахами, но к 1953-му году, согласно данным Всекитайской переписи 1953-1954 годов, это число снизилось до 421 тыс. человек (убыль 45 %).

В 2018 году документалист Райхан Рахим сняла фильм о казахах в Турции и том, как они пытаются вернуться в Казахстан.

Рекомендовано для вас