7115
5 декабря 2023
Паоло Сорбелло

Назарбаевская версия истории нефтяной промышленности Казахстана

В новой автобиографии бывший президент выдумывает одни истории, а другие опускает

Назарбаевская версия истории нефтяной промышленности Казахстана

Нефтяная история Казахстана начинается с Каспийского региона, когда в 1899 году, во времена российского царского правления, нефть хлынула из месторождения Карашунгул. В последующие годы российские и западные инженеры основали добывающие компании и предприятия в Эмбинском районе, пока большевистская революция не привела к национализации нефтяных месторождений.

Вкратце, это первая глава нефтяной истории Казахстана. Продолжая строить идентичность страны вокруг своей фигуры, бывший президент Нурсултан Назарбаев написал 700-страничную автобиографию, в которой он не без ошибок и упущений рассказывает о нефтяной промышленности страны.

Назарбаев отмечает, что Альфред Нобель из семьи нефтяных бизнесменов, известной как «Братья Нобель», был одним из первых нефтяников, посетивших Казахстан.

«Да, не удивляйтесь: оставивший в истории свое имя завещанной для потомков премией Нобель начинал свою предпринимательскую деятельность в нашей степи», — пишет бывший президент.

Он ошибся примерно на 25 лет и несколько сотен километров.

Фактически, братья Нобель, как известно, воспользовались зарождающимся нефтяным бизнесом в Азербайджане, добывая нефть на Апшеронском полуострове в 1870-х годах, и построили трубопровод через Южный Кавказ в Грузию - и все это до того, как нефтяной фонтан извергся в Карашунгуле.

Доссор, где в 1911 году началась промышленная добыча нефти. Фото с сайта kmg.kz

Назарбаев также упускает из виду то, что можно было бы определить как «разграбление» нефтяной промышленности Казахстана в первые два десятилетия двадцатого века, когда иностранные компании начали добывать и продавать казахстанскую нефть. В 1912 году на территории Казахстана была основана нефтяная компания Эмба, а ее акции были зарегистрированы на Лондонской фондовой бирже с целью увеличения добычи.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на периоде, когда сотни рабочих были убиты или пострадали в процессе строительства трубопровода, соединяющего Эмбинские нефтяные месторождения с Поволжьем, Назарбаев обвиняет советский режим в том, что он отбирает собственность у народа Казахстана.

«Однако Казахстан, имея в своих недрах такие дорогие сокровища, не мог владеть ими. Всей нефтяной отраслью руководили союзные министерства. Высшее партийное руководство СССР не давало нам возможности самим осваивать и производить углеводородное сырье и с ревностью относилось ко всем нашим инициативам», — недоумевает Назарбаев.

Акции Эмбы в 1914 году. Фото с сайта veissid.com

Против Горбачева

В своей книге «Пространство, нефть и капитал» 2008 года ученый Мазен Лаббан утверждал, что тогдашний советский лидер Михаил Горбачев открыл двери для иностранных капиталовложений в нефтегазовый сектор Союза.

Это справедливо и в случае с Казахстаном, поскольку Горбачев и его министры вместе с американской компанией Chevron строили планы по оказанию помощи советским предприятиям в разработке гигантского нефтяного месторождения Тенгиз, открытого в 1979 году. В 1980-х годах Chevron победила конкурентов других иностранных компаний в процессе, который исключил участие властей Казахской ССР, говорится в другой книге журналиста Олега Червинского «Черная кровь Казахстана», вышедшей в 2017 году.

Назарбаев подтверждает, что первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Конаев и он, будучи секретарем промышленности Центрального комитета, не были в курсе советско-американских переговоров по Тенгизу. А сведения о разведанных запасах тенгизской нефти представляли собой «большую государственную тайну, сокрытую, что называется, за семью печатями».

Затем бывший президент утверждает, что еще до распада Советского союз он был архитектором так называемой «ренационализации» нефтяной промышленности.

«В июле 1991 года я написал письмо на имя Горбачева, которое наверняка подействовало на него как гром среди ясного неба. В нем я писал: “С этого момента Казахстан берет на себя контроль над месторождением”», — пишет Назарбаев.

В то время Назарбаев начинал собственные переговоры с Chevron.

И тем не менее, по словам Червинского, местные специалисты были вовлечены в переговорный процесс еще в июне 1990 года, а официальные лица Казахской ССР были задействованы в сентябре 1990 года.

После обретения независимости нефтяная промышленность Казахстана представляла собой главный интерес для иностранных инвесторов. Как пишет Червинский, имея в виду первые месяцы 1992 года: «В аэропортах Алматы и Атырау вне расписания периодически приземляются самолеты всего с несколькими пассажирами на борту. Они загружены пачками долларов».

Эти посланники были отправлены международными нефтегазовыми компаниями для открытия своих новых штаб-квартир в этих странах.

Распродажа

Широко критикуемые «секретные переговоры» в советские времена не стали более прозрачными при Назарбаеве. Эпохальное соглашение между правительством независимого Казахстана и Chevron от апреля 1993 года, по сути, никогда не было представлено обществу.

В «Моей жизни» Назарбаев утверждает, что улучшил условия контракта, который Горбачев подписал с Chevron.

«Мы сообщили, что надо уменьшить площадь, выделяемую для использования по освоению нефти, с 23 тысяч квадратных километров до двух тысяч, сократить срок договора с 50 до 40 лет, а также, что хотим, чтобы от выделяемого дохода американская сторона получила не 29%, как они желали, а 19%», — пишет он.

По словам Назарбаева, в этих условиях (позже площадь земельного участка была увеличена до 4 тысяч квадратных километров) правительство согласилось подписать контракт о совместном предприятии, в результате которого было создано предприятие «Тенгизшевройл», которое до сих пор остается крупнейшим налогоплательщиком страны.

Доля доходов, как утверждается, в конечном итоге была установлена в соотношении 80:20 в пользу правительства Казахстана. Но общественность Казахстана мало что знает о том, что происходило за закрытыми дверями после подписания так называемой «сделки века».

Правительство Казахстана быстро продало часть своей 50% доли в Тенгизшевройле компании Mobil (теперь ExxonMobil, которая купила 25% акций у правительства за $1 млрд.) и российскому Лукойлу (который приобрел 5%, оставив долю Казахстана на уровне 20%).

В 2002 году тогдашний премьер-министр Имангали Тасмагамбетов откровенно признал, что сделка по продаже акций компании Mobil повлекла за собой создание секретных счетов в швейцарских банках, доступ к которым могли получить только Назарбаев, экс-министр нефтяной и газовой промышленности Нурлан Балгимбаев и бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин. Это был лишь один из банковских счетов, которые, по иронии судьбы, обнаружили прокуроры США и Бельгии после того, как правительство Казахстана потребовало расследования в отношении иностранных активов Кажегельдина, когда он стал заклятым врагом Назарбаева.

Джеймс Гиффен. Фото с сайта The Harriman Institute.

Моя жизнь, моя страна

Посредником в сделке по Тенгизу выступил Джеймс Гиффен, печально известный посредник из Калифорнии, который получил от этой сделки гонорар за баррель (он стал известен как «Мистер семь с половиной центов»), заработав сотни миллионов долларов за три десятилетия. Гиффен также сыграл важную роль в том, чтобы помочь Назарбаеву открыть банковский счет в Швейцарии, который использовался для направления непрозрачных средств в рамках схемы, которая попала в заголовки газет как «крупнейшие дела о взяточничестве за рубежом в истории США».

Дело, известное как «Казахгейт», было описано газетой New York Times в 2006 году как «лабиринтный след международных финансовых переводов, подозрений в отмывании денег и ошеломляющее количество отечественных и зарубежных подставных корпораций». В то время Гиффен предстал перед судом за передачу взяток на сумму более $78 млн. Назарбаеву и министру нефтяной и газовой промышленности Нурлану Балгимбаеву. Прокурор США назвал Назарбаева «соучастником заговора, которому не предъявлено обвинение».

Однако в 2010 году Гиффен покинул здание суда США на свободе, заплатив всего лишь $20 штрафа. Он утверждал, что действовал от имени Центрального разведывательного управления (ЦРУ), когда в 1990-х годах ЦРУ стремилось получить политическое и дипломатическое влияние в Казахстане.

Помимо хорошо задокументированных случаев коррупции, в «нефтяной» главе своих мемуаров, Назарбаев также замалчивает ухудшение условий жизни работников отрасли, ужасающие условия в промышленности и окружающей среде, а также распространенную практику офшоринга, которой его режим сначала способствовал, а затем официально осудил.

Назарбаев неоднократно обвинял советское руководство в том, что оно отбирает у народа нефтяные ресурсы Казахстана. Тем не менее, бывший президент не может окончательно признать, что, придя к власти, он тоже был главным действующим лицом в личном, крупномасштабном, тайном и непрозрачном извлечении нефтяных богатств у населения.

Осы мақаланың қазақша нұсқасын оқыңыз.

Read this article in English.