24621
22 сентября 2023
Дмитрий Мазоренко, фото eec.eaeunion.org

Почему тенге продолжит слабеть?

Как политика правительства Казахстана не оставила альтернатив медленной девальвации тенге вслед за рублем ​

Почему тенге продолжит слабеть?

Казахстанцы продолжают испытывать последствия инфляции, которая остается высокой с начала полномасштабного вторжения России в Украину. Однако усилия правительства и Национального банка по ее снижению могут быть подорваны девальвацией тенге.

Обвал рубля постепенно делает цены на российскую продукцию более привлекательными, чем на местную. Финансово-промышленные группы пользуются этой ситуацией в собственных интересах, призывая правительство дать тенге слабеть вслед за рублем, чтобы увеличить свои доходы.

Власть поговорила с экспертами о ближайших перспективах тенге и сохраняющейся связи казахстанских экономики и валюты с российскими.

Перипетии курса рубль-тенге

Несмотря на постоянные колебания, с июля 2022 года тенге в основном двигался в сторону укрепления. Однако за последние полтора месяца стоимость национальной валюты снизилась и близко подобралась к уровню июля прошлого года — 470-475 за доллар.

Курс тенге стал опускаться в августе вслед за рублем, дешевеющим из-за воздействия санкций на российскую экономику.

Из-за высокой доли импорта в структуре казахстанского производства и потребительской корзине граждан, обесценение тенге подстегнет рост цен. И это прямо противоречит поручению президента Касым-Жомарта Токаева бороться с инфляцией, которое он многократно давал в последние полтора года.

Правительство могло бы избежать этого, если бы ввело протекционистские меры в рамках ЕАЭС и ограничило ввоз российской продукции. Однако власти Казахстана приняли политическое решение не создавать торговые барьеры, что не оставляет им другого выбора кроме девальвации тенге.

Национальный банк в ответ на запрос Власти традиционно сообщил, что он не вмешивается в курсообразование тенге. Однако эксперты сомневаются как в его невмешательстве, так и в его независимости. Политика регулятора очень сильно зависит от курса правительства, а оно, в свою очередь, в гораздо большей степени настроено на поддержку крупного бизнеса, не населения.

По прогнозам экспертов, тенге будет слабеть как минимум до конца года. Но фундаментальный фактор цены на нефть, которая формирует до 70% экспортных доходов страны, не будет определять его динамику. Прежде всего потому, что котировки остаются высокими и, вероятно, еще будут расти.

фото azattyq.org

Главной угрозой для тенге остается рубль и состояние российской экономики. Из-за отсутствия структурных изменений в казахстанской экономике у национальной валюты пока нет возможности полностью преодолеть паритет в 5 тенге за 1 рубль, который действовал с 1998 года вплоть до начала 2022-го.

И основная проблема здесь — сохранение тесных торговых связей между странами, которые делают Казахстан с его валютой зависимым от состояния российской экономики.

Если рубль продолжит падать, то производимые в России товары начнут дешеветь, что сделает казахстанскую продукцию менее привлекательной на его же собственном рынке. И у производителей обрабатывающих секторов Казахстана, прежде всего продуктов питания, не будет другого выбора, кроме как добиваться девальвации тенге, чтобы повысить свою конкурентоспособность.

Торговля без границ

Через несколько месяцев после начала войны в Украине казахстанские эксперты стали обсуждать возможное ослабление торговых, и, как следствие, экономических отношений Казахстана с Россией.

Надежду на это давало аномальное укрепление рубля — к июню 2022 года паритет между двумя валютами достигал 9 тенге за 1 рубль. Тенге тогда не дешевел пропорционально рублю, что даже спровоцировало разговоры об отвязке тенге от рубля.

Более весомым фактором выступали санкции со стороны Евросоюза и США, которые накладывались на Россию весь прошлый год. Эксперты ожидали, что санкции сильно ударят по поставкам импортных компонентов, в результате чего российская промышленность резко снизит объемы производства. Это заставило бы ее участников сократить экспорт и в Казахстан.

Вместе с тем санкции побудили западные компании, сосредоточившие в России хабы по производству и транспортировке своей продукции в постсоветские страны, переносить эти цепочки в другие государства. Впрочем, часть компаний решила не сворачивать деятельность, а попыталась перестроить логистику так, чтобы их готовая продукция не попадала на российский рынок.

В обоих случаях прежние маршруты, в том числе связывающие Россию с Казахстаном, оказались нарушены. Изготовленная в России продукция некоторое время не доходила до казахстанских прилавков. Затем Россия выстроила систему параллельного импорта через Казахстан, Кыргызстан и другие страны, что позволило ей восстановить большую часть прежних экспортных поставок.

Но, несмотря на проблемы с ввозом компонентов и уход иностранных компаний с российского рынка, товарооборот России с Казахстаном изменился не так драматично. В структуре торговли Казахстана ее доля по-прежнему высока — 19%, тогда как в последние 5 лет она колебалась на уровне 20-25%.

С июля 2022 года по июль 2023 общий объем товарооборота вырос на 5,5% до $15,1 млрд. И во многом за счет увеличения экспорта из Казахстана в Россию — на 33,5% до $5,8 млрд. Импорт из России при этом просел на 6,6% до $9,3 млрд.

фото uralskweek.kz

Однако экономист Касымхан Каппаров обратил внимание на полки супермаркетов, которые продолжают заполняться российскими товарами: «Мы не видим, чтобы в последние полтора года их начали массово заменять на казахстанскую, либо китайскую или турецкую продукцию. Степень зависимости Казахстана от России в потребительском секторе остается высокой».

Он также подчеркнул, что Россия показывает хорошую торговую динамику с Казахстаном. Хотя страна находится под санкциями и испытывает проблемы с проведением платежей из-за отключения большинства банков от западных платежных систем. Следовательно, связанность двух экономик по-прежнему остается высокой.

На это указывает и политолог Досым Сатпаев: «Мы всегда на 40-50% зависели от российского импорта. А по некоторым наименованиям товаров и вовсе на 70-80%. Это продолжается до сих пор».

Неизбежная близость экономик

У Казахстана, говорит Сатпаев, был шанс все изменить с началом войны в Украине. Но в Акорде не стали прерывать или менять условия членства страны в ЕАЭС.

Участие в этом интеграционном проекте, как утверждает политолог, изначально ограничивает Казахстан в праве вести протекционистскую политику, способную, помимо прочего, защитить его экономику от резких колебаний тенге. Хотя именно Россия нарушила главный принцип устава ЕАЭС.

«В некоторых статьях устава сказано, что организация должна функционировать в интересах всех членов. Но Россия их подставила, потому что ни с кем не обсуждала начало войны», − добавил Сатпаев.

Каппаров же полагает, что Казахстан может задействовать протекционистские меры, но не решается по политическим соображениям: «Недавняя ситуация на границах с Кыргызстаном показывает, что даже в рамках ЕАЭС Казахстан имеет определенные рычаги давления. Но он не хочет использовать их против России».

При этом оба эксперта согласны в том, что экономическая зависимость Казахстана от России будет только увеличиваться, и тем самым сказываться на стабильности тенге.

«Казахстан является крупнейшим для России рынком в ЕАЭС. Но после закрытия других зарубежных рынков его значение становится гораздо большим и выходит за пределы только ЕАЭС», − полагает Каппаров

Сатпаев подтверждает это, отсылая к экспансии российских компаний на казахстанский рынок, которая нужна для потенциальной переориентации на крупнейшие азиатские рынки.

«Российский бизнес активно реализует новые проекты в горнодобывающей и урановой промышленности Казахстана. Это только повышает нашу зависимость. А происходит это потому, что мы поощряем присутствие российских компаний на уровне президента», — пояснил политолог.

Что будет с тенге?

Каппаров убежден, что ситуация в мировой экономике для Казахстана и его национальной валюты в целом складывается благоприятно. Поскольку цены на нефть остаются высокими, а Казахстан демонстрирует рекордные показатели доходов от ее продажи, предпосылок для девальвации со стороны этого фундаментального фактора нет.

фото vecher.kz

Но над тенге будут довлеть несколько других моментов, замечает аналитик Halyk Finance Мадина Кабжалялова. Первый связан с планом постепенного снижения базовой ставки, о чем недавно заявил новый председатель Нацбанка Тимур Сулейменов. Однако темпы смягчения денежно-кредитных условий будут зависеть от инфляции — Нацбанк не пойдет на это при сохранении высокого роста цен.

Второй момент связан со снятием обязательства по продаже 30% валютной выручки квазигосударственным сектором, которое продлится с конца августа 2023 года до 1 января 2025-го. С 2020 года эта мера косвенно поддерживала устойчивость национальной валюты, позволяя Нацбанку реже выступать с интервенциями.

На тенге также могут повлиять действия ФРС США, которая после года повышения ставок все еще настроена ужесточать свою политику. На этом фоне доллар может укрепиться по отношению ко всем иностранным валютам, в том числе казахстанской.

«По нашему прогнозу, к концу года курс доллара установится на уровне 475 тенге, с учетом, что наша базовая ставка будет снижаться, а привлекательность тенговых активов — падать», — сказала Кабжалялова.

На этом фоне куда большие риски стабильности национальной валюты несет ситуация с российской экономикой и рублем. Хотя однозначно оценить степень воздействия этого фактора сейчас сложно.

Кабжалялова отмечает, что после начала войны в Украине связь тенге с рублем значительно ослабла. Тем не менее российский импорт еще будет влиять на казахстанскую экономику и валюту. «Однако влияние уже не будет таким, как раньше, потому что на рубль влияют санкции. И страна исчерпывает свои резервы, чтобы контролировать валюту», — добавила аналитик.

Каппаров в свою очередь сомневается, что влияние ситуации с рублем и экономикой России будет ограниченным. «Нет структурных изменений в экономике. Поэтому мы не можем сказать, что сейчас есть какие-то причины, которые позволяют тенге дистанцироваться от рубля».

По словам Сатпаева, неизбежным движение тенге вслед за рублем и российской экономикой делает то, что финансово-промышленные группы Казахстана могут использовать внешнеполитический фон в собственных интересах.

«В 2009 и 2015 годах — в моменты прошлых девальваций — тема лоббистских групп тоже всплывала. Тогда от этого выиграли добывающие компании. И поскольку они по-прежнему являются локомотивом экономики, а Национальный фонд Казахстана пополняется за счет корпоративного налога, то само правительство заинтересовано, чтобы добывающий сектор получил свои выгоды», — пояснил политолог.

Опасность здесь состоит в том, что готовность правительства к девальвации вступит в противоречие с его же действиями по снижению инфляции, замечает Сатпаев. А это идет вразрез как с интересами общества, так и с поручениями президента.

Долгосрочный тренд по рублю сейчас негативный, подчеркивает Каппаров. Но если Казахстан будет ослаблять тенге вслед за рублем, страна рискует импортировать к себе российскую инфляцию, и, как следствие, кризисные моменты ее экономики.

«При любом колебании рубля мы будем подтягивать цены на продукты до российских уровней», — констатировал Каппаров.

Он добавляет, что по логике вещей у Нацбанка должен быть сейчас другой приоритет — не девальвация. Но регулятор, по его словам, не играет в казахстанской экономике независимую от правительства роль.

Поэтому не понятно, как он сможет разрешить противоречие между необходимостью снижать инфляцию, чего требуют граждане, и дать возможность тенге слабеть, в чем заинтересованы финансово-промышленные группы.